Трансцендентальный субъект управления обществом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 101. 1:316
Д. Е. Григоренко Трансцендентальный субъект управления обществом
В статье исследован трансцендентальный субъект управления обществом. Показано, что в рамках неореалистской методологии институт государства выступает в качестве материального восполнения (существования) того или иного трансцендентального субъекта как духовной сущности. Управленческая деятельность институтов светской власти направлена на максимальное расширение степеней свободы того или иного трансцендентального субъекта как формы духовной власти.
The article studies the transcendental subject of the social governance. It shows that in the new realistic methodology of the institution of the state is presented as a material completion (existence) of this or that transcendental subject as a spiritual essence. Governing activity of institutions of the secular power is directed on the maximum expansion of the freedom degrees of this or that transcendental subject, as the forms of the spiritual power.
Ключевые слова: трансцендентальный субъект, управление обществом, духовная власть, светская власть, степени свободы, консерватизм, метафизика.
Key words: transcendental subject, social management, the spiritual power, the secular power, freedom degrees, conservatism, metaphysics.
Методологии управления обществом раскрываются в исследовании способов их институциональной реализации. Всякая методология управления обществом осуществляется социальными институтами, и различие данных методологий определяет специфику соответствующих социальных институтов. Вне изучения институционального аспекта методологий социального управления невозможно осмыслить сущностные основы управления обществами различных типов и, соответственно, разработать эффективную модель управления. В данной связи необходимо обратиться к исследованию проблематики, связанной с деятельностью социальных институтов как субъектов управления обществом.
В неореалистской философии социальные институты предстают в качестве трансцендентальных субъектов управления обществом. Такое понимание субъектного звена социального управления характерно для исследователей, разрабатывающих теоретические основы консерватизма как концепции и методологии управления обществом. Понятие «трансцендентальный субъект» изначально было введено в рамках неореалист-ской гносеологии. Философская основа данного понятия была разработана И. Кантом для определения познающего сознания, отдельного от мира и «навязывающего» ему свои априорные понятийные кон-
струкции в процессе познания. В соответствии с неореалистским пониманием принципа дуализма трансцендентальный субъект предстает в качестве абсолютизированной духовной реальности, изначально первичной по отношению к материальному миру. Исследователь данной проблематики И. Д. Невважай пишет:
«Трансцендентальное существование мыслится как существование вообще, как абсолютное существование. Оно может быть выражено в форме «X есть», в то время как относительное существование выражается в суждении типа «А есть Б» [5].
В дальнейшем понятие «трансцендентальный субъект» стало одной из основ феноменологического направления в западной философии. Как отмечает исследователь данной проблематики Я. А. Слинин, в рамках феноменологии трансцендентальный субъект предстает как «…мое чистое сознание, мое чистое & quot-я"-, никак не связанное ни с природой вообще, ни с природным социумом в частности» [7, с. 69]. Существование такого субъекта и признается в качестве единственно несомненного. Существует только трансцендентальный субъект и мир его восприятий — мир ин-тенциональных объектов, феноменов сознания. В существовании прочего (материального мира) необходимо усомниться. На этом основана феноменологическая процедура сомнения, в рамках которой реальный мир постепенно редуцируется («выносится за скобки» сознания). В итоге мир объектов «. попадает в полную зависимость от субъекта, оказывается простой составной частью субъекта.» [7, с. 74]. В соответствии с принципом дуализма трансцендентальный субъект, выступая в качестве духовной сущности, как бы «вбирает» в себя всё содержание материального мира, который становится существованием, отдельным от сущности. Бытие материального мира вторично настолько, что в нем можно (и нужно) усомниться. Трансцендентальный субъект становится холист-ским началом, содержащим в мире своих интенциональных объектов всё мироздание. В данной связи он предстает как невосполнимый идеал и абстрактная схема.
Теоретическая разработка и управленческая институционализация трансцендентальных субъектов реализуется в соответствии с фундаментальными принципами метафизической методологии. Согласно принципу антропоцентризма, трансцендентальный субъект выступает в качестве холистского начала, подчиняющего себе материальную реальность. Е. Антропова и Д. Баклыкова пишут:
«. фундирующим основанием простраивания процесса формирования европейской рациональности. являются антропологические интенции, которые присутствуют в любой системе, являющейся продуктом человеческой деятельности. Эти интенции, являясь носителем всякой рациональной деятельности, в конечном итоге приводят к становлению трансцендентального субъекта. Такой эффект возникает благодаря редук-
ции не сводимых к рациональности феноменов материальной жизни. Таким образом, с одной стороны, трансцендентальная субъективность обнаруживается каждым в своем текущем опыте, а с другой стороны, она носит общезначимый всеобщий характер, потому что не обладает характеристиками индивидуальности» [2].
В данном положении показано, что трансцендентальный субъект редуцирует «за скобки» объекты материальной действительности. В то же время он предстает сразу в двух аспектах — в индивидуальноличностном и всеобщем, приобретая поистине холистское значение в рамках универсума. Не случайно теоретизация трансцендентальных субъектов в западной философии происходила в тесной связи с разработкой понятия «чистой воли», обоснованного принципом антропоцентризма. Л. К. Науменко полагает:
«.. трансцедентальный субъект, вносящий порядок в хаос ощущений, в пеструю и аморфную & quot-материю"- опыта, глину, творящий мир в своем воображении, подчиняется только себе, тому порядку, который дан в структуре чистого разума. Разум творит мир представления, мир и есть представление, и порождает этот мир представлений сверхпредставление, упорядочивающее «Я». У Канта это «Я» еще нуждается в материале для работы, как горшечник в глине, а у Фихте уже нет. & quot-Я"- творит & quot-не-Я"- вместе с & quot-вещью в себе& quot-, стало быть и глину. Еще шаг вперед, и мир как представление предстает уже как воля, абсолютная воля. Это Шопенгауэр. Чистый разум становится чистой волей, чистая воля — чистым произволом — «волей к власти» Ницше, чистый произвол — властью хаоса» [4].
В данном положении раскрывается антропоцентрическая сущность трансцендентальных субъектов. Сознание (мыслящее, познающее, управляющее) как трансцендентальный субъект, — это, прежде всего, волевое начало, стремящееся подчинить себе материальную действительность. В социальном аспекте такому подчинению подлежат негосударственные социальные институты. Управляющее сознание как трансцендентальный субъект, деятельность которого материализована в институте государства, стремится подчинить негосударственные институты своей воле.
Изучение социально-философского аспекта понятия «трансцендентальный субъект» невозможно вне принципов дуализма и антропоцентризма как фундаментальных основ консервативной методологии управления обществом. Согласно неореалистской версии осмысления принципа антропоцентризма, духовное определяется в качестве первичного и становится трансцендентальным субъектом — субъективно полагаемой, всеобъемлющей идеальной сущностью, не имеющей никакого материального «носителя». В рамках принципа дуализма идеальная сущность никаким образом не связана с чем бы-то ни было материальным. Она абсолютно самостоятельна, активна и выступает в различных фор-
мах — «управляющее сознание», «общественный договор», «интегративное сознание», «познающее сознание», «мыслящее сознание», «идеал», «абсолютная идея», «вероучение» и т. д. Будучи идеальным репрезентантом, эта идеальная сущность как трансцендентальный субъект становится духовной властью. Она может быть лишь в самой отдаленной степени восполнена (репрезентирована) деятельностью институтов светской власти, поскольку абстракцию невозможно восполнить. В этой версии дуализма духовной и светской властей проявляется консервативная концепция верховенства духовной власти над властью светской. Так, католический «идеал» теократии (форма духовной власти) отчасти восполняется светской властью ватиканского правительства как субъекта управления обществом («материализованного», «опредмеченного»
трансцендентального субъекта). Институциональное восполнения «идеала» имеет изначально вырожденный, вторичный и несамостоятельный характер.
Такое понимание дуализма трансцендентального субъекта и его институционального восполнения стало основой концепции о «двух Градах» одного из основоположников метафизической традиции в средневековой философии Августина Блаженного. В своём труде «О Граде Божьем» он пишет:
«Человеческий род. мы разделили на два разряда: один тех людей, которые живут по человеку, другой тех, которые живут по Богу. Эти разряды мы символически назвали двумя градами, т. е. двумя обществами людей, из которых одному предназначено вечно царствовать с Богом, а другому подвергнуться вечному наказанию с диаволом… Итак, мы находим в земном граде два вида (т. е. в государстве как субъекте управления — Д. Г.- курсив мой — Д. Г.): один, представляющий самую действительность этого града, а другой, служащий посредством этой действительности для предъизображения небесного града. Граждан земного града рождает испорченная грехом природа, а граждан Града Небесного рождает Благодать, освобождающую природу от греха. Земной град, который не будет вечным. стремится к земному миру для своих земных дел: этого мира он желает достигнуть посредством войн» [1, с. 21−23].
В данных положениях выдающегося метафизика средневековья актуализируется социально-философское осмысление принципа дуализма. Субъект управления обществом («град земной») Августин исследует дуалистически как совокупность духовной сущности («Небесный Г рад»), предстающей в качестве невосполнимого идеала государства (трансцендентального субъекта) и материального существования — исторической реальности светской власти. Светская власть как материальное существование изначально вырождена, испорчена грехом, она может служить лишь для чрезвычайно отдаленного восполнения духовной сущности (для «предъизображения Небесного Града»). В такой трактовке субъект
социального управления становится в полной мере трансцендентальным субъектом, поскольку светская определенность института государства абсолютно оторвана от своего духовного идеала («Небесного Града»). Государство лишь пытается восполнить в той или иной степени этот трансцендентальный субъект и, будучи вырожденной формой его существования-восполнения, получает соответствующее наименование («государство как трансцендентальный субъект»). В зависимости от конкретной формы исторического воплощения данной идеи управляющим социальным институтом (материальным восполнением трансцендентального субъекта) становится либо папский клир (ватиканская модель теократии), либо политическая партия (фашистские и национал-социалистические политические режимы в Европе 20−30 гг. XX в.), либо государство (Римская империя).
В рамках неореалистского понимания сущности управляющих социальных институтов создается теоретическая база для реализации нео-реалистской версии принципа дуализма в социальной философии. В соответствии с данной версией актуализируется консервативная концепция верховенства духовной власти над властью светской. Данная концепция предполагает, что управляющий социальный институт (светская власть) подчиняется трансцендентальному субъекту, как духовной власти, выступающей в той или иной форме (общенациональная идеология, вероучение, общественный договор и т. д.). В этих условиях управляющие социальные институты (институты светской власти) формируются исключительно как трансцендентальные субъекты (формы материальной институциализации трансцендентальных субъектов). В данной связи управляющий социальный институт раскрывается в дуализме духовного репрезентанта (духовной власти — трансцендентального субъекта) и материальной репрезентации (светской власти — восполнения трансцендентального субъекта). В качестве такого репрезентанта как формы духовной власти могут выступать трансцендентальные субъекты в их различных проявлениях. Материальное (институциональное) восполнение репрезентанта также может быть различным — в зависимости от специфики национальной версии консерватизма (теократия, партократия, бюрократия и т. д.).
Одна из разновидностей трансцендентального субъекта раскрывается в значительном понятии консервативной философии — «интегративное сознание». Данное понятие указывает на специфику трансцендентального субъекта, выступающего в качестве духовного холистского начала общественной жизни, формы духовной власти. Как пишет один из теоретиков консерватизма А. А. Френкин, «. консерватор, в отличии от либерала — носитель интегративного сознания» [8, с. 14]. Необходимо отметить, что понятие «носитель» в данном случае теоретически неуместно. «Интегративное сознание», как и любой другой трансцендентальный субъект, не может иметь никакого материального носителя,
поскольку оно действует в системе принципа дуализма. Согласно нео-реалистской версии данного принципа, духовная сущность и материальное существование не могут «пересекаться», они отделены друг от друга. Трансцендентальный субъект может быть лишь в крайне отдаленной степени восполнен управленческой деятельностью институтов светской власти. Тем не менее идея «интегративного сознания» помогает понять сущность консервативной практики верховенства духовной власти над властью светской и соответствующей ей модели институциональности. В рамках консерватизма утверждается идея о том, что подлинная институ-циональность общества должна основываться на реализации холистского начала как господства того или иного трансцендентального субъекта в жизни общества. Материальное восполнение этого трансцендентального субъекта в одном из вариантов консерватизма представлено институтом государства (концепция Августина Блаженного о «двух видах» в «Граде земном»).
В данной связи теоретики консерватизма обосновывают холистскую роль института государства как трансцендентального субъекта. Г осудар-ство ставит под контроль всё многообразие социальных институтов общественности, навязывая им свою волю. В данном случае институт государства реализует одну из степеней свободы, раскрывающуюся в идее государственного суверенитета, выступающей в качестве трансцендентального субъекта. В концепции одного из теоретиков консерватизма У. Вальдгрейва идея государственного суверенитета (идея «сильной нации») может быть материально восполнена «. там, где процветают независимые общины, находящиеся под неусыпным и беспристрастным оком государства, которое не подчиняется отдельным групповым интересам и не боится использовать свою власть"1. Другой известный консерватор М. Дебре понимает холистское значение института государства и государственного суверенитета следующим образом:
«Г осударство — это то, без чего невозможно осуществить ни порядок, ни справедливость, ни внешнюю безопасность, ни внутреннюю солидарность. Государство воплощает в себе высшую законность и является защитником свободомыслия. оно не пренебрегает ничем, что укрепляет стабильность общества. оно выполняет роль. решительного защитника интересов отдельного индивида"2.
Государство как трансцендентальный субъект «выносит за скобки» всю негосударственную институциональную оформленность общества. В данной связи принижается значение институтов общественности. Государство принимает «. решительные меры политического контроля над каждым.» [8, с. 14]. Проникая во все сферы жизни общества под лозун-
1 Цит. по работе «Консерватизм: современные интерпретации» [3, с. 36].
2 Цит. по работе «Консерватизм: современные интерпретации» [3, с. 40].
гом «наведения порядка», светская власть фактически огосударствляет все социальные институты общества. Как самостоятельная общественная реальность они исчезают. Рыночные процессы ставятся под контроль власти, политическая система приобретает централистский характер, негосударственные институты (церковь, культура, СМИ) подчиняются догматической государственной идеологии (трансцендентальному субъекту). Казалось бы, что такая стратегия направлена на уничтожение свободы. Но это не так. Еще со времен Руссо были выявлены две демократические стратегии реализации свободы — либеральная и консервативная. Если первая направлена на расширение степеней свободы светской власти и ее «агентов» — «социальных атомов» (индивидов, социальных групп и институтов), то вторая предполагает реализацию свободы трансцендентального субъекта — идеи «государственного суверенитета», понимаемой в качестве формы духовной власти. В обоих случаях речь идет об осуществлении различных степеней свободы.
Консервативная методология управления обществом предстает как репрезентация духовного репрезентанта, предполагающая изобретение и реализацию определенной социальной технологии восполнения трансцендентального субъекта. Н. М. Чуринов характеризует данную технологию в качестве «. процесса восполнения схем-паттернов трансцендентальной реальности, т. е. реальности примышленной, приписываемой содержанию мира. Такая реальность формулируется на базе априорного знания, т. е. знания, которым располагает субъект до того, как он приступил к изобретению технологии» [9, с. 241]. Консервативные схемы потребного будущего предстают в качестве абстрактной полноты, которую невозможно чем-либо восполнить. В данной связи реализация абстрактных управленческих схем становится в целом невыполнимой задачей. Практику разработки и реализации абстрактных схем будущего, осуществляемую в рамках консервативной концепции управления обществом, можно назвать планированием. Консервативно-неореалистская практика планирования входит в общий процесс государственного строительства в качестве его «идеальной» подосновы.
Список литературы
1. Августин. О Граде Божьем / Философия истории: Антология. — М.: «Аспект Пресс», 1995. — 351 с.
2. Антропова Е., Баклыкова Д. Антропополюс в киберпространстве или сублимация трансцедентального субъекта в материальную субъективность. Томский философский виртуальный институт — [Электронный ресурс] иЯТ: ^р^/^^^Мтагод. га/еапйорЬЬШ (дата обращения: 09. 02. 2011).
3. Консерватизм: современные интерпретации / Научно-аналитический обзор. — М.: Изд-во АН СССР, 1990. — 51 с.
4. Науменко Л. К. Материализм и постмодернизм // Альтернативы -[Электронный ресурс] иКЬ: http: //www. altemativy. ru/ru/node/1076 (дата обращения: 09. 02. 2011).
5. Невважай, И. Д. Свобода и знание [Электронный ресурс] ИЯЬ: Библиотека РГИУ: http: //www. i-u. ru/biblio/archive/nevvajniy_svoboda/ (дата обращения: 08. 02. 2011).
6. Рормозер Г., Френкин А. А. Новый консерватизм: вызов для России. -М.: Изд-во ин-та философии РАН, 1996. — 237 с.
7. Слинин Я. А. Трансцендентальный субъект. Феноменологическое исследование. — СПб.: Наука, 2001. — 528 с.
8. Френкин А. А. Западно-германские консерваторы: кто они? — М.: Меж-дунар. отношения, 1990. — 213 с.
9. Чуринов Н. М. Совершенство и свобода: философские очерки. 2-е изд. доп. — Красноярск: Изд-во СИБУП, 2003. — 515 с.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой