Участие стрельцов Кольского острога в мурманском рыбном промысле в XVII - начале XVIII В

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2015
ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
Сер. 2
Вып. 2
ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
УДК 94(47). 05 С. А. Никонов
УЧАСТИЕ СТРЕЛЬЦОВ КОЛЬСКОГО ОСТРОГА В МУРМАНСКОМ РЫБНОМ ПРОМЫСЛЕ В XVII — НАЧАЛЕ XVIII в.
В статье рассматривается проблема участия стрельцов Кольского острога в мурманском рыбном промысле в XVII — начале XVIII в. Стрелецкий гарнизон Колы возник в конце XVI в. К середине XVII в. его численность насчитывала 500 человек. Значительную роль в жизни стрельцов играли рыбные и звериные промыслы. На основе существующих источников автором обосновывается значительная занятость стрельцов в промысле трески и палтуса на побережье Баренцева моря (Мурманском берегу). Основным районом промысла для стрельцов был Восточный Мурман. Здесь стрельцы промышляли на ряде становищ — рыбацких сезонных поселков. Для ведения промысла стрельцами организовывались артели, как единоличные, так и коллективные. Значительную роль в организации промысла играли офицерские чины гарнизона Колы. Обладая большим влиянием, офицеры организовывали промысел на ряде становищ, нанимали работниками рядовых стрельцов, а также занимались реализацией крупных партий рыбы как в Кольском остроге, так и в Архангельске. Библиогр. 12 назв.
Ключевые слова: стрельцы, промысел, Мурманский берег, становище.
S. A. Nikonov
THE INVOLVEMENT OF THE INFANTRYMEN OF THE KOLA FORT IN MURMANSK FISHING IN THE XVII — BEGINNING OF XVIII CENTURY
The article considers the problem of the participation of infantrymen of the Kola fort in Murmansk fishing in the 17th — early 18th century. Infantry garrison emerged at the end of the 16th century. By the middle of the 17th century its population consisted of 500 people. On the basis of existing sources the author establishes the fact of significant employment of infantrymen in the fishery for cod and halibut on the coast of the Barents sea (Murmansk coast). The main fishing area for infantrymen was the Eastern Murman. Here they fished in some encampments — seasonal fishing settlements. For fishery the infantrymen organized into cooperatives, both individual and collective. A significant role in the management of fisheries was played by officer ranks of the Kola garrison. Having great influence, officers organized fishing in some encampments, hired ordinary Infantrymen, and were involved in selling large quantities of fish in the Kola fort and Arkhangelsk. Refs 12.
Keywords: Infantrymen, fishing, Murmansk coast, encampment.
Никонов Сергей Александрович — кандидат исторических наук, доцент, Мурманский государственный гуманитарный университет, Российская Федерация, 183 720, Мурманск, ул. Кап. Егорова, 15- snikonov-77@mail. ru
Nikonov Sergei Aleksandrovich — Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Murmansk State Humanities University, 15, ul. Kap. Egorova, Murmansk, 183 720, Russian Federation- snikonov-77@mail. ru
В ХУ-ХУ1 вв. идет процесс русской колонизации Кольского полуострова — территории, входившей до конца XV в. в состав Новгородской республики, а в последующие века ставшей одним из районов Поморья. Значимой вехой этого процесса было основание в начале 1580-х годов Кольского острога — административного центра края. Создание крепости привело к качественным изменениям в жизни края. Во-первых, на административной «карте» Русского государства возник новый уезд — Кольский. Во-вторых, несколько изменилась социальная структура региона: к таким социальным и этническим категориям, как крестьяне и лопари, добавились новые — посадские люди и стрельцы. Поскольку Кола до конца XIX в. была единственным городом уезда, то и новые социальные группы оказались связаны именно с ней.
Оформление стрелецкого гарнизона крепости происходит практически одновременно с учреждением здесь воеводского правления в 1582 г. Первоначально небольшой — порядка 30 стрельцов, к началу XVII в. гарнизон вырос до 70 человек. К концу 1620-х годов численность гарнизона составляла более 300 человек, а к середине столетия увеличилась до 500 [Лапин 2014, с. 19, 21−23]. Главной причиной создания столь крупного гарнизона на окраинах государства была военная опасность, исходившая от государств Северной Европы — Дании и Швеции. Численный рост гарнизона приводил и к социальным изменениям в структуре города: со второй половины XVII в. стрельцы становятся численно преобладающей над посадскими людьми группой населения. По данным переписной книги Кольского острога 1711 г., в городе насчитывалось 286 служилых дворов (капитанских, стрелецких, пушкарских и подьячих) и 22 посадских двора [Переписная книга Кольского уезда 1711 г., л. 3−67]. Население острога составляло 963 служилых человека (мужского пола, всех возрастов) и 118 посадских людей (мужского пола, всех возрастов) [Переписная книга Кольского уезда 1711 г., л. 3−67].
В силу природно-климатических условий на территории уезда не было пашенного земледелия. Потребности населения в хлебе и других видах сельскохозяйственной продукции обеспечивались за счет ежегодных поставок с Двины, осуществлявшихся по морю в период навигации — с мая по сентябрь-октябрь. Основу хозяйственной жизни местного русского и коренного саамского населения составляли рыбные и звериные промыслы, значительное место среди которых занимал промысел трески и палтуса, производившийся на побережье Баренцева моря — Мурманском берегу. Сюда еще с середины XVI в. ежегодно съезжались промышленники из разных частей Поморья. Местами ведения промысла служили сезонные поселки — становища, возникавшие по берегам удобных для судоходства бухт [Ушаков 1997, с. 66−72- Державин 2006, с. 27−33- Лайус, Лайус (ред.) 2009, с. 112−118, 125−130]. Промысел начинался в апреле — мае и продолжался до начала осени. Активными его участниками были и кольские стрельцы. В историографии к этой проблеме обращался И. Ф. Ушаков, затронувший такие ее аспекты, как участие стрельцов в промыслах и международной торговле на Мурманском берегу, выполнение ими таможенных функций на побережье [Ушаков, Дащинский 1983, с. 45- Ушаков 1998а, с. 119−120, 188−192- Ушаков 1998Ь, с. 82−83, 85, 119]. Показать степень занятости стрельцов в промысле в историографии попыток не предпринималось.
Основными источниками в решении поставленной проблемы для нас станут следующие: писцовая книга Кольского уезда 1608−1611 гг. [Писцовая книга Коль-
ского уезда 1608−1611, 1890]- актовые материалы XVII—XVIII вв. [Запись Кольского острога стрельцов…- Купчая на стан…- Закладная кабала кольского солдата… ]- документы таможни Кольского острога 1710 г. [Книга сбора десятинных и пошлинных денег.- Книга покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова…]. В книге сбора десятинных и пошлинных денег зафиксированы «явки» стрельцами и посадскими людьми на таможенном дворе Колы добытой рыбы мурманского промысла, с которой взималась и таможенная пошлина («десятое»). Книга покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова содержит данные о промысловых артелях и становищах, где велся промысел, и количестве закупленной рыбы.
Кроме этого, важные материалы по проблеме обнаруживаются и в следственном деле о злоупотреблениях воеводы Д. И. Унковского, управлявшего Кольским уездом с 1703 по 1704 г. [Розыск о злоупотреблениях., л. 708−708 об.]. Даже из беглого перечня источников видно, что имеющийся материал фрагментарен. Основная документация промысла, связанная с взиманием с промышленников таможенных пошлин, по всей видимости, утрачена.
Самые ранние свидетельства об участии стрельцов в мурманском промысле находим в писцовой книге 1608−1611 гг. Ее составитель — дьяк Алай Михалков — собрал информацию о промысловых становищах Мурманского берега, включавшую названия становищ, количество жилых и хозяйственных построек и их владельцев. Несмотря на то, что становища были не постоянными населенными пунктами, а лишь сезонными базами промысловиков, в силу чего не попадали под основное налогообложение (тягло), с промышленников взималось «десятое» с рыбной добычи и судовые пошлины с рыболовецких судов-карбасов. Ранее описание побережья составил предшественник А. И. Михалкова дьяк Василий Агалин в 1575 г. К сожалению, писцовая книга 1575 г. сохранилась не полностью: у нас нет части, содержащей описание мурманских становищ.
А. И. Михалковым зафиксированы 50 становищ: 21 — по западному побережью Баренцева моря (Мурманский конец), 29 — по восточному (Русский конец). Стрельцы и посадские люди Колы преимущественно вели промысел на Западном Мурмане. Соотношение социальных групп Кольского острога на промысле было следующим. На Западном Мурмане девять стрельцов владели жилыми и хозяйственными постройками в становище Типунове. В количественном отношении они составляли четвертую часть от промышлявших в этом районе колян [Писцовая книга Кольского уезда 1608−1611, 1890, с. 426−430]. На Восточном Мурмане среди промышленников мы не встретим стрельцов.
Кольские стрельцы, владевшие недвижимостью на Мурманском берегу, составляли 13% общего числа стрелецкого гарнизона. Все остальные, как следует думать, участвовали в промысле в качестве наемных работников (покручеников), либо как самостоятельные промышленники, арендовавшие места в чужих становищах.
Анализ писцовой книги 1608−1611 гг. дает основание выявить одну из причин активного участия стрельцов в мурманском промысле. Посадские люди Колы, помимо добычи трески и палтуса на Мурманском берегу, занимались и ловом семги в реках Коле и Туломе. Промысловые угодья делились на доли (луки), которые были закреплены за владельцами. Среди владельцев кольских луков мы не встретим стрельцов: луки были только за посадскими людьми. Найти точное объяснение этому явлению пока не беремся. Возможно, стрельцы в силу слабой укорененности
в Коле, связанной с возможностью перевода на новое место по службе, не имели доступа к семужьим угодьям. Это может объяснить их активное участие в мурманском промысле, ставшем для стрельцов важным источником доходов.
Во второй половине XVII — начале XVIII в. встречаем стрельцов среди промышленников обоих побережий Мурмана. Так, на Западном побережье стрельцы известны среди владельцев жилых и хозяйственных построек в становищах Аники-ево [Купчая на стан… ], Лавышево [Никонов, Пушкина (авт. -сост.), 2013, с. 167], По-ган-наволок [Закладная кабала кольского солдата.]. «Память» кольских стрельцов Саввы Козмина и Ивана Петрова с товарищами, оформленная при их найме караульщиками приказчиком Антониево-Сийского монастыря старцем Савватием в сентябре 1676 г. [Запись Кольского острога стрельцов. ], показывает участие стрельцов в промысле и на Восточном побережье. Кобылинское становище монастыря, куда были наняты стрельцы, находилось на одном из о-вов группы Семи островов.
Выявленная тенденция — промысел стрельцов на западном и восточном побережье Мурмана — прослеживается и для начала XVIII в. По данным книги рыбной покупки в компанию А. Д. Меншикова 1710 г., на западном побережье стрельцы промышляли в 10 становищах, а на восточном — в 6. Основными местами промысла к западу от Кольского залива были становища в Ура-губе и на п-ове Рыбачьем, к востоку от залива — на о-ве Кильдин. Несколько становищ — мест промысла стрельцов — к сожалению, не удалось локализовать (становища Врожино (Рожино), Иев-наволок, Оленье, Подворное, Порхово).
Количественные данные об участии стрельцов в мурманском промысле могут быть получены только для начала XVIII в. Источники более раннего периода такими сведениями не располагают. Одно из таких свидетельств находим в «скаске» крестьянина Ковды Прокопия Миронова [Розыск о злоупотреблениях., л. 708−708 об.]. Показания крестьянина содержали обвинения по адресу кольского воеводы Д. И. Ун-ковского. Как выясняется из них, в марте 1703 г. воеводой были розданы стрельцам 275 четвертей ржи (2200 пудов) для «подъема» морских промыслов. Ржаная мука была привезена в Колу крестьянином П. Мироновым для собственных нужд еще в 1702 г. Список стрельцов, получивших хлеб, был приложен к «скаске». В список попали только те стрельцы, кто владел судном и, следовательно, выступал в качестве самостоятельного организатора промысла, а не наемного работника. В списке названы имена 58 стрельцов, промышлявших на 107 судах. При этом 5 стрельцов (источник не раскрывает их имен), выставивших на промысел 8 судов, участвовали в рыбной добыче не сами, а через доверенных лиц.
Материалы Кольской таможни 1710 г. — книга десятинного и пошлинного сборов и статья покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова — дают следующие цифры по стрельцам-промышленникам. За весь сезон в промысле участвовало 119 человек. Приводимые данные не являются полными, поскольку источники не всегда приводят имена всех участников промысла, зачастую скрывая их под определением «с товарыщи». Таможенные документы фиксировали только организаторов промысла и не учитывали наемных работников (покручеников). Таким образом, действительное количество участников промысла было большим, и имеющиеся у нас данные о стрельцах, выходивших на Мурманский берег, заведомо неточны.
Судя по документам Кольской таможни 1710 г., сезон промысла стрельцов на побережье был более продолжительным, чем у основной массы промышленников,
приходивших в Кольский уезд из разных районов Поморья. Если основная часть промышленников заканчивала промысел в конце августа — начале сентября, то последний заход стрельцов с Мурмана в Колу датирован второй декадой ноября. Более продолжительный сезон промысла на Мурмане для жителей Колы подтверждается и материалами второй половины XIX в. [Данилевский, 1862, с. 100].
Соотношение социальных групп участников мурманского промысла, по данным книги десятинного и пошлинного сборов Кольского острога 1710 г., представлено в табл. 1.
Таблица 1. Участие стрельцов и посадских людей в мурманском промысле в 1710 г.
Категории Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь
Стрельцы 21 23 7 13 5 5 4
Посадские люди 10 8 4 2 4 2 1
Итого: 31 31 11 15 9 7 5
Составлено по: [Книга сбора десятинных и пошлинных денег…].
Преобладание стрельцов над посадскими людьми объяснимо особенностями социальной структуры Кольского острога: с XVII в. идет возрастание численности стрелецкого гарнизона в ущерб посадскому населению.
Формой организации промысла была артель, состоявшая из организатора (-ров) и наемных работников. Как правило, сам организатор также участвовал своим трудом в промысле. По источникам прослеживаются две формы артели: единоличная организация, при которой один стрелец выступал и как участник, и как хозяин артели- кооперация труда и предметов промысла несколькими стрельцами. К 1703 г. соотношение форм организации промысла изменилось (см. табл. 2).
Таблица 2. Формы организации промысла стрельцами Кольского острога в 1703 г.
Количество организаторов в группе Всего Судов
1 35 48
2 6 7
Более 2 18 52
Итого: 59 107
Составлено по: [Розыск о злоупотреблениях., л. 708 об. -709 об. ]
В 1703 г. преобладающими были единоличные формы организации, при этом количество судов, задействованных в промысле объединениями нескольких стрельцов, все же превышает количество судов единоличных хозяев.
По данным книги покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова 1710 г., видим значительное преобладание групповых объединений над единоличными. Особенно это заметно в соотношении количества судов. Единоличные хозяева задействовали в промысле порядка 8% общего числа судов, принадлежавших стрельцам (см. табл. 3).
Таблица 3. Формы организации промысла стрельцами Кольского острога в 1710 г.
Количество организаторов в группе Всего Судов
1 12 9
От 2 и более 52 99
Итого: 64 108
Составлено по: [Книга покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова…].
Эта же тенденция — преобладание групповых форм организации промысла над единоличными — прослеживается и по материалам книги сбора десятинных и пошлинных денег 1710 г. (см. табл. 4).
Таблица 4. Формы организации промысла стрельцами Кольского острога в 1710 г.
Количество
организаторов Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь
в группе
1 14 10 4 7 1 1 —
2 2 — - - 2 — -
3 — 3 — - - - -
От 3 и более 5 10 3 6 2 4 4
Итого: 21 23 7 13 5 5 4
Составлено по: [Книга сбора десятинных и пошлинных денег.].
В источнике могут быть выявлены некоторые нюансы, которые не известны книге покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова. Так, для мая единоличная форма организации артели преобладает над групповой. Во все остальные месяцы промыслового сезона соотношение двух форм организации либо находится на равных (июль, август), либо групповая преобладает над единоличной формой (июнь, сентябрь — ноябрь).
Небольшая группа стрелецкого гарнизона, выступая организатором промысла, лично в нем не участвовала, доверяя руководство всеми работами приказчикам. К этой группе относилась офицерская верхушка гарнизона — стрелецкие капитаны. Так, И. П. Еремеевым промысел велся двумя судами на двух становищах (Иев-наво-локе и Оленьем) — С. Ф. Разбойниковым — двумя судами на трех становищах (Киль-дин, Кильдин летнее и Куванцы) — Ф. Сухановым — 1 судном на становище Кильдин [Книга покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова., л. 53 об., 54 об. -55, 61, 62 об., 66].
Изучение проблемы приводит нас к следующим выводам. Стрельцы Кольского острога начинают принимать участие в промысле фактически с момента создания гарнизона в крепости. По всей видимости, одной из причин, способствовавшей включению стрельцов в промысел, было отсутствие у них доступа к семужьим угодьям посадских людей Колы. Основным местом промысла стрельцов были становища Западного Мурмана. В этом прослеживается уже отмеченная в историографии тенденция: на западном побережье Баренцева моря промышляли преимуще-
ственно выходцы из Кольского уезда, на восточном побережье — промышленники из других районов Поморья. Несмотря на активное участие стрельцов в промысле, только часть гарнизона Колы выступала в качестве его организаторов. Стрельцы, не являвшиеся организаторами, были задействованы в промысле в качестве рядовых работников (покручеников). Существовали две артельные формы организации мурманского промысла стрельцами — единоличная (один организатор) и групповая (несколько организаторов). Последняя форма была преобладающей.
Вопрос об объемах рыбодобычи стрельцов нуждается в отдельном исследовании. Таможенные книги приводят данные (в штуках различных сортов рыб) добытой стрельцами рыбы, которые необходимо сопоставить с аналогичными данными других участников промысла — монастырей, посадских людей, крестьян. Для решения этой задачи следует обратиться к более широкому кругу источников.
Рассматриваемая проблема не ограничивается только таким аспектом, как непосредственное участие стрельцов в промысле. Стрельцы выполняли на побережье Баренцева моря функции таможенных работников, собиравших судовую дань с промышленников. Некоторые виды ремесленных занятий стрельцов (изготовление снастей и промысловых судов-карбасов) также были связаны с мурманским промыслом. Но эти аспекты проблемы должны стать темой самостоятельного исследования.
Источники и литература
Данилевский 1862 — Данилевский Н. И. Исследование о состоянии рыболовства в России. Т. 6. СПб.: Типогр. В. Безобразова и комп., 1862. 248 с.
Державин 2006 — Державин В. Л. Северный Мурман в XVI—XVII вв. (к истории русско-европейских связей на Кольском полуострове). М.: «Научный мир», 2006. 144 с.
Закладная кабала кольского солдата. — Закладная кабала кольского солдата Ф. С. Палтасова на пожни, становище и амбар // Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 137. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 131−131 об.
Запись Кольского острога стрельцов … — Запись Кольского острога стрельцов Саввы Козьмина «с товарищи» Антониеву Сийскому монастырю об обязательстве караулить «запасы» Лицко-го морского промысла (1676 г. сентября 7) // Сборник материалов по истории Кольского полуострова XVI—XVII вв. (СМИКП). Л.: Изд-во АН СССР, 1930. № 66. С. 109−110.
Книга покупки рыбы в компанию А. Д. Меншикова. — Книга покупки рыбы в компанию А. Д. Мен-шикова и сбора «десятой» рыбы с промышленников подьячего А. И. Рекунова — Архив Санкт-Петербургского института истории РАН (Архив СПбИИ РАН). Ф. 10. Оп. 3. Ед. хр. 71. Л. 5372 об.
Книга сбора десятинных и пошлинных денег … — Книга сбора десятинных и пошлинных денег бурмистра Андрея Пушкарёва и ларёшного Данилы Никонова // Архив Санкт-Петербургского института истории РАН (Архив СПбИИ РАН). Ф. 10. Оп. 3. Ед. хр. 71. Л. 3−25 об., 28−52 об.
Купчая на стан. — Купчая на стан со всем строением на Оникиевском острове, проданный Анти-пом Аврамовым сыном Осипу Жуковскому // Сборник грамот Коллегии Экономии (Сб. ГКЭ). Т. II. Л.: Изд-во АН СССР, 1929. № 166. Стб. 549−550.
Лайус, Лайус (ред.) 2009 — «Море — наше поле»: количественные данные о рыбных промыслах Белого и Баренцева морей, XVII — начало XX в. / под общ. ред. Ю. А. Лайус, Д. Л. Лайус. СПб.: Изд-во Европейск. ун-та в Санкт-Петербурге, 2009. 219 с.
Лапин 2013 — Лапин Д. А. Стрелецкий гарнизон Кольского острога в конце XVI — начале XVIII в. Дипломная работа студента V курса. Мурманск, 2013 (рукопись).
Никонов, Пушкина (авт. -сост.) 2013 — Вкладная книга Кандалакшского Пречистенского монастыря 1562/63−1687 гг. // Кандалакшский монастырь в XVI-XVШ веках: исследования и материалы: в 2 ч. / авт. -сост. С. А. Никонов, Л. В. Пушкина. Часть II: Вкладная книга Кандалакшского Пречистенского монастыря 1562/63−1687 гг. Мурманск: МГГУУ 2013. С. 88−175.
Переписная книга Кольского уезда 1711 г. — Переписная книга Кольского уезда 1711 г. // Архив Санкт-Петербургского института истории РАН (Архив СПбИИ РАН). Ф. 10. Оп. 3. Ед. хр. 20. 172 л.
Писцовая книга Кольского уезда 1608−1611, 1890 — Выписка из писцовой книги Алая Михалкова // Харузин Н. Н. Русские лопари. (Очерки прошлого и современного быта). М.: Высочайше утвержденное Товарищество скоропечатни А. А. Левенсон, 1890. Приложение 2-е. С. 409−462.
Розыск о злоупотреблениях … — Розыск о злоупотреблениях воеводы Д. И. Унковского // Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 137. Оп. 1. Ед. хр. 2. 856 л.
Ушаков 1997 — Ушаков И. Ф. Избр. произв.: в 3 т. Историко-краеведческие исследования. Т. 1: Кольская земля. Мурманск: Мурманск. кн. изд-во, 1997. 648 с.
Ушаков 1998а — Ушаков И. Ф. Избр. произв.: в 3 т. Историко-краеведческие исследования. Т. 2: Кольский Север. Мурманск: Мурманск. кн. изд-во, 1998. 376 с.
Ушаков 1998Ь — Ушаков И. Ф. В военную пору. Воеводство Унковского в Коле // Ушаков И. Ф. Избр. произв.: в 3 т. Историко-краеведческие исследования. Т. 3: Кольская старина. Мурманск: Мурманск. кн. изд-во, 1998. С. 73−145.
Ушаков, Дащинский 1983 — Ушаков И. Ф., Дащинский С. Н. Кола. Мурманск: Мурманск. кн. изд-во, 1983. 192 с.
Статья поступила в редакцию 26 сентября 2014 г.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой