Соотношение форм прилагательных в функции сказуемого в двусоставных признаковых предложениях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СООТНОШЕНИЕ ФОРМ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ В ФУНКЦИИ СКАЗУЕМОГО В ДВУСОСТАВНЫХ ПРИЗНАКОВЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЯХ
И. И. ФРОЛОВА
Статья посвящена исследованию одного из стандартных способов выражения вещественного компонента сказуемого в двусоставных предложениях с семантикой признака — имени прилагательного, при помощи которого осуществляется прямая номинация признака. Выявляются лексико-семантические и некоторые морфологические свойства имен прилагательных, а именно способность качественных прилагательных употребляться в полной и краткой формах, отмечаются условия выбора той или иной формы.
Выявление свойств этих репрезентантов позволяет расширить представление об одном из главных членов предложения — сказуемом и способах его выражения.
Ключевые слова: вещественный компонент сказуемого, семантико-функциональные свойства, качественные прилагательные, полная, краткая формы.
Способы выражения вещественного компонента сказуемого можно подразделить на стандартные и нестандартные. К одному из стандартных способов следует отнести способ выражения при помощи имени прилагательного (в полной, краткой формах и в формах степеней сравнения). Это наиболее распространенное и типичное средство выражения вещественного компонента сказуемого, при помощи которого осуществляется прямая номинация признака: Место там благодатное (В. Богомолов. Момент истины) — А вместе с тем знаменитый наш край (К. Паустовский. В древнем краю) — Вечер тоже был скудный, по-весеннему прохладный, с бледным низким небом (И. Бунин. Жизнь Арсеньева) — Распоряжения его были непривычно кратки и отрывисты (В. Дудинцев. Белые одежды) — Ты вновь загадочна, прекрасна и чиста, как весть из необъятности Вселенной (Г. Проскурин. Берег любви) — Другое место в лесу было еще замечательнее (Б. Пастернак. Доктор Живаго) — Небо становилось все прозрачнее (С. Крутилин. Окружение).
Семантико-функциональные свойства сказуемого-прилагательного имеют некоторые особенности. Прежде всего, следует отметить, что не все имена прилагательные употребляются в качестве сказуемого. Относительные прилагательные в этой функции крайне редки [1- 2- 3]. Этот разряд прилагательных удовлетворяет номинативной функции (то есть они естественны в определительной функции в атрибутивных сочетаниях), но не характеризующей. Русский предикат, называя признаки,
свойства, состояния субъекта, может иметь только непредметное значение (признаковое, характеризующее). Семантика же относительных прилагательных тесно связана с предметностью. Они имплицируют в своих значениях различного рода отношения объективной действительности, следовательно, и различного рода предикаты, а не только предикат быть. Иными словами, относительные прилагательные содержат в своем значении «скрытую предикативную структуру» [2]. Предикат быть — лишь один из многих, которые подвергаются импликации относительными прилагательными. Поэтому при переводе атрибутивной структуры с такими прилагательными в предикативную требуется «экспликация имплицированной при образовании относительных прилагательных предикативной структуры: лесной цветок ^ цветок, растущий в лесу ^ цветок растет (находится) в лесу» [3].
Качественные же прилагательные, являясь «чистыми предикатами» [2], для своего «оглаголи-вания» не нуждаются в сложных вербализаторах, они легко и естественно переключаются на выполнение предикативной функции — для этого достаточно связки быть. Именно эта связка имплицирована в значении качественных прилагательных. В связи с этим можно предполагать, что качественные прилагательные в предикативной функции использовались с момента их появления.
Не случайно в античной грамматике (Платон, Аристотель) наиболее типичной функцией и глаго-
ла, и прилагательного считалась функция предикации, причем прилагательные рассматривались как подкласс «глаголов». Тот факт, что прилагательные по своей семантике близки к глаголам, что, подобно глаголам, они принадлежат к предикативным словам, неоднократно отмечается в отечественной и зарубежной литературе. Дж. Лайонз отмечает: «В «понятийных» определениях частей речи часто утверждается, что прилагательные обозначают «качества», глаголы обозначают «действия», либо «состояния». Но различие между «качеством» и «состоянием» (если оно вообще не иллюзорно) менее разительно, чем различие между «действием» и «состоянием» [4].
В русской грамматической традиции подчеркивалась особая близость к глаголам кратких прилагательных (А. Х. Востоков, А. М. Пешковский,
A. А. Шахматов, В. В. Виноградов и др.). Было обращено внимание на семантическое сходство с глаголами и полных прилагательных. «Прилагательное и глагол могут быть в одном пункте объединены друг с другом вместе и противопоставлены существительному», так как и прилагательное и глагол обозначают признаки и отсылают нашу мысль на поиски того, что обладает данным признаком, другими словами, на поиски существительного [9]. Прилагательное и глагол имеют единый семантический аналог- это разные способы представления признака. Это подтверждается наблюдениями
B. З. Панфилова и Г. А. Отаиной, которые отмечают в ряде языков (нивхском, корейском, вьетнамском и др.) особую категорию качественных глаголов, обозначающих качественные признаки предметов, явлений и способных выполнять не только функцию сказуемого, но и определения [8- 5].
В русском языке атрибутивные структуры с качественными прилагательными в конечном счете сводимы к предикативным структурам- это результат уже осуществленной ранее и не актуальной для данного момента предикации [3]. Е. В. Падучева вообще отрицает наличие определительных связей в глубинных структурах языка [7]. «В глубинной структуре фактически нужно различать только две лексические категории (которые можно назвать существительным и предикатом) [12].
Родственность прилагательных и глаголов проявляется не только в сфере семантики, в общности синтаксической функции, но и в близости их грамматических признаков: у них идентичные по характеру категории рода и числа, отражающие парадигму существительного, наличие категории времени и наклонения.
Таким образом, в основе прилагательного как предиката лежат такие основополагающие факторы,
как философское понимание признака, функция, грамматические показатели. Это дает основание считать прилагательные, базирующиеся на сказуемостной функции, не именами, а «качественнопредикативным классом» [10].
Особенностью прилагательных в качестве предикативного члена предложения является то, что качественные прилагательные имеют полную и краткую форму. Традиционно принято считать, что у краткой формы, сохранившейся только в функции сказуемого, развивается временное значение- они выражают не постоянный, а временно присущий предмету признак, качественное состояние, протекающее или возникающее во времени.
Я был предельно скромен (В. Лаврентьев. Чти отца своего) — Холодны и коротки январские дни, длинны и тоскливы стылые ночи (В. Астафьев. Пеструха) — Мы будем счастливы [В. Анчишкин. Арктический роман].
Примечание. Наиболее сблизились в этом отношении с глагольными формами краткие прилагательные, утратившие соотносительные полные формы (рад, должен, намерен и др.): Он готов был к самым страшным разочарованиям (Б. Пастернак. Доктор Живаго) — - Гайоз, я очень рада вашему приезду и безумно рада вашему звонку (В. Балашов. Ленинградка).
Соотношение типа Ночь тиха. — Ночь тихая, Она красива. — Она красивая в языке довольно регулярны. Естественно, говорить о том, что данные конструкции обозначают одно и то же, было бы совершенно неправильно. Но мена полной и краткой формы невозможна, когда лексические значения форм расходятся: Она очень живая, подвижная. — Я жив только благодаря тебе.
На выбор полной или краткой формы в качестве сказуемого накладывают определенные условия: лексическое значение прилагательного, контекст, семантика предложения, наличие / отсутствие управляемого слова, стилистические особенности текста.
Так, краткая форма все же более предпочтительна в официальной, научной речи, различных изречениях- в нейтральной речи краткая форма рекомендуется в предложениях с адресатно-субъек-тивным или корреспондирующими детерминантами: Цель ее изучения была неясна мне (А. Трофимов. Музыкант) — И вот, чувствую, что не во всем я для моей Оли интересен (В. Дудинцев. Белые одежды).
Если для древнерусского языка характерно употребление в функции предиката именно кратких форм, то в современном русском языке это противостояние форм нарушилось: всеобщее распространение получили полные формы. Они стали стили-
стически нейтральной категорией. Краткие же формы получили статус стилистически значимой категории. «Ограничив систему своих функций, замкнувшись в определенный круг конструкций, эти формы действительно приобрели экспрессию отвлеченности и категоричности» [6].
В разговорной и диалектной речи явно преобладают в сказуемостной функции полные формы качественных прилагательных.
Основное различие между полными и краткими формами прилагательных заключается не в постоянстве или временности называемого признака. (Это различие довольно четко наблюдалось еще в языке ХУ11-Х1Х вв.). В современном языке полные прилагательные могут обозначать временной признак, а краткие формы выражают постоянный признак едва ли не чаще, чем признак временный. С этим значением краткая форма употребляется в предложениях, в которых имеется то или иное обобщение, умозаключение, категоричность утверждения. В силу этого краткая форма со значением постоянства чаще всего встречается в пословицах, поговорках, загадках, где указываются различные признаки, безотносительно ко времени их проявления.
Хороша кашка, да мала чашка- Велика кокора, да никуда не годится, а мал золотник, да дорог- Дорога тень, когда день жарок- Мал соловей, да голосвелик- Кругла, а не месяц, желта, а не масло, с хвостом, а не мышь.
Различие между формами заключается в самом характере признака, в характере его сочетания с субъектом: «Мыслится ли данный признак как известная отвлеченная категория качества или признак мыслится как заключенный в самом предмете, в акте предицирования, не приписываемый предмету, а отвлекаемый от него и потому неизбежно воспринимаемый как отнесенный к определенному периоду времени, — периоду, охватывающему или все время существования предмета, или только какой-то отрезок этого времени» [11]. В первом случае используется полная форма, во втором — краткая.
Другой аспект вопроса о соотношении полной и краткой формы состоит в том, что в языке действует определенное семантическое соответствие подлежащего и сказуемого: с конкретным подлежащим сочетаются предикативы, которые обозначают стабильный признак, ситуацию, не связанные с каким-либо ограничением во времени и пространстве, а с ситуативным подлежащим — предикаты, выражающие суждение о событиях, действиях, качествах, свойствах, которые имеют значение локализации во времени ипространстве, характере про-
текания действия, его реализации, разные виды субъектно-модальной оценки и др.
В соответствии с этим положением в конструкциях с собственно-предметным подлежащим употребляется полная форма прилагательного, а с пропо-зитивным подлежащим — краткая: Когда она снимала очки, лицо ее становилось мягким и добрым от круглых щек (Г. Баженов. Хранители очага) — Ночь была лунная, звездная и волшебная, словом, такая, как будто ей ничего не стоило это великолепие (В. Каверин. Над потаенной строкой) — Реальными, навечны-ми были тут барханы, зной, эти верблюды, парящие в мареве (Л. Карелин. Даю уроки) —
Движения ее неторопливы, как бы раздумчивы… (В. Астафьев. Паруня) — Спуск в подвал был очень крут (Л. Обухова. Барьер памяти) — Впечатления раннего детства сильны (Л. Обухова. Берегущие руно) — Поэтому находка такой планеты сама по себе не удивительна (И. Ефремов. Час Быка).
Но эта закономерность часто нарушается, если подлежащее выражено именем существительным, то есть в высказываниях с ситуативно-конкретным подлежащим реализуется полная форма прилагательного, как в сочетании с глаголом быть, так и с другими связочными глаголами. Это связано с тем, что полные формы приобрели не свойственную им способность выражать признак непостоянный, временный: Уход был первоклассный (В. Дудинцев. Белые одежды) — Пробуждение было мучительным (К Булычев. Последняя война) — Путешествие обратно было ничем не примечательным) (там же).
В то же время в предложениях с собственнопредметным подлежащим-существительным (местоимением) в качестве репрезентанта сказуемого выступает краткая форма прилагательного: Окна домов, выходивших в узкий двор, были темны (В. Каверин. Даю уроки-11) — Язык моряков крепок, свеж, полон спокойного юмора (К. Паустовский. Золотая роза) — Город в самом деле очень красив (С. Крутилин. Прощальный ужин).
В высказываниях, где подлежащее выражено инфинитивом, названная закономерность выдерживается более последовательно и строго. Но и в данном случае имеются отклонения: с пропозитивным подлежащим-инфинитивом может быть употреблена полная форма прилагательного с глаголами казаться, оказаться, стать, становиться: Но Выволоч-нову казалось неприличным уйти так скоро (Б. Пастернак. Доктор Живаго) — В то же время ставить «Ревизора», показывая его только как историко-бытовую комедию, мне казалось неинтересным (И. Ильинский. Сам о себе) — Забраться же по крутым гладким стенам, чтобы заглянуть в проем, оказалось невозможным (А. Беляев. Фаэты).
Как уже замечено выше, краткие прилагательные в соответствии с языковой закономерностью употребляются в конструкциях с пропозитивным подлежащим. И если такой предикат оказывается отнесенным к конкретному имени, то последнее утрачивает предметную направленность и расшифровка предложения требует его развертывания в пропозицию, то есть субъект также должен получить событийную интерпретацию, независимо от того, чем он выражен:
— Внучка подарки шлет.
— Дай-то бог. Подарки — это хорошо (ТФ «Долина предков») = то, что внучка шлет подарки, — это хорошо = внучка шлет подарки, значит она не забывает, помнит тебя.
Опосредующее местоимение — это как раз и служит показателем того, что подлежащее должно получить пропозитивную семантику. Подобные конструкции чаще всего наблюдаются в диалогической речи, где участники речевого акта имеют определенный фонд знаний о предмете речи- поэтому им не важно, чем выразить подлежащее формально (количественно-именным сочетанием, предложнопадежным сочетанием, прилагательным, финитным глаголом и т. д.), а важно, чтобы то, о чем идет речь, было понято однозначно:
— Каково?! — восхищенно восклицал кто-нибудь.
— В Сочи шестнадцать тепла! А у нас сколько? Ого!..
— Шестнадцать градусов — это хорошо, -мечтательно говорил другой (Л. Платов. Страна Семи трав) —
— Я только на вокзал сбегаю. Девушку провожу. Она и отвезет в Томск мое заявление.
— Девушку? — Это хорошо (А. Беляев. Фа-эты) —
— Это что за специальность такая — забойщик?
— По старому счету — горняк на все руки…
— На все руки — это хорошо (И. Ефремов. Юрта Ворона) — Обратив к Селиванову скуластое лицо, Зина небрежно похвасталась, что главный только что пообещал с нового месяца перевести ее на работу в мягкий вагон.
— Мягкий — это хорошо (Б. Бедный. Остановка в пути).
Подобные конструкции, выражающие оценку некоторого явления по его отношению к другим явлениям, возможны не только в диалогической речи: Мы все ненавидим войну. Война — это ужасно (А. и Б. Стругацкие. Хитрые вещи). Приведенные выше конструкции носят стилистически несколько сниженный, непринужденный характер.
Литература
1. Арутюнова Н. Д. Сокровенная связка (К проблеме предикативного отношения // Известия А Н СССР. Серия литературы и языка. 1980. Т. 39. № 4. С. 347−358.
2. Вольф Е. М. Грамматика и семантика прилагательного. М., 1978. С. 6−9.
3. Гайсина О. М. Лексико-семантическое поле глаголов отношения в современном русском языке. Саратов, 1981. С. 34−37.
4. ЛайонзДж. Введение в теоретическую лингвистику / пер. с англ. под ред. В. А. Звегинцева. М., 1978. С. 342.
5. Отаина Г. А. Качественные глаголы в нивхском языке. М., 1978.
6. Очерки по исторической грамматике русского литературного языка XIX века. Изменения в системе простого и осложненного предложения в русском литературном языке XIX в. / под ред. В. В. Виноградова,
Н. Ю. Шведовой. М., 1964. С. 149.
7. Падучева Е. В. О семантике синтаксиса: мат-лы к трансформационной грамматике русского языка. М., 1974. С. 125.
8. Панфилов В. З. Грамматика нивхского языка. М.- Л., 1962, 1965. Ч. 1,2.
9. Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1956. С. 95−96.
10. Руделёв В. Г. Принципы морфологического анализа слова // Деривация и полисемия. Тамбов, 1984.
С. 156−160.
11. Шведова Н. Ю. Полные и краткие формы прилагательных в составе сказуемого в современном русском языке // Ученые записки Московского университета. М., 1952. Вып. 150.С. 86.
12. Ыйм Х. О лексических категориях в глубинной структуре // Проблемы моделирования языка. 3.2.: ученые записки Тартуского университета. Тарту, 1969. Вып. 228. С. 198.
* * *
RATIO OF FORMS OF ADJECTIVES AS THE PREDICATE IN TWO-MEMBER ATTRIBUTIVE SENTENCES
I. I. Frolova
Article is devoted to research of one of standard ways of expression of a material component of a predicate in two-member sentences with semantics of a sign — an adjective by means of which the direct nomination of a sign is carried out. Lexico-semantic and some morphological properties of adjectives, namely ability of qualitative adjectives to be used in full and short forms come to light, conditions of a choice of this or that form are noted.
Detection of properties of these representants allows to expand idea of one of the main sentence parts — a predicate and ways of its expression.
Key words: material component of predicate, semantic functional properties, qualitative adjectives, full, short forms.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой