Вычленение лексемы из состава устойчивой фразы как способ деривации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81'- 373. 611'- 367. 4
Т. В. Сафонова, аспирант, 8−960−617−87−49,
safonova76@mail. ru (Россия, Тула, ТГПУ им. Л. Н. Толстого)
ВЫЧЛЕНЕНИЕ ЛЕКСЕМЫ ИЗ СОСТАВА УСТОЙЧИВОЙ ФРАЗЫ КАК СПОСОБ ДЕРИВАЦИИ
Исследуется проблема образования слов на базе устойчивых фраз русского языка посредством импликационного вычленения, определяются границы данного процесса, а также рассматривается соотношение производного слова с производящей устойчивой фразой по семантическим и структурным параметрам.
Ключевые слова: импликация, устойчивая фраза, отфразеологическая деривация, лексема.
Традиционно принято выделять два основных способа внутреннего обновления лексического фонда: использование собственного содержательно-смыслового потенциала (изменение значений, переосмысление, наращение новой семантики, стилистические переоценки слов), образование новых слов с помощью существующих в языке морфем по определенным словообразовательным моделям [6]. Многие лексические новообразования «представляют собой результат взаимодействия разноуровневых единиц языка, в том числе единиц лексической и фразеологической подсистем, поскольку констатируют все три признака данного понятия: взаимообусловленность, причинно-следственную связь и переход одного материального явления в другое» [19].
Проблема отфразеологической деривации в направлении «фразеологическая единица ^ слово» получила развитие в работах Н. Ф. Алефиренко, О. С. Ахмановой, А. М. Бушуя, В. Т. Бондаренко, Ю. А. Гвоздарева, В. П. Жукова, А. В. Жукова, А. М. Мелерович, В. М. Мокиенко, Р. Н. Попова. Данное явление рассматривается лингвистами в различных аспектах: определяются частные способы отфразеологической деривации, обосновываются причины рождения слов на базе фразеологических единиц (ФЕ), исследуется способность отдельных типов фразеологических единиц к словопроизводству и др.
Лексикообразовательную активность ФЕ многие лингвисты связывают с их местом во фразеологической подсистеме языка (Сенько Е. В., Ермакова Е. Н., Попко Л. П.). Чем большей самостоятельностью обладают слова-компоненты в общей структурно-семантической организации ФЕ, тем больше у них возможностей к самостоятельному функционированию. Сказанное позволяет считать, что продуктивной базой для пополнения словаря являются пословицы, поговорки, крылатые фразы и другие типы клишированных выражений, названные В. Л. Архангельским устойчивыми фразами (УФ) [5], поскольку компоненты
УФ лексически маркированы в большей степени, чем компоненты других единиц фразеологического уровня.
Образование слова на базе УФ основывается на процессе выделения из состава производящей фразы одного компонента, который получает возможность самостоятельного функционирования в речи на правах лексической единицы, напр.: Новая метла по-новому метет (Человек в новой должности, на новом месте более придирчив, более требователен) ^ метла (новый начальник): С «хлебом сейчас трудновато, а какое зрелище может быть лучше, чем показательное наказание начальства? Именно поэтому четыре губернатора и стали вчера первыми жертвами кремлевской «метлы» [17].
Необходимо подчеркнуть, что вычленение и самостоятельное функционирование отдельной лексемы — лишь завершающий этап имплицирования фразовых единиц [15]. Импликация У Ф как процесс движения к производному слову имеет последовательное развитие. Мобильное варьирование единицы по количественному признаку, затем вычленение фраземы из состава УФ — все это «расшатывает» устойчивость внешней формы фразовой единицы и в конечном счете способствует ее сокращению до лексемы-деривата.
Напр., из состава У Ф Утопающий за соломинку хватается выделяется глагольная фразема хвататься за соломинку: Михайло сбегал за Тимофеем и еще за двумя приговоренными, и все мы сообща написали жалобу & lt-… >- Ребята мои точно преобразились и готовы были целовать мне руки, что надоумил. Бедняги хватались за соломинку [11]. Из этого оборота в свою очередь выделяется лексема соломинка, чему способствует безобразность глагольного компонента хвататься. Напр.: Нашу нынешнюю жизнь многие называют «полной безнадегой». Но это не должно сводить нас с ума, и мы должны верить в то, что в критическую минуту найдется человек, который протянет нам руку помощи. А часто соломинкой оказывается помощь врача-психотерапевта [13].
Ср. также импликационное изменение У Ф Старого воробья на мякине не проведешь ^ провести на мякине ^ мякина: Оказывается, мужиков можно легко провести на мякине. Главное, чтобы эта «мякина» была грамотно распределена матушкой природой по бедрам и грудям [19].
Отфразеологическое значение развивается не у любого компонента фразы. Предпосылкой перерождения компонентов УФ в самостоятельные лексемы, по мнению О. С. Ахмановой, является возникновение в структуре единицы «потенциального слова», новое значение которого изначально как бы «поглощено» суммарным значением целого, но оно способно актуализироваться, выделиться, приобрести способность отдельного воспроизведения [6]. Такие «потенциальные слова» представляют собой образный, фразеологический стержень единицы.
Следует отметить, что значимую роль в становлении производных «отпословичных» слов играет контекст. Во-первых, появление лексем-дериватов объясняется не только законом пополнения лексической системы, принципом экономии речевых усилий и тенденцией языка к экспрессивности, но и особенностью синтаксического функционирования единиц, т. е. стремлением избежать повтора в ближайшем контексте [9]. Напр.: Попавшие в беду люди достойны сочувствия, но винить в случившемся должны прежде всего себя, а не тот самый «сыр». Взрослые, много повидавшие на своем веку, они не могли не понимать, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке (люди должны по кредитам за коммерсантку) [14].
Во-вторых, именно контекст позволяет идентифицировать, семантически «распознать» новообразование. С этой целью в текстовом окружении деривата зачастую используются исходная УФ, один из ее вариантов, фрагмент фразовой единицы. Наличие таких эксплицитных аллюзий на утраченные в ходе импликации УФ компоненты и позволяет однозначно определить отфразеологическое значение. Напр.: Оксана Дмитриева вообще назвала правительственные предложения «бочкой дегтя с несколькими ложками меда». «Деготь» — это предложение пустить на социальные нужды и развитие лишь четвертую часть дополнительных доходов [17]. Ср.: Рынок — всего лишь соломка? -Вернемся к началу нашей беседы. Допустим, мы пошли по пути демократии. И, конечно, сразу начали набивать себе шишки. Где бы соломки подстелить? — Мы создали рыночную экономику — это как раз и есть соломка. И она поможет справиться с проблемами даже при нынешнем уровне экономического образования населения [3].
Лексема может сопровождаться и другими компонентами текста, призванными пояснять, уточнять, объяснять ее новое контекстуальное значение. Эти компоненты могут быть связаны с данной лексемой на уровне ассоциативных, синонимических, тематических и др. отношений. Напр.: Соломка для страховки. Страховщики обещают, что отдых будет спокойным — надо только застраховаться. Но потом выпуски новостей пестрят заголовками, что кому-то страховой суммы не хватило, чтобы вернуться домой, а кому-то не возвращают деньги за неиспользованный тур. Можно ли все риски записать в один полис? [21]. Лексема соломка со значением «нечто спасительное, способное предупредить негативные последствия» в данном контексте синонимична субстантиву страховка. В то же время наблюдается смысловой параллелизм между исходной У Ф Знал бы, где упасть, соломки подстелил и элементами текста: отдых будет спокойным — надо застраховаться, записать риски в страховой полис.
Иногда появление одной лексемы диктует присутствие другой, также вычлененной из состава данной УФ. Напр.: Царь и псарь — название
статьи в «Московском Комсомольце»: Владимир Владимирович, перед Новым годом попалась на глаза книжка… Книга называется «Владимир Путин». Долго и подробно автор перечисляет ваших врагов. Досталось и нам. Автор вашей биографии оказался чрезвычайно внимательным читателем «МК» (и моих писем в частности). Ругается он здорово. Даже не знаю, как вам теперь быть, поскольку именно вы предложили нашего главного редактора в члены вашей Общественной палаты. На этот счет правда есть русская поговорка: жалует царь, да не жалует псарь [16]. Ср.: Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе ^ Хорошо, что ты пришла, а то я уже не знаю, кто из нас гора, а кто Магомет [13].
Лексикализация У Ф — процесс глубоко семантичный. Слово -конечный этап сложного семантического движения посредством импликационных изменений в направлении УФ ^ фразема ^ лексема. Слово вбирает в себя весь запас фразеологической информации, не случайно среди терминов, определяющих импликационное выделение отдельной лексемы, употребляется «семантическая конденсация» [15]. Способность представлять производящую УФ в «свернутом виде» позволяет вычлененным ключевым компонентам выполнять роль прецедентных единиц, образов-символов.
Следует отметить, что степень «семантической конденсации» у неологизмов может быть различна. В основном дериваты получают значение, приписанное им в составе фразовой единицы. План содержания ряда производных лексем являет собой своего рода семантический «сгусток» исходного образа, семантика утраченных в результате импликации компонентов фокусируется в данной лексеме. Напр.: Овчинка выделки не стоит (Дело не стоит, потраченных на него усилий, средств) ^ овчинка (дело, предприятие, обычно малоценное, нестоящее): Цена «овчинки». & lt-… >- помните: прописка (а ныне регистрация) может быть только одна. Поэтому не спешите выписываться из городской квартиры. Не факт, что суд примет решение в вашу пользу (истцам, выигравшим дело в КС, кроме дачи, жить было негде), да и проверьте, не просчитаетесь ли вы, поменяв прописку [2].
В других же неологизмах исходное значение производящей УФ представлено менее четко, такие единицы тяготеют к экспликации только собственного значения, минимально вовлекая в свое содержание семы утраченных компонентов УФ. Ср.: Лес рубят — щепки летят (При выполнении большого, трудного дела не обходится без погрешностей, ошибок, мелких упущений. Возможно употребление в ситуации, связанной со взаимоотношениями людей, начальников и подчиненных и пр.) ^ щепка (маленький человек): & quot-Что толку бунтовать? Побереги себя!& quot-- сказала я недавно примерно так одной своей землячке, которая с высоким давлением продолжает добиваться справедливости после очередного произвола наших & quot-солдат от образования& quot-… Хотя я её понимаю, так как и сама ещё
не оправилась … Может, сейчас лучше быть маленькой щепкой… Если раньше лес рубили — щепки летели, то сейчас щепки молниеносно превращаются в огромные & quot-Дубы"-знаний… [21].
Имеют место также факты полного переосмысления лексического деривата: лексема, будучи компонентом УФ, выступает со своим значением, при вычленении в ней актуализируется сема утраченного компонента, а ее семы переходят в разряд вторичных. Ср.: Как аукнется, так и откликнется (Как кто-либо относится к окружающим, так отнесутся и к нему) ^ аукнется (отзовется, откликнется твое отношение): … бегать с тяжелым автоматом, передвигаться по-пластунски через минные поля в этой картине ему не пришлось. Но зато после премьеры картины ему это аукнулось таким причудливым образом… [14]- Как и когда мировой финансовый кризис «аукнется» жителям России [14]- У Сессилии уже три года тайный роман с бизнесменом Ришаром Аттиасом. И в марте они сыграли свадьбу! Вот как аукнулась забастовка голливудских сценаристов — авторы «Санта-Барбары» вынуждены подрабатывать в Европе [10].
Внутри импликационного образования слов на базе УФ с точки зрения формальных показателей производности можно выделить лексемы, вычлененные из состава фразовой единицы и не отмеченные другими признаками производности: На безрыбье и рак рыба ^ безрыбье: На днях среди пустоты и «безрыбья» мертвого сезона грянул скандал вполне в духе времени [1]- лексемы, образованные в результате выделения компонента УФ с одновременной аффиксацией: Рожденный ползать летать не может ^ ползание: А если мы все-таки будем исходить из того, что человек сам ответствен за себя, что ссылка на «нетворческие» профессии еще не оправдание «ползания» [1].
Импликационное образование слов на базе УФ, как и отфраземная неологизация в целом, осуществляется, в основном, на уровне речи. «Даже утрачивая окказиональный характер и становясь элементами языка, они (отфраземные неологизмы — Т. С.) сохраняют яркую эмоциональную выразительность, имеют ярко выраженную разговорную окраску» [19].
Данная эмоционально-экспрессивная основа семантики лексемы-деривата позволяет ей в сочетании с единицами ближайшего текстового окружения создавать новые фразеологические образы, тем самым обнаруживается противоположная тенденция, действующая в языке: стремление к развертыванию, эксплицитному представлению фразеологического образа, заключенного в отдельной лексеме и приводящего к «перегрузке» ее семантики [15]. Напр.: Российские чиновники впервые опубликовали декларации о доходах и имуществе -своих жен, малолетних детей. Впрочем не все… Почему законов и президентского «нельзя» оказалось недостаточно, чтобы заметно сдвинуть воз с места [4]. Здесь выделенный из состава УФ, А только воз
и ныне там субстантив воз в сочетании с глагольной лексемой сдвинуть приобретает характер процессуального фразеологизма, выражающего значение «изменить положение дел».
Итак, импликационное выделение лексем из состава фразовых единиц является одним из закономерных и активных способов отфразеологической деривации, способов пополнения лексического фонда языка. В этом процессе, как отмечал уже В. В. Виноградов, находит отражение тесная связь фразеологии с лексикологией, обусловленная непрекращающимся движением от слов к ФЕ и наоборот[8]. Образующиеся в результате импликационного вычленения лексические дериваты находятся со своими производящими УФ в отношениях формально-структурной и семантической производности.
Список литературы
1. Алексеенко М. А., Белусова Т. П., Литвинникова О. И. Словарь отфразеологической лексики русского языка. М.: «Азбуковник», 2003. 400 с.
2. Аргументы и факты. № 17. 2008. С. 3.
3. Аргументы и факты. № 28. 2009. С. 5.
4. Аргументы и факты. № 24. 2010. С. 8.
5. Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке: Основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии. Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. ун-та, 1964. 315 с.
6. Ахманова О. С. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957. 295 с.
7. Валгина Н. С. Активные процессы в современном русском языке: учебное пособие. М.: «Логос», 2003. 303 с.
8. Виноградов В. В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. М., 1947. 784 с.
9. Ермакова Е. Н. Фразо- и словообразование в сфере фразеологии: автореф. дис. … д-ра фил. наук. Тюмень, 2008. 36 с.
10. Комсомольская правда. № 18. 2008. С. 10.
11. Мелерович А. М. Фразеологизмы в русской речи: словарь. М.: Русские словари: Астрель, 2005. 853 с.
12. Мир новостей. № 6. 2008. С. 5.
13. Мир новостей. № 14. 2009. С. 10.
14. Мир новостей. № 6. 2010. С. 15.
15. Мокиенко В. М. Славянская фразеология. М.: Выс. школа, 1980.
208 с.
16. Московский комсомолец. № 4. 2008. С. 3.
17. Московский комсомолец. № 7. 2008. С. 15.
18. Московский комсомолец. № 8. 2009. С. 11.
19. Попко Л. П. О некоторых способах неологизации фразеологизмов // Гуманитарные науки. № 15. 2009. С. 36.
20. http: //establishment.
21. http: //pedsovet. org
22. www. insur — info. ru
T.V. Safonova
EXARTICULATION OF THE LEXEME FROM STRUCTURE OF THE STEADY PHRASE AS THE WAY OF A DERIVATION
In article the problem of a word formation on the basis of steady phrases of Russian by means of implication exarticulations is investigated, borders of the given process are defined, and also the parity of a derivative word with a making steady phrase on semantic and structuralparametres is considered.
Keywords: the implication, the steady phrase, phraseological derivation, a lexeme.
Получено 10. 10. 2011 г.
УДК 802. 0:801. 3
Е. В. Скворцова, ассистент, (4872) 35−37−79, skvlena@mail. ru (Россия, Тула, ТулГУ)
АСИММЕТРИЯ ОЦЕНОЧНЫХ ЗОН В ЯЗЫКЕ И ПРИ ЕГО ФУНКЦИОНИРОВАНИИ В РЕЧИ
Посвящена проблеме асимметрии оценочных значений в русском и английском языках. Анализируются два основных типа асимметрии оценочных значений: присутствие в языке полисемантичных оценочных лексем, имеющих как отрицательное, так и положительное значение, а также численное преобладание слов негативной семантики над словами позитивной семантики.
Ключевые слова: язык, речь, асимметрия положительной и отрицательной
оценок
Разграничение понятий «язык» и «речь» впервые было выдвинуто и обосновано швейцарским лингвистом Фердинандом де Соссюром, крупнейшим теоретиком в области общего языкознания. По его утверждению понятие языка (la langue) не совпадает с понятием речевой деятельности (langage) — язык — только определенная, правда, важнейшая часть речевой деятельности. Он представляет собой социальный продукт речевой способности, а также совокупность необходимых условий, усвоенных общественным коллективом для осуществления этой способности у отдельных лиц [1]. Язык — это замкнутое целое, позволяющее составлять классификации.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой