Современный этап теории и методологии историографии в трудах главы Уральской историографической научной школы В. Д. Камынина

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 930. 1
СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИОГРАФИИ В ТРУДАХ ГЛАВЫ УРАЛЬСКОЙ
ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ В.Д. КАМЫНИНА
Личман Б. В.
Аннотация
В статье дается анализ взглядов известного уральского историографа В. Д. Камынина на теоретические и методологические вопросы историографии науки. Выявлено наличие научного дискурса в современной российской историографической среде по таким вопросам, как предмет и задачи историографии как научной и учебной дисциплины, основным категориям современных историографических исследований.
Ключевые слова: историография, теория, методология, исторический источник, методика, историографический факт, научное исследование, проблемы, анализ.
THE CURRENT STAGE OF THEORY AND METHODOLOGY OF HISTORIOGRAPHY IN THE WORKS OFTHE HEAD THE URAL SCIENTIFIC SCHOOL OF HISTORIOGRAPHY V. D. KAMYNINA
Lichman B.V.
Abstract
The article provides an analysis of the views of the famous Ural historiographer V. D. Kamynina on theoretical and methodological issues of historiography of science. The presence of scientific discourse in contemporary Russian historiography environment on such issues as the scope and tasks of historiography as a scientific and academic discipline, the basic categories of modern historiographical research is revealed.
Keywords: historiography, theory, methodology, historical source, technique, historiographic fact, scientific research, problems, analysis.
В непростой современной историографической ситуации в связи с происходящим размежеванием по политико-идеологическим и концептуально-методологическим лагерям ученым-историографам важны теоретические ориентиры для руководства при проведении своих исследований.
Глава Уральской историографической школы В. Д. Камынин в своих трудах [1] обращает внимание на спорные моменты современного этапа историографической науки в России. Он считает, что в историографической среде возникло разное понимание предмета и задач историографии. Ученый пришел к выводу, что хотя большин-
ство историографов выступают против традиционных представлений по этим вопросам, в то же время у критиков имеется различное видение перспектив развития данной научной и учебной дисциплины.
В. Д. Камынин прежде всего выступает против господствующего мнения о том, что историография, как и любая другая научная дисциплина прикладного характера, не может иметь собственной методологии.
По его мнению, методологическая основа историографического исследования, как и любого научного исследования, должна включать характеристику трех важнейших составляющих: теории, методики и техники (технологии) исследования.
В. Д. Камынин убежден, что «историографическое исследование ведется с позиций определенной методологии познания прошлого, которой придерживается ученый». По его мнению, давая оценку историческим произведениям, «историограф не свободен от собственных представлений о развитии исторического процесса в целом и истории исторической науки». Историографу надо заранее заявить о своих методологических позициях, так как выбранная историографом методологическая схема оказывает существенное влияние на содержания понятий, которыми оперирует исследователь, на выбор научных принципов и методов исследования [2, с. 54].
Ученый полагает, что «теоретико-методологические основания современного историографического исследования должны четко увязываться с объектом и предметным полем проводимого исследования» [3, с. 86].
Говоря о методике современного историографического исследования, В. Д. Камынин считает, что в распоряжении историографа находится целый арсенал, состоящий из общенаучных, конкретно-исторических и междисциплинарных принципов и методов, позволяющий ему полностью выполнить поставленные задачи. Принцип историзма является одним из самых важных в
историографии. Без его использования трудно представить развитие историографического процесса как процесса накопления знаний, понять вопрос о прерывности и непрерывности в истории исторической науки, рассматривать вопрос о приоритете в постановке тех или иных конкретных исторических проблем и т. д. Нарушение этого принципа приводит к модернизации историографических явлений.
Проанализировав дискуссии, которые ведутся по вопросу о возможности использования принципа партийности в историографических исследованиях, В. Д. Камынин пришел к выводу, что «историограф вполне осознанно должен принимать в расчет все факторы, влияющие на позицию, взгляды и концепцию автора анализируемого произведения, на его подход к отбору исторических фактов и их интерпретацию».
По мнению В. Д. Камынина, «объективность не может быть принципом научного исследования, а является лишь его целью, к достижению которой стремится каждый исследователь». Он обращает внимание на то, что «историограф не свободен от собственных представлений о характере развития исторического процесса, придерживается определенных концептуальных воззрений, что влияет на выбор научных принципов и методов исследования, на его оценку историографических источников, написанных с позиций другой методологии, и в итоге на результаты исследования».
Ученый доказывает, что современный историограф должен использовать «в своей работе для анализа историографических источников и интерпретирования историографических фактов методы исследования, разработанные и применяемые в различных отраслях научного знания. Особенности применения конкретно-исторических методов в историографическом исследовании обосновывает каждый автор фундаментальной историографической работы». В своей работе «К вопросу о методике современного историографического исследования»
В. Д. Камынин пишет, что «методика работы исследователя с историографическим источником должна проходить по канонам источниковедческого исследования, поскольку и историограф, и источниковед ставят перед своим источником одни и те же вопросы. В арсенале каждого историографа должны быть методы & quot-внешней"- и & quot-внутренней"- критики источника, а также критики & quot-аналитической"- и & quot-синтетической"-«.
По мнению В. Д. Камынина, «весьма удачными следует признать попытки применения в последнее время междисциплинарных методов в историографическом исследовании». Он предлагает обратить внимание на широкое распространение при анализе историографических источников культурно-антропологического метода, метода социальной психологии, просопогра-фического метода, метода дискурсивного анализа и др.
В. Д. Камынин положительно относится к продолжающемуся в современной историографической литературе поиску «особых» методов историографического познания, которые позволят сделать оценку историографического источника и историографического факта более полноценной [4].
В частности, ученый указывает, что использование историографом принципа ценностного подхода позволяет ему уточнить, что из предшествующей историографической традиции устарело, а что является вкладом в науку и позволяет представить процесс приращения научных знаний по исследуемой проблеме. Особенно важно в настоящее время дать объяснение тому, почему в тот или иной промежуток времени становились актуальными одни проблемы, а другие, напротив, выпадали из поля зрения ученых-историков.
Будучи главой Уральской историографической школы, В. Д. Камынин подчеркивает, что ее отличительной чертой является понимание историографии как истории исторической науки. Такое определение предмета историографии можно назвать
традиционным, ибо оно опирается на длительную научную традицию, накопленную в предшествующий период развития, в частности научной школой историографов Московского государственного историко-архивного института (Н.Л. Рубинштейн, В. Е. Иллерицкий, И. А. Кудрявцев, В. А. Муравьев и др.).
Другое дело, что в тот период историографию рассматривали либо как расширенный вариант библиографического описания, либо в лучшем случае как вспомогательную историческую дисциплину, главной задачей которой было обслуживание интересов исторической науки.
В. Д. Камынин полагает, что в настоящее время можно говорить «об относительной самостоятельности историографии, которая изучает не только процесс накопления знаний о развитии человеческого общества, эволюцию исторической мысли, труды историков, концепции, их обоснование и аргументацию, но и условия существования исторического знания, организацию научных исследований, влияние на развитие исторической науки государства» [5, с. 15].
По мнению ученого, «именно на современном этапе развития науки историография перестала быть просто сюжетом исторических изысканий, а превратилась в самостоятельную отрасль научных знаний. Разнообразие типов современных историографических исследований, порождающее многообразие исследовательских подходов и полученных результатов исследования, является залогом жизнеспособности и дальнейшего развития историографии» [6, с. 290].
Приоритетными направлениями деятельности представителей Уральской историографической школы является проведение проблемных исследований, а также изучение организации научных исследований, то есть институциональных, методологических, источниковедческих основ развития исторической науки и исследовательской лаборатории ученого-историка.
Представители данного научного сообщества серьезно изменили задачи современной «проблемной историографии», которая направлена на рассмотрение результатов профессиональной деятельности историков, изучение борьбы идей, на подведение итогов изучения определенной исторической проблемы, выявление неизученных или дискуссионных вопросов, определение направлений возможных будущих изысканий по исследуемой проблеме. В современном историографическом исследовании освещается не только проблемное поле, но и концентрируется внимание на особенностях развития историографического процесса. Выявление научных школ и направлений в изучении проблемы, анализ влияния политико-идеологического фактора на творчество историков позволяет внести вклад в исследование общего состояния исторической науки в рассматриваемый период [7].
Сказанное выше отнюдь не означает, что представители «сциентического» направления историографических исследований игнорируют изучение личности историка. В. В. Запарий отмечает приоритет ученых Уральской историографической школы в том, что они еще «в советское время систематически начали изучать персоналии уральских историков». По его словам, в начале XXI столетия В. Д. Камынин «придал биографиям этих ученых совершенно другой характер. Применив к характеристике жизненного и творческого пути этих ученых ценностный подход, с помощью которого определяются те стороны исторического произведения, которые представляют интерес для современного периода развития исторической науки, В. Д. Камынин показал, какое значение творчество этих ученых имеет для современной исторической науки». В. В. Запарий связывает с деятельностью В. Д. Камынина появление нового жанра историографических исследований — историографических портретов современных исследователей [8, с. 7, 11].
По нашему мнению, несомненной заслу-
гой В. Д. Камынина является введение в научный оборот многочисленных источников личного происхождения, использования возможностей устной истории и личных воспоминаний при создании историографических портретов современных исследователей.
Являясь руководителем и консультантом десятков кандидатских и докторских диссертаций по историографии, много внимания В. Д. Камынин уделяет разработке методологии, понятийного аппарата и методики современных историографических исследований. При этом он исходит из того, что историография — это не только научная, но и учебная дисциплина.
Опираясь на многолетний опыт преподавания историографии в различных университетах страны и подготовки высококвалифицированных кадров в области историографии, В. Д. Камынин предлагает ученым-историографам учитывать интересы поколения, приходящего им на смену. Указывая на все обостряющийся дискурс в историографической среде в понимании наиболее принципиальных вопросов своей научной дисциплины, он констатирует: «Маститые историографы в пылу интеллектуальной полемики не учитывают, что их мнения интересуют не только ученых, хорошо разбирающихся в теоретических хитросплетениях историографии, но и начинающих исследователей — соискателей ученых степеней. Они зачастую приходят к выводу об относительности категориального аппарата историографической науки, о возможности вкладывать свое понимание в содержание тех или иных терминов. Между тем не только источниковедение историографии должно быть строгой наукой (выражение О. М. Медушевской — Б.Л.), но и историографическая наука в целом должна соответствовать этому требованию» [9, с. 123].
Подход к историографии как к «строгой науке» проявляется у В. Д. Камынина в разграничении содержания основных понятий, которые используют ученые: историографический источник и историографический факт.
Рассмотрев длительные дискуссии, которые велись относительно этих понятий в советское время и продолжаются в современной науке, ученый пришел к выводу о том, что нет никаких оснований для того, чтобы либо вообще отказаться от использования этих понятий, либо отождествлять их. Он является сторонником «расширительного» толкования понятия «историографический источник» и включает в него не только опубликованные и неопубликованные труды ученых, но и материалы, позволяющие изучать организацию научных исследований. Под историографическим фактом он понимает «концепцию ученого, высказанного им в одном или нескольких историографических источниках» [10, с. 70].
Толкование основных понятий, имеющихся в арсенале историографов, данное В. Д. Камыниным, вызвало полемику в современной историографической среде. Его понимание содержания понятия «историографический источник» нашло поддержку со стороны С. И. Маловичко и Г. М. Ип-политова[11- 12, с. 189]. В то же время понимание В. Д. Камыниным содержания по-
нятия «историографический источник» С. И. Маловичко посчитал «избыточным» и резюмировал: «Мне представляется, что концепцию или гипотезу историка лучше так и называть — концепцией или гипотезой» [13, с. 15].
В заключение отметит, что хотя некоторые выводы В. Д. Камынина по проблемам теории и методологии современных историографических исследований вызывают дискуссии, тем не менее они признаны научным сообществом, свидетельством чего является их закрепление в учебной литературе, опубликованной в самое последнее время центральными издательствами страны [14]. Следует пожелать ученому продолжать исследование этих проблем, ибо, как справедливо подчеркивают современные историографы, актуальность историографических исследований в настоящее время только увеличивается. Она «поддерживается как динамично обновляющимся историческим контекстом, не иссякающим потоком историографических источников, так и укорененными в социуме причинами переписывания истории» [15, с. 279].
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Камынин В. Д. История исторической науки в России на рубеже ХХ — XXI вв.: теоретический аспект. Опыты историографии. Тюмень, 2015.
2. Камынин В. Д. Методологические основания современных историографических исследований // История науки и техники в современной системе знаний: Первая ежегодная конференция кафедры истории науки и техники 8 февраля 2011 г. Екатеринбург, 2011.
3. Камынин В. Д. Диссертация по историографии: из опыта методологического и теоретического обоснования исследований // История и историки в пространстве национальной и мировой культуры XVIII—XXI вв.ека. Челябинск, 2011.
4. Камынин В. Д. К вопросу о методике современного историографического исследования // Историческая наука и образование в условиях современных вызовов. Казань, 2012. С. 38−42.
5. См.: Камынин В. Д., Чернобаев А. А. Историография как история исторической науки // Историография истории России. М., 2015.
6. См.: Камынин В. Д. Уральская и Омская историографическая школы на рубеже XX-XXI столетий // Источниковедческие и историографические аспекты сибирской истории: Коллективная монография. Нижневартовск, 2014. Ч. 9.
7. Камынин В. Д. «Проблемная историография» в 1990-е — первые годы XXI в.: иссле-
довательский опыт и перспективы развития // Историк в меняющемся пространстве культуры: Сб. ст., подготовленный по материалам Всерос. науч. конф. Челябинск, 2006.
8. Запарий В. В. Мастер историографических портретов современных исследователей // Камынин В. Д. Личностный фактор в исторической науке (историографические портреты). Екатеринбург, 2012. С. 7, 11.
9. Камынин В. Д. Современные подходы к определению содержания понятия историографический источник и идеи А.С. Лаппо-Данилевского в области источниковедения // Диалог со временем. 2014. № 46.
10. Камынин В. Д., Цыпина Е. А. К вопросу о понятии «историографический факт» в современной историографической науке // Россия и мир: история и историография. Международный альманах. Екатеринбург, 2006. Вып. I.
11. Маловичко С. И. Феноменологическая концепция источниковедения как теоретическая основа источниковедения историографии // URL: http: // ivid. isoz. ru/publ/ medushevskaja90/om_malovichko/15−1-0−130 (дата обращения: 21. 04. 2015).
12. Ипполитов Г. М. Историографический факт и историографический источник как категории исторической науки: непростая диалектика // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2013. Т. 15. № 1.
13. Маловичко С. И. Источниковедение историографии как инструмент для изучения профессиональной исторической культуры // Ставропольский альманах российского общества интеллектуальной истории. Ставрополь, 2012. Вып. 13.
14. Историография истории России / Под ред. А. А. Чернобаева. М., 2014.
15. Трофимов А. В., Иванов А. В., Плюйко Д. В. Конфликтность и толерантность в российском обществе в годы Гражданской войны (на примере Урала и Сибири): историографическое осмысление. Екатеринбург, 2014.
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ
ЛИЧМАН Борис Васильевич, доктор исторических наук, профессор, проректор по учебной работе, Уральский институт экономики, управления и права, г. Екатеринбург.
E-mail: 284 815@mail. ru

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой