Современные подходы к лечению остеоартроза

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

54. Nanotechnology in Drug Delivery. / Ed. by Villiers M.M., Aramwit P., Kwon G.S. // AAPS PRESS. -2009. — 662P.
55. Pourgholami MN. Albendazole-cyclodextrin complex: enhanced cytotoxicity in ovarian cancer cells / Pourgholami MN, Wangoo KT, Morris DL. //Anticancer Res. -2008. -V. 28 (5). -P. 2775−2780.
56. Schardinger, F. Uber Thermophile Bakterien aus verschiedenen Speisen und Milch, sowie uber einige Umsetzungsprodukte derselben in kohlenhydrathaltigen Nahrlosungen, darunter krystallisierte Polysaccharide (Dextrine) aus Starke // Z. Untersuch. Nahr. Genussm.- 1903. -V.
6. -P. 865−880.
57. Szejtly J. Cyclodextrin Technology / Kluwer Acad. Publ., Dordrecht. -1988. -321P.
58. Szejtli J. Cyclodextrin properties and applications / Szejtli J. // Drug Invest. -1990. V. 2. P 11−21.
59. Szejtli J. Cyclodextrin Complexed Generic Drugs are Generally not Bio-equivalent with the Reference Products: Therefore the Increase in Number of Marketed Drug/Cyclodextrin Formulations is so Slow / Szejtli J. // J. of Incl. Phen. Macrocyclic Chem. -2005. -V. 52. -P. 1−11.
60. Szente L. Highly soluble cyclodextrin derivatives: chemistry, properties, and trends in development / Szente L., Szejtly J. // Adv. Drug Deliv. Rev. -1999.- V. 36. -P. 17−28.
61. Shukla Jaya. Physiochemical characterization and radiolabeling of tamoxifen-cyclodextrin complex for breast cancer therapy / Shukla Jaya, Sharma Uma, Jaganathan NR. and Bandopadhyaya Gurupad // J Nucl Med. -2009. -V. 50 (Supplement 2). — P. 1574−1581.
62. Thompson DO. Cyclodextrins (CDS) — excipients by definition, drug delivery systems by function (part I: injectable applications) / Thompson DO, Chaubal MV. // Drug Delivery Technology. -2002. -V. 2(7). -P. 34−45.
63. Tiwari Gaurav. Cyclodextrins in delivery systems: Applications / Tiwari Gaurav, Tiwari Ruchi, Rai Awani K // J Pharm Bio Sci. -2010. -V. 2(2). -P. 72−79.
64. Uekama Kaneto. Design and Evaluation of Cyclodextrin-Based Drug Formulation / Uekama Kaneto // Chem. Pharm. Bull.- 2004. -V. 52(8). -P. 900−915
65. Villiers A. Sur la fermentation de la fecule par l'-action du ferment butyrique / Villiers A. // Compt. Rend. Acad. Sci. -1891. -V. 112. -P. 536−538.
66. Vyas Amber. Cyclodextrin based novel drug delivery systems / Vyas Amber, Saraf Shailendra and Saraf Swarnlata // J. Incl. Phenom. Macrocycl. Chem. -2008. -V. 62(1−2). -P. 23−42.
67. Wacheck V. Antisense molecules for targeted cancer therapy / Wacheck V, Zangemeister-Wittke U. // Crit. Rev. Oncol. Hematol. -2006. -V. 59(1). -P. 65−73.
68. Wada Koki. Improvement of gene delivery mediated by mannosylated dendrimer/a-cyclodextrin conjugates / Wada Koki, Hidetoshi Arima, Toshihito Tsutsumi et al. // Journal of Controlled Release. -2005. -V. 104(2). -P. 397−413.
69. Wang, M. Targeting nanoparticles to cancer / Wang, M., Thanou, M. // Pharmacol. Res. -2010. -V. 62(2). -P. 90−99.
70. Xie Z. Therapeutic potential of antisense oligodeoxynucleotides in downregulating p53 oncogenic mutations in cancers / Xie Z., Chng W. J., Tay K. G., Liu S. C. et al. // Biotechnol. Letters. — 2010, Sep 30. -P. 1−8.
УДК 616. 71/72−018. 3−08
© ЛА. Лепилина, A.A. Aхунoв, Т. П. Тырнова, Л.P. Габитова, Л. М. Валишина, 2011
Л.А. Лепилина1, А.А. Ахунов2, Т.П. Тырнова1, Л.Р. Габитова1, Л.М. Валишина2 СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ЛЕЧЕНИЮ ОСТЕОАРТРОЗА
гГБОУ ВПО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития Р Ф, г. Уфа 2ГУЗ Республиканская клиническая больница им. Г. Г. Куватова МЗ РБ, г. Уфа
В литературном обзоре представлены современные взгляды на патогенез остеоартроза. Освещены современные подходы к терапии этого заболевания, возможности и осложнения лечения нестероидными противовоспалительными препаратами и хондропротекторами.
Ключевые слова: остеоартроз, нестероидные противовоспалительные препараты, хондропротекторы.
L.A. Lepilina, A.A. Akhunov, T.P. Tymova, L.R. Gabitova, L.M. Valishina OSTEOARTHRITIS: MODERN APPROACHES TO TREATMENT
Present-day perspectives on osteoarthritis pathogenesis are presented in the medical literature overview. A number of current approaches to osteoarthritis treatment are discussed, as well as therapy potentials and therapeutic complexities arising out of disease-related specificity in treatment by means of nonsteroidal anti-inflammatory drugs and chondroprotectors.
Key words: osteoarthritis, nonsteroidal anti-inflammatory drugs, chondroprotectors.
Лечение остеоартроза (ОА) является очень сложной и, по существу, общетерапевтической проблемой. Это заболевание широко распространено — по данным статистики в США оно встречается в популяции в 1% случаев [25]. В России распространенность ОА составляет 6,43%, коррелирует с возрастом и достигает максимальных значений (13,6%) у лиц старше 45 лет [21].
В развитии патологического процесса при ОА существенная роль отводится метаболическому, анатомическому, травматическому и воспалительному факторам, среди которых на первом месте стоят метаболические
нарушения в хондроцитах и матриксе хряща. Деградации хрящевой ткани способствует ее повреждение протеиназами, гликозидазами, эндогенными металлопротеазами [48], тканевыми пептидазами [7]. По опубликованным данным ТОТ-а и ІЬ-1 стимулируют выработку хондроцитами металлопротеазы ММР8 и активатора плазминогена, что ведет к еще большей деградации протеогликанов и коллагена [38, 57]. Данный процесс поддерживается и усугубляется тем, что при ОА хондроци-ты продуцируют функционально неполноценные протеогликаны, содержащие в своем составе гликозаминогликаны (ГАГ), отличаю-
щиеся от нормальных ГАГ по фракциям и степени сульфатирования [50].
Морфологически измененные и гипертрофированные хондроциты вырабатывают такие протеины, как коллаген Х, коллаген I [32, 56], коллаген II типов [25]. Извращение синтетической активности хряща затрагивает и продукцию гиалуроновой кислоты, что многими авторами расценивается как одна из причин дальнейшей его дегенерации [59].
Патогенетические механизмы деструкции хряща при ОА включают в себя такие важные звенья, как нарушение гидрофильно-сти хрящевой ткани — ее высушивание или, наоборот, оводнение [43], активацию пере-кисного окисления липидов и накопление свободных радикалов [9]. Существенная роль в развитии и прогрессировании ОА отводится расстройству кровообращения в синовиальной оболочке и субхондральной кости, приводящему к капилляротрофической недостаточности [26, 47].
Воспаление часто становится причиной гипоксии суставных тканей, сенсибилизирует нервную ткань, вследствие чего усиливается болевой синдром [68]. При хроническом си-новите нарушается синтез нейропептидов [45], ускоряется клеточный апоптоз [68]. Активность воспалительной реакции при сино-вите коррелирует с уровнем простагландинов, среди которых первостепенное значение придается Pg F2a [49], Pg E [63], лейкотриену В4 [49], цитокинам IL-1, IL-6, IL-8, TNF-a [41].
В последние годы появились сообщения об иммунологических нарушениях при ОА, которые трудно уложить в схему неспецифических воспалительных реакций, вызванных вторичным синовитом. В синовиальной жидкости обнаруживаются иммунокомпетентные клетки, антитела к антигенам суставных тканей [42] и антитела к протеогликанам и к гли-козаминогликанам [24]. Их наличие объясняют участием в & quot-ремонте"- участка, расположенного в месте сближения хряща и кости. Данный феномен имеет непосредственное отношение к формированию остеофитов [24] так же, как и к прогрессированию артроза [47].
Все описанные нарушения в значительной степени генетически детерминированы. Это подтверждается тем, что в семьях, отягощенных заболеваемостью ОА, его встречаемость превышала контрольные цифры почти в 2 раза. Оказалось, что при ОА с увеличением плотности кости выявляется отчетливое перераспределение частей генотипов FFВВ, гена VDR, Hh, Coll 2 al, Rsal гена, Coll a2 [1].
Что касается влияния внешних неблагоприятных факторов на течение ОА, то среди них ведущее место занимают механические нагрузки, получившие название «механический стресс» [52]. Вследствие изменений в хряще и субхондральной кости сустав теряет устойчивость по отношению к ним, так что любая физическая работа провоцирует дальнейшее прогрессирование заболевания [28]. В число факторов риска ОА входят курение, сахарный диабет, лечение сульфаниламидами, тироксином, длительный прием оральных контрацептивов, содержащих эстрогены [55], несбалансированная диета [69]. В качестве патогенного фактора может выступить и стресс. Стрессовые воздействия извращают морфофункциональную организацию соединительной ткани различных органов, поначалу способствуют накоплению свободного коллагена, а в последующем резко снижают его уровень и приводят к распаду биополимеров межклеточного матрикса [5]. При психоэмоциональных нагрузках наряду с изменением содержания ГАГ в слизистых оболочках выявляются и существенные отклонения их содержания в крови [3]. В данном процессе важную роль играют гормоны, биосинтез которых изменяется при нервно-психическом перенапряжении. Интересным представляется тот факт, что на мембранах хондроцитов обнаруживаются рецепторы, чувствительные к серотонину, дофамину, гистамину, и это позволяет обсуждать их участие в неспецифической активации хондроцитов при ОА [36].
Исходя из представлений об основных звеньях патогенеза ОА разработаны и апробированы научно обоснованные методы его терапии, целями которых являются купирование болевого синдрома и воспаления и предотвращение дальнейшей дегенерации хряща.
Препаратом первой линии в США считается парацетамол, аналгетический эффект которого практически эквивалентен некоторым нестероидным противовоспалительным препаратам (НПВП), в частности напроксену [37]. При некупирующемся болевом синдроме можно параллельно НПВП назначать опиоид-ные аналгетики, например оксикодон. Такая комбинация не только повышает обезболивающий эффект, но и улучшает сон и оказывает седативное действие на пациента [66]. Мощным аналгетическим действием обладает трамадол, который, воздействуя на выработку норэпинефрина и серотонина, не только уменьшает боль, но и способствует нормализации психического статуса [51].
В России для борьбы с болью и воспалением в основном применяются НПВП [4,14].
Еще в 1971 г. G.R. Vane обнаружил, что противовоспалительный эффект аспирина и индометацина связан с подавлением биосинтеза простагландинов в очаге воспаления. Позже было установлено, что в основе этого феномена лежит ограничение связывания ара-хидоновой кислоты (субстрата простагланди-нов) с активным участком циклооксигеназы (ЦОГ), являющимся ключевым ферментом метаболизма арахидоновой кислоты. От инги-биции изоформы ЦОГ — ЦОГ-2 зависит главный механизм действия НПВП, а развитие побочных реакций в основном определяется подавлением ЦОГ-1, регулирующей провос-палительные и цитопротективные простаг-ландины [12].
Несмотря на то, что внедрение в широкую практику НПВП явилось настоящим прорывом в ревматологии, уже к середине 80-х годов стало очевидным, что систематическое применение современных НПВП сопровождается частым развитием побочных эффектов. Создалась парадоксальная ситуация — высокий терапевтический эффект неотделим от сопутствующих нежелательных последствий, что и послужило основанием для сравнительного изучения токсичности различных НПВП.
В литературе накопилось немало информации о негативных эффектах препаратов этой группы. В 2000 г. К. Brandt опубликовал ошеломляющие статистические данные: число летальных случаев, связанных с приемом НПВП, в США равняется числу умерших от СПИДа и превышает смертность от лимфо-грануломатоза и миеломной болезни [27]. Даже кратковременный прием НПВП (иногда и в низких дозах) может приводить к развитию осложнений, угрожающих здоровью, в связи с чем их назначение может оказать отрицательное влияние на выживаемость больных. Проблема безопасности применения НПВП особенно актуальна для пациентов ОА, которые часто страдают сопутствующими болезнями и вынуждены принимать другие лекарственные препараты. Большинство НПВП обладает способностью повышать артериальное давление, снижая эффективность ингибиторов АПФ и диуретиков, а также усугублять (или выявлять) застойную сердечную недостаточность. Риск манифестации сердечной недостаточности у пациентов с ее скрытым течением примерно равен риску тяжелых поражений желудочно-кишечного тракта. В масштабном популяционном исследовании,
проведенном в Новой Зеландии, было показано, что применение НПВП в 2,19 раза увеличивает риск развития артериальной гипертензии [13]. По мнению J.H. Gurwitz, применение НПВП повышает вероятность дебюта артериальной гипертензии в 1,66 раза, при этом степень риска почти не зависит от дозировок примененных НПВП. При исследовании больных ОА, длительно леченных НПВП, выяснилось, что препараты этой группы повреждают интерстициальный компонент почек, а значит, обладают серьезным нефротоксиче-ским действием [11, 46].
Наибольшую тревогу вызывает негативное действие НПВП на желудочнокишечный тракт [54]. Угнетая синтез простаг-ландинов, НПВП уменьшают их выработку в слизистой оболочке желудка, тем самым нанося ущерб ее защитной функции и провоцируя клинические осложнения. Е. Л. Насонов сообщает, что гастроэнтерологические побочные эффекты развиваются у 34−46% пациентов, принимающих НПВП, а у 15% приводят к тяжелым, потенциально смертельным осложнениям (перфорации, кровотечения) [14]. Американские ученые установили, что осложненное течение язв желудка, ассоциированных с приемом НПВП, служит причиной более 100 тыс. госпитализаций и 16,5 тыс. смертей в год [44]. Учитывая все это наряду с НПВП следует назначать гастропротекторы -ингибиторы протонной помпы (мизопростол), Н2-блокаторы [8, 46] или ингибитор 5-
липооксигеназы и циклооксидазы — ликофе-лон [61].
Не вызывает сомнения, что НПВП различаются между собой по частоте и спектру нежелательных явлений, что главным образом связано с подавлением конституциональной ЦОГ-1 [65, 67]. Кроме того, в этом процессе принимает участие индуцибельная ЦОГ-2, ответственная за синтез простагландинов, вызывающих боль, лихорадку и воспаление [67].
Согласно гипотезе Vane и Bottinq (1995) противовоспалительное и токсическое действие НПВП (повреждение ЖКТ, почек и др.) связано с обоими изоферментами ЦОГ. ЦОГ-1 постоянно находится в клетках и обладает регулирующей функцией по отношению к синтезу цитопротективных простагландинов, таких как тромбоксан А2, секретируемый тромбоцитами, простациклин, вырабатываемый клетками эндотелия, слизистых оболочек желудочно-кишечного тракта и почками, про-стациклин Е2. Второй изофермент — ЦОГ-2 — в норме присутствует в тканях в ничтожных количествах, но в очаге воспаления его кон-
центрация резко возрастает, индуцируя образование простациклинов, вовлеченных в воспаление, клеточную пролиферацию и деструкцию. Иными словами, ЦОГ-1 — это защитный (конститутивный) фермент, снижение активности которого сопровождается развитием побочных реакций, а ЦОГ-2, называемый еще индуцибельным, принимает участие в воспалении [64,67].
Эти данные легли в основу разработки новых НПВП, способных селективно ингибировать ЦОГ-2, не затрагивая физиологических функций ЦОГ-1 [62]. Была выдвинута концепция, согласно которой эффективным и безопасным может быть только такой препарат, который будет избирательно подавлять ЦОГ-2, не влияя на естественную активность ЦОГ-1, то есть обладать избирательной (селективной) способностью подавлять преимущественно провоспалительный фермент ЦОГ-2 [14, 15].
В настоящее время самым известными и часто назначаемым селективным ингибитором ЦОГ-2 является мовалис. Продолжается разработка новых препаратов, среди которых перспективными представляются генерации селективных ингибиторов ЦОГ-2 из группы коксибов: целекоксиб, рофекоксиб, эторикок-сиб, парекоксиб, лумиракоксиб, вальдекок-сиб, деракоксиб [12, 64].
Создание селективных и специфических ингибиторов ЦОГ-2, казалось бы, решило проблему профилактики осложнений НПВП, но данные последних лет свидетельствуют о том, что их безопасность оказалась не столь высокой, как предполагалось [6]. Их прием тоже чреват отрицательными последствиями при сердечно-сосудистой недостаточности, и, кроме того, прослежена дозозависимость аналгетического эффекта, то есть увеличение риска побочных реакций при наращивании суточной дозы препарата [4, 35]. В связи с этим становится очевидной актуальность поисков потенциальной альтернативы ингибиторам ЦОГ-2. В частности, предлагается применять селективный ингибитор ЦОГ-3 — парацетамол [12].
С учетом ведущего механизма развития ОА пристальное внимание исследователей привлекают препараты хондропротекторного действия, которые в ревматологии называют базисной терапией структурно-
модифицирующими препаратами [22, 34, 62]. Основой их эффективности считается способность ингибировать ферменты хрящевой ткани. Целесообразность их назначения мотивируется еще и тем, что помимо способности
подавлять активность лизосомальных ферментов, хондропротекторы стимулируют анаболические процессы и повышают продукцию ГАГ [18].
Один из самых старых и известных хондропротекторов румалон экстракт из хряща и кости быков — содержит костные морфогенетические белки, индуцирующий рост хряща фактор С1Б и трансформирующий рост хряща фактор ТОБ-Р [29]. К сожалению, этот препарат оказывает выраженное хондропро-текторное действие лишь на начальных стадиях заболевания [16].
Еще одно средство из группы хондро-протекторов — глюкозамина сульфат (Дона) -обладает свойством подавлять синтез протеаз, простагландина Е1, активность комплемента и интерлейкина, что обеспечивает не только хондропротективный, но и противовоспалительный эффект [2]. Хондроитин сульфат, оказывая влияние на синтез хондроцитов, предотвращает деградацию коллагена и про-теогликанов [30]. Интересно, что его эффективность статистически значимо повышается при проведении комплексной терапии, включающей в себя акупунктуру [60]. В клинической практике широко применяется хондрои-тинсульфат (структум) — средство, которое активирует ферменты энергетического обмена синовиальной жидкости и нормализует ее рН, что благотворно отражается на различных параметрах хрящевого метаболизма [19]. Неплохо зарекомендовал себя хондропротектор гиалуроновая кислота для внутрисуставного введения. В США администрацией по продуктам питания и лекарствам одобрены два препарата — гиалуронат натрия Нуа^ап и Нуіап 0−7-20 (8упуІ8е) [40]. В эксперименте на животных гиалуроновая кислота вызывала достоверное уменьшение боли [31], а при лечении больных ОА обеспечивала длительную ремиссию примерно до года [33]. Это средство часто относят к препаратам с минимальным числом побочных эффектов — у больных, получивших курс терапии, осложнений описано не было [17]. Однако, несмотря на многочисленные положительные отзывы, хонд-ропротекторы нельзя назвать абсолютно безвредной терапией. Имеются данные об их негативном воздействии на водный обмен. Некоторые хондропротекторы, в частности глю-козамин сульфат, так же, как ингибиторы ЦОГ -2, повышают риск развития ишемической болезни сердца [10].
Поэтому внимание врачей-клиницистов продолжают привлекать немедикаментозные методы лечения, и все чаще публикуются ре-
комендации сочетать лекарственные средства Таким образом, на сегодняшний день
с гомеопатическими препаратами [20], мето- существует огромный арсенал медикаментоз-
дами нелекарственной и натуральной терапии ных средств, воздействующих на различные
[23, 25]. Это в первую очередь относится к звенья патогенеза ОА. Но, несмотря на значи-
акупунктуре, позволяющей контролировать тельные успехи, проблема ОА полностью не
болевой синдром без потенцирования токси- решена, что делает оправданным дальнейший
ческих эффектов [58] в отличие от медика- поиск новых медицинских технологий, на-
ментозных средств, и действующей на уровне правленных на лечение ОА.
целостного организма, стимулируя его адаптивные возможности.
Сведения об авторах статьи:
Лепилина Лариса Александровна зав. каф. традиционной медицины ИПО, профессор, E-mail: Lepilina2008@gmail. com. Ахунов Анвар Ангамович — ГУЗ Республиканская клиническая больница им. Г. Г. Куватова МЗ РБ, г. Уфа, заведующий Межрегиональным консультативно-диагностическим центром, E-mail: ahaa. 52@mail. ru.
Тырнова Татьяна Павловна — доцент кафедры традиционной медицины ИПО БГМУ, E-mail: rtpmed@mail. ru.
Габитова Лилия Рамильевна -ассистент кафедры традиционной медицины ИПО БГМУ, E-mail: Gabitova-Lilia@mail. ru. Валишина Лилия Маратовна — ГУЗ Республиканская клиническая больница им. Г. Г. Куватова МЗ РБ, г. Уфа, врач ревматологического отделения, E-mail: liliv@yandex. ru.
ЛИТЕРАТУРА
1. Алексеева, Л. И. Изучение значимости полиморфизма минеральной плотности костной ткани и генетических маркеров в патогенезе остеоартроза / Л. И. Алексеева, В. А. Мякотин, М. Ю. Крылов // Научно-практическая ревматология: тез. докл. IV съезда ревматологов России. — Казань, 2005. — С. 7.
2. Алексеева, Л. И. Перспективы хондропротективной терапии остеоартроза / Л. И. Алексеева // Научно-практическая ревматология. — 2003. — № 4. — С. 83−86.
3. Афанасьев, С. С. Влияние стрессорных воздействий на показатели обмена гликопротеинов / С. С. Афанасьев, Е. В. Шкляева, П. Н. Шараев // Биохимия соединительной ткани (норма и патология). — Ижевск, 2005. — С. 56−59.
4. Балабанова, Р. М. Патогенетическое обоснование локальной терапии при ревматических заболеваниях / Р. М. Балабанова, М. Е. Запрягаева // Ревматология. — 2002. — № 10. — С. 12−14.
5. Бутолин, Е. Г. Стресс-лимитирующий эффект опиодных пептидов на обмен соединительной ткани при хроническом иммобили-зационном стрессе / Е. Г. Бутолин // Материалы науч. -практич. конф., посвящ. 60-летию ИГМИ. — Ижевск, 1993. — С. 10.
6. Ивашкин, В. Т. Влияние аналгетиков на слизистую оболочку желудка и состояние печени / В. Т. Ивашкин, А. А. Шептулин // Клин. фармакол. тep. — 2003. — № 1. — С. 57−60.
7. Камилов, Ф. Х. Биохимия ротовой полости / Ф. Х. Камилов, Т. С. Чемикосова, С. В. Чуйкин. — Уфа, 1998. — 78 с.
8. Квейзер, Р. Как контролировать боль при остеоартрите. Современные варианты лечения / Р. Квейзер, Н. Лейн // Новые мед. технологии. — 2004. — № 3. — С. 36−41.
9. Курылева, К. В. Состояние кислородозависимого метаболизма фагоцитов, антиоксидантной защиты и артроскопические данные у больных деформирующим артрозом коленного сустава / К. В. Курылева, А. Е. Кратнов // Научно-практическая ревматология: тез. докл. IV съезда ревматологов России. — Казань, 2005. — С. 71.
10. Лекарственные препараты в России: справочник ВИДАЛЬ. — М.: АстраФармСервис, Пила, Пальма, 2007. — 1614 с.
11. Марасаев, В. В. Влияние лекарственной терапии остеоартроза на тубулоинтерстициальное поражение почек / В. В. Марасаев, А. В. Запрягаева // Научно-практическая ревматология: тез. докл. IV съезда ревматологов России. — Казань, 2005. — С. 80.
12. Насонов, Е. Л. Анальгетическая терапия в ревматологии: путешествие между Сциллой и Харибдой / ЕЛ. Насонов // Клин. фар-макол. тер. — 2003. — № 1. — С. 64−69.
13. Насонов, Е. Л. Селективные ингибиторы циклооксигеназы-2: новые перспективы лечения заболеваний человека / Е. Л. Насонов, Е. С. Цветкова // Тер. архив. — 1998. — № 5. — С. 8−14.
14. Насонов, Е. Л. Специфические ингибиторы ЦОГ-2: решенные и нерешенные проблемы / Е. Л. Насонов // Клин. фармакол. тер. -2000. — № 1. — С. 57−64.
15. Hacoнoвa, B.A. Moвaлис (мeлоксикам) — новый пpenapaт из группы нестероидных противовоспалительных в терапевтической практике / В. А. Hacoнoвa, Е.Л. Ш^нов, Е.С. Цвeткoвa //п Meдицинa. — № 4. — 1998. — С. 48.
16. Насонова, В. А. Патогенетическая терапия ревматических заболеваний/ В. А. Насонова, Я. А. Сигидин.- М.: Медицина, 1995. 287с.
17. Пак, Ю.В. [и др.] Применение препарата гиалуроновой кислоты при коксартрозе / Ю. В. Пак, И. В. Меньшиков, С. А. Сергиенко [и др.] // Научно-практическая ревматология: тез. докл. IV съезда ревматологов России. — Казань, 2005. — С. 95.
18. Цветкова, Е. С. Хондропротективные препараты в терапии остеоартроза / Е. С. Цветкова, Н. А. Богомолова, Э. Р. Агабабова // Тер. архив. — 1992. — № 5. — С. 59−60.
19. Шишкин, В. И. Эффект хондротин-сульфата (структум) на рН-зависимый механизм биотрансформации энергии в синовиальной жидкости при остеоартрозе / В. И. Шишкин, Г. В. Кудрявцева, А. Б. Рябков // Научно-практическая ревматология: тез. докл. IV съезда ревматологов России. — Казань, 2005. — С. 144.
20. Шостак, Н.А. [и др.] Остеоартроз (остеоартрит): новые технологии лечения / Н. А. Шостак, А. А. Клименко, Н. М. Бабадаева [и др.] // Consilium Medicum. — 2007. — Том 9. — № 2. — С. 24−28.
21. Эрдес, Ш. Ф. [и др.] Распространенность суставного синдрома в России / Ш. Ф. Эрдес, Е. А. Галушко, Д. И. Бизоркина [и др.] // Научно-практическая ревматология: тез. докл. IV съезда ревматологов России. — Казань, 2005. — C. 146.
22. A 2 year longitudinal radiographic study examining the effect of a bisphosphonate (risedronate) upon subchondral bone loss in os-teoarthritic knee patients / J.C. Buckland-Wright, E.A. Messent, C.O. Bingham et al. // Rheum. — 2007. — Vol. 46. — P. 257−264.
23. A comparison of Kneip hydrotherapy with conventional physiotherapy in the treatment of osteoarthritis of the hip or knee: protocol of a prospective randomized controlled clinical trial / M. Schencking, A. Otto, T. Deutschet et al. //BMC Muscsloskeletal Disorders. — 2009. -Vol. 10. — P. 104.
24. АИш^ S.A. The synovium — cartilage function of the normal human knee. Implication for joint destruction and repain / S.A. Allard, M.T. Bayliss, R.N. Maini // Art. Rheum. — 1990. — Vol. 33. — P. 1170−1179.
25. Biological Basis for the Use of Botanicals in Osteoarthritis and Rheumatoid Arthritis: A Review / A. Sabahuddin, A. Jeremy, J. Charles et al. // CAM — 2005. — Vol. 2(3). — P. 301−308.
26. Bonnet C.S. Osteoarthritis, angiogenesis and inflammation / C.S. Bonnet, D.A. Walch // Rheum. — 2005. — Vol. 44. — P. 7−16.
27. Brandt K.D. The role of analgesics in management of osteoarthritis pain / K.D. Brandt//Am. J. Therap.- 2000.- Vol. 7.- № 12.- P. 75−90.
28. Cooper C. Occupational activity and the risk of osteoarthritis / C. Cooper // J. Rheum. — 1995. — Vol. 22. — P. 10−12.
29. Dean D.D. Amelioration of lapine osteoarthritis by treatment with glycosaminoglycan peptide association complex (rumalon) / D.D. Dean, O.E. Muniz, I. Rodriques // Art. Rheum. — 1991. — Vol. 34. — P. 304−313.
30. Effect du traitment par le sulfate de galactosaminoglucuronoglycane sur l'-estase granulocytaire synovial de patients atteints
d'-octeoarthrose / F. De Gennaro, P.D. Piccioni, R. Caporali et al. // Liter. Rhumatologica. — 1992/ - Vol. 14. — P. 53−60.
31. Effects of sodium hyaluronate on the nociceptive responce of rat with experimentally in duced arthritis / S. Aihara, N. Murakami, R. Ishii et al. // Nippon-Yakurigaku-Lasshi. — 1992. — Vol. 100. — № 4. — P. 359−365.
32. Fenwick S.A. Osteoarthritic cartilage loses its ability to remain avascular / S. A Fenwick, P.J. Gregg, P. Rooney // Osteoarthritis Cartilage. — 1999. — Vol. 7. — P. 441−452.
33. George E. Intra-articular hyaluronan treatment for osteoarthritis / E. George // Ann. Rheum. Dis.- 1998. — Vol. 57. — № 11. — P. 637−640.
34. Glucosamine sulfate use and delay of progression of knee osteoarthritis: A 3-year, randomized placebo-controlled, double-blind study /
K. Pavelka, J. Gatterova, M. Olejarova et al. // Arch. Intern. Med. — 2002. — Vol. 162. — P. 2113−2123.
35. Goldstein J.L. Reduced risk of upper gastrointestinal ulcer complications with celecoxib, a novel COX-2 inhibitor / J.L. Goldstein, F.E. Sileverstein // Amer. J. Gastroenterology. — 2000. — Vol. 95. — № 7. — P. 1682−1690.
36. Histaminergic H1, serotoninergic, beta adrenergic and dophaminergic receptors in human osteoarthritis cartilage / E. Vignon, P. Bro-quet, P. Matheu et al. // Biochem. Int. — 1990. — Vol. 20. — P. 250−251.
37. Hochberg M.D. What a difference a year makes: reflection on the ACR recommendations for the medical management of osteoarthritis / M.D. Hochberg // Curr. Rheum. Rep. — 2001. — Vol. 6. — № 3. — P. 473−478.
38. Induction of neutral proteinase and prostanoid production in bovine nasal chondrocytes by interleukin-1 and tumor necrosis factor alpha: modulation of these cellular responses by interleukin-6 and plateletderived growth factor / Smith R.J., Justen J.M., Ulrich R.G. et al. // Clin. Immunol. Immunopathol. — 1992. — Vol. 64. — P. 135−144.
39. Inhibition interleukin-lbeta-stimulated collagenase and stromelysin expression in human tendon fibroblasts by epigallocatechin gallate ester / A.R. Corps, V.A. Curry, D. J Buttle et al. // Matrix Biol. — 2004. — Vol. 23. — P. 163−169.
40. Intra-anticular treatment with hyaluronic acid in osteoarthritis of the knee joint, a controlled clinical trial versus mucopolysaccharide
polysulfuric acid ester / J. Graf, E. Neusel, E. Scheider et al. // Clin. Exp. Rheum. — 1993. — Vol. 11. — № 4. — P. 367−372.
41. Kidd B.L. Mechanisms of inflammatory pain / B.L. Kidd, L.A. Urban // Br. J. Anaesth. — 2001. — Vol. 87. — P. 3−11.
42. Metalloproteinases and cartilage proteoglycan depletion in chronic arthritis. Comparison of antigen-induced and polycation-induced
arthritis / B. Henderson, E.R. Pettipher, C. Murphy et al. // Art. Rheum. — 1990. — Vol. 33. — № 2. — P. 241−246.
43. Mitrovic D.R. Structural and biochemical abnormalities of articular cartilage in rheumatoid arthritis / D.R. Mitrovic, N. Darmon //
Rheum. Int. — 1990. — Vol. 10. — № 1. — P. 31−37.
44. Myerson R.M. NSAID-associated gastroduodenal damage / R.M. Myerson // J. Pharm. Med. — 1992. — Vol. 2. — P. 277−284.
45. Neuropeptides in experimental and degenerative arthritis / S. Niissalo, M. Hukkanen, S. Imai et al. // Ann. N. Y. Acad. Sci. — 2002. -Vol. 966. — P. 384−399.
46. Osteoarthritis: new insights. Part 2: treatment apptoaches / Felson, D.T., Lawrence R.C., Hochberg V.C. et al. // Ann. Intern. Med. -2000. — Vol. 133 (9). — P. 726−729.
47. Pelletier J.P. Osteoarthritis, an inflammatory disease: potential implication for the selection of new therapeutic targets / J.P. Pelletier, J. Martel-Pelletier, S.B. Abramson // Arthritis. Rheum. — 2001. — Vol. 44. — P. 1237−1247.
48. Pelletier J.P. The pathophysiology of osteoarthritis and the implication of the use of hyaluronan and hylan as therapeutic agents in visco-
supplementation / J.P. Pelletier, J. Martel-Pelletier // J. Rheum. — 1993. — Vol. 39. — P. 19−24.
49. Peripheral and spinal neural mechanisms in arthritis, with particular reference to treatment of inflammation and pain / Y.T. Konttinen, P. Kemppinen, M. Segerberg et al. // Arthritis. Rheum. — 1994. — Vol. 37. — P. 965−982.
50. Pinals R.S. Pharmacologic treatment of osteoarthritis / R.S. Pinals // Clin. Ther. — 1992. — Vol. 14. — № 3. — P. 336−346.
51. Porcheret M. Treatment of knee pain in older adults in primary care: development of an evidence-based model of care / M. Porcheret, K.
Jordan, P. Croft // Rheum. — 2006. — Vol. 1. — P. 11.
52. Radiographic osteoarthritis of the hip and bone mineral density. The Study of Osteoporotic Fractures Research Group / M.C. Nevitt,
N.E. Lane, J.C. Scott et al. // Arthritis Rheum. — 1995. — Vol. 18. — P. 907−916.
53. Reliability and validity of clinical outcome measurements of osteoarthritis of the hip and knee — a review of the literature / Y. Sun, T.
Sturmer, K.P. Gunther et al. // Clin. Rheum. — 1997. — Vol. 16. — P. 185−198.
54. Risk factors for serious nonsteroidal-induced gastrointestinal complications: regression analysis of the MUCOSA Trial / L.S. Simon, H. T Hatoun, R.M. Bittman et al. // Fam. Med. — 1996. — Vol. 28. — P. 204−210.
55. Risk factors in carpal tunnel syndrome / J.M. Geoghegan, D.I. Clark, L. C Bainbridge et al. // J. Hand. Surg. Br. — 2004. — Vol. 29 (4). — P.
315−320.
56. Role of the subchondral vascular system in endochondral ossification: endothelial cell-derived proteinases derepress late cartilage diffe-
rentiation in vitro / Babarina A.V., Mollers U., Bittner K et al. // Matrix Biol. — 2001. — Vol. 20. — P. 205−213.
57. Sandy J.D. Proteolytic degradation of normal and osteoarthritic cartlage matrix / In: K.D. Brandt Doherty M. Lohmander LS eds. Osteoarthritis. New York: Oxford University Press. — 2003. — P. 82−91.
58. Selfe T.K. Acupuncture and osteoarthritis of the knee: a review of randomized, controlled trials / T.K. Selfe, A.G. Taylor // Fam Community Health. — 2008. — Vol. 31(3). — P. 247−254.
59. Seven different assays of hyaluronan compared for clinical utility / V. Lindgvist, K. Chichibu, B. Delpech et al. // Clin. Chem. — 1992. -Vol. 38. — № 1. — P. 127−132.
60. Shmerling R. Osteoarthritis. Option for arthritis pain / R. Shmerling, C. Ulbicht, E. Basch//J. Newsweek.- 2002.- Vol. 140.- № 2.- P. 53.
61. Skelly M.M. Potential alternatives to COX-2 inhibitors / M.M. Skelly, C.J. Hawkey // BMJ. — 2002. — Vol. 324. — P. 1289−1290.
62. Strander V. Outcome measures in osteoarthritis: randomized controlled trials / V. Strander, A. Kelman // Curr. Rheum. Rep. — 2004. — №
6. — P. 20−30.
63. Taylor D. Effect of staurosponine derivatives on L-I-stimulated prostaglandin E production / D. Taylor // Biochem. Sec. Trans. — 1992. -Vol. 20. — P. 1428.
64. Therapeutic roles of selective COX-2 inhibitors / Ed. By J.R. Vane and R.M. Botting. — William Harvey Press, Cambridge, 2001.- 584p.
65. Tilley S.L. Mixed messages: modulation of inflammation and immune responses by prostaglandins and tromboxanes / S. L Tilley, T.M. Coffman, B.M. Koller // J. Clin. Invest. — 2001. — Vol. 108. — P. 15−23.
66. Treatment of osteoarthritis pain with controlled release oxycodone of fixed combination oxycodone plus acetaminophen added to nonsteroid anti-inflammatory drugs: a double bind, randomized, multicenter, placebo controlled trial / J.R. Calwell, M.E. Hale, R.E. Boyd et al. // J. Rheum. — 1999. — Vol. 26. — P. 862−869.
67. Vane G.R. Cyclooxygenase 1 and 2 / G.R. Vane, Y.S. Bakchie, R.M. Bolting // Ann. Rev. Pharmacol. Toxicol., — 1998. — Vol. 38. — P. 97−120.
68. Walsh D.A. Angiogenesis and arthritis / D.A. Walsh // Rheum. — 1999. — Vol. 38. — P. 103−112.
69. Weight loss reduced the risk for symptomatic in women: the Framingnam Study / D.T. Felson, Y. Zhang, J.M. Anthony et al. // Ann. Int. Med. — 1992. — Vol. 116. — № 7. — P. 535−539.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой