Служилые «Немцы» в военных действиях на территории южного фронтира (вторая половина xvi - начало xvii В.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47+57)"15""16″
СЛУЖИЛЫЕ «НЕМЦЫ» В ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ НА ТЕРРИТОРИИ ЮЖНОГО ФРОНТИРА (вторая половина XVI — начало XVII в.)
© Олег Владимирович СКОБЕЛКИН
Воронежский государственный университет, г. Воронеж,
Российская Федерация, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России, e-mail: olegskob@mail. ru
Анализируется участие западноевропейцев, находившихся на русской военной службе (служилых «немцев»), в военных действиях на территории южного фронтира России. На основе изучения архивных документов и опубликованных источников выявлены случаи участия «немцев» в боях с татарами во второй половине XVI в. и на последних этапах Смуты. Они принимали участие в сражении при Молодях в 1572 г.- в 1589/90 г. зафиксирована их служба в Дедилове- в 1591 г. служилые «немцы» принимали участие в сражении с войсками Казы-Гирея- в 1592 и 1595 гг. документы фиксируют их присутствие на территории южного фронтира в составе войск, призванных препятствовать возможным татарским вторжениям- в 1598 г. они принимали участие в серпуховском походе Бориса Годунова. Во 2-й половине 10-х гг. XVII в. выявлены случаи участия ирландцев и шотландцев из числа т. н. «бельских немцев» в сражених с крымскими татарами — в районах Дедилова, Соловы, Тулы и Черни.
Ключевые слова: служилые «немцы" — южный фронтир- военные действия- Россия- XVI в.- Смута.
DOI: 10. 20 310/1810−0201−2015−20−10−86−92
Сигизмунд Герберштейн, побывавший в России в 1517 и 1526 гг., рассказывает об участии иностранных военных в составе русского войска только в боевых действиях с татарами — крымскими или казанскими [1, с. 114, 172, 174−175, 178, 179]. Иными словами, в 1-й четверти XVI в. западноевропейцев использовали только на восточном и южном направлениях, опасаясь, видимо, за их лояльность в случае участия в военных действиях против западных соседей России. Традиция эта сохранилась и во второй половине XVI в., модифицировавшись лишь в том плане, что после завоевания Среднего и Нижнего Поволжья иностранцев стали использовать только на юге.
В боевых действиях против крымцев и в обороне южных границ России принимал участие вестфалец Генрих Штаден- по его же данным именно «немецкими воинскими людьми» пользуется великий князь против крымского царя [2, с. 23]. Дж. Горсей пишет, что все иноземцы были задействованы в стотысячной конной армии, которая ежегодно в течение лета сражалась с крымскими татарам, но их не использовали против Польши и Швеции (против этих стран использовались
1 Исследование выполнено в рамках проекта РГНФ № 14−01−355 «Русский фронтир: политические, социальные и экономические аспекты (Юг России в XVI — конец XVIII в.)».
как раз татары). По его мнению, конница из иностранцев, вооруженная огнестрельным оружием, была более эффективной, чем традиционная русская конница: «двенадцать сотен этих солдат сражались с татарами успешнее, чем двенадцать тысяч русских с их короткими луками и стрелами. Крымские татары, не знавшие до того ружей и пистолей, были напуганы до смерти стреляющей конницей, которой они до того не видели, и кричали: «Прочь от этих новых дьяволов, которые пришли со своими метающими «паффами» [3, с. 69−71]. (Разумеется, здесь Дж. Горсей, в присущей ему манере, явно сгущает краски, а известие о том, что до появления в русских войсках иноземцев татары не сталкивались с огнестрельным оружием, просто неправдоподобно.) О том, что выходцев из Западной Европы «употребляют только на границе, смежной с татарами, и против сибиряков», а на западных границах в войне с поляками и шведами используют татар, упоминает и Дж. Флетчер [4, с. 87].
Конкретные (но, к сожалению, единичные) примеры участия западноевропейцев в военных действиях на южном направлении содержатся в разрядных книгах. В росписи «береговой» службы 1572 г. указано, что в большом полку, базой которого был Серпухов, «по вестям», т. е. при получении известий о татарской опасности, помимо дополни-
тельных русских контингентов «быти Юрью Францбеку с немцы» [5, с. 247- 6, с. 309].
Участвовали западноевропейцы и в знаменитой битве на Молодях в том же, 1572-м, году. В памяти князю М. И. Воротынскому об организации обороны на Оке указывалось, что помимо различных категорий русских служилых людей под его командование направляются и «немцы" — причем, в случае форсирования татарами реки, следовало для «промыслу» над неприятелем посылать в т. ч. и «резвых людей неметцких» [7, с. 169, 171].
О том, сколько «немцев» участвовало в Молодинском сражении, сведения содержатся в памяти воеводам М. Воротынскому и И. В. Меньшому Шереметеву: «Царь и великий князь велел с ними (воеводами. — О. С.) быть ротмистру Юрью Францбеку, а с ним наемных немец сто человек ругодевских 100 ч.- с Васильем Шараповым & lt-… >- А ротмистру велеть у них быть Юрью Францбеку» [7, с. 173].
Интересующие нас в данной публикации документы Разряда являются черновиками с многочисленными зачеркиваниями, правками и вставками, подчас неразборчивыми [7, с. 167]. В частности, на наш взгляд, в первой из процитированных фраз знаки препинания должны быть расставлены несколько иначе, нежели это сделал публикатор: точка с запятой должна стоять не после слов «100 ч. «, а после слов «сто человек». Тогда эта фраза будет выглядеть так: «Царь и великий князь велел с ними быть ротмистру Юрью Франц-беку, а с ним наемных немец сто человек- ругодевских 100 ч. с Васильем Шараповым». Иными словами, речь идет о двух отрядах иноземцев по 100 человек в каждом, один из которых («наемные немцы») «был с» Франц-беком, а другой (ругодивские «немцы») — с Шараповым. Общим командиром планировалось назначить Юрия Франзбекова (эта фраза в подлиннике вписана над строкой уже после составления «болванки» памяти). Судя по сообщению Разрядной книги 1475−1605 гг., назначение ливонца командиром «немцев» состоялось: «да в большом же полку был Юрьи Франзбек с немцы» [6, с. 309- 8, с. 86].
Однако, судя и по процитированной памяти, а также по полковой росписи войска Воротынского (ее составление В. И. Буганов отнес к началу 1572 г.), «немцев» было значительно больше.
Во-первых, в памяти М. Воротынскому и И. В. Меньшому Шереметеву (ниже процитированного отрывка) говорится о приготовлении и продаже пива «немцам» «трема стом человек». В полковой росписи подтверждается, что в большом полку «немцев» должно быть именно 300 человек: «Да в большом же полку з головою с Юрьем Франзбеком немец 100 чел., а голова у них Аталык Квашнин да юрьевским и ругодевским немцом с их приставы 200 чел.» [7, с. 173, 175]. Таким образом, в большом полку русского войска должно было быть 3 отряда по 100 человек (в XVII в. такие отряды будут называться ротами), всего 300 «немцев».
Во-вторых, в памяти упоминается еще, что «посланы с Москвы немец московских 9 ч.» [7, с. 173]. Однако из текста документа неясно, учтены ли они в числе трехсот иноземцев или нет.
В-третьих, в памяти воеводам упоминается некто (текст неразборчив) из Вильяна «и с людми». Судя по тому, что им, как и другим «немцам», должны были продавать (или давать) пиво, эта группа тоже относилась к иноземцам. «Немцы» из Вильяна называются в полковой росписи и в составе полка правой руки: «Да в правой же руке немец с Юрьева и с Вильяна» (и далее зачеркнуто — «120 чел. с пищальми») [7, с. 173, 175]. Учитывая, что юрьевских «немцев» было 100 человек, 20 человек, по-видимому, как раз были из Вильяна.
Полковая роспись содержит еще одну любопытную деталь, касающуюся предполагаемой организации «немецких» рот во время боевых действий — планировалось, что в этих отрядах, помимо иноземных командиров, еще и русских начальных людей: в отряде Ю. Франзбекова должен был быть голова Аталык Квашнин, а в юрьевской и ругодив-ской ротах — приставы. Это, кажется, единственное упоминание подобного рода. К сожалению, из него решительно невозможно установить, какие отношения субординации возникали в этом случае между иноземными и русскими начальными людьми.
Иноземцы приняли участие в одном из наиболее ярких и решающих эпизодов Мо-лодинского сражения:
«А в суботу царь крымской послал царевичей и нагайских тотар многие полки пеших и конных к гуляю городу выбивати Дивея
мурзу. И тотаровя пришли к гуляю и изымались у города за стену руками, и тут многих тотар побили и руки пообсекли безчисленно много. А боярин князь Михайло Иванович Воротынской обошол с своим большим полком крымских людей долом, а пушкарем приказал всем из большово наряду ис пушек и изо всех пищалей стрелять по тотаром. И как выстрелили изо всево наряду, и князь Михайло Воротынской прилез на крымские полки ззади, а из гуляя города князъ Дмитрей Хворостинин с немцы вышол. И на том деле убили царева сына да внука царева Колгина сына, и многих мурз и тотар живых поима-ли» [6, с. 313−314].
Судя по «Запискам» Г. Штадена, вестфа-лец тоже принимал участие в этом сражении, поскольку описывает его как непосредственный участник: «Если бы у русских не было гуляй-города, то крымский царь побил бы нас & lt-… >- Мы захватили в плен главного военачальника крымского царя & lt-… >- великий князь отправил нашему воеводе, князю Михаилу Воротынскому & lt-. >- грамоту & lt-. >- Когда [крымский] царь подошел к реке Оке, князь Дмитрий Хворостинин — он был воеводой передового полка — послал меня с 300 служилых людей. Я должен был дозирать по реке, где переправится царь» [2, с. 70−72, 115]. Однако, если сообщение Г. Штадена достоверно, находился он не в большом полку, где была основная масса иноземцев, а в передовом полку.
Спустя два десятилетия, с начала 1590-х гг., мы вновь встречаем иноземцев в составе полков, посланных против крымских татар.
В 1589/90 г. на службе в Дедилове находился немчин Яков Бартельман (Бартлема-нов). Об этом говорится в челобитной его вдовы Марьи (челобитная процитирована в ввозной грамоте): «мужа де ее Якова в нынешнем в 98-м году на нашей службе на Дедилове не стало» [9, с. 34]. В конце 80-х -начале 90-х гг. XVI в. в Дедилове располагался передовой полк Украинного разряда. Так было в 1588 и 1591 гг. [10, с. 205, 209]- так было и осенью 1589 г., и весной-летом 1590 г. [11, с. 147, 162]. Исходя из этого, следует полагать, что Я. Бартельман находился на службе именно в этом полку, и, скорее всего, не один, а в составе какого-то иноземского отряда. (Следует заметить также, что его сын Яков, которому в год смерти отца
было 12 лет, а также два внука — сыновья Якова — в 20-х гг. XVII в. будут проходить службу также в Украинном разряде.)
В 1591 г. во время сражения с войсками Казы-Гирея у Данилова монастыря «ротмистров с литовскими и с немецкими людьми» вместе русскими отрядами посылали «с крымскими людьми травитись» [11, с. 216- 8, с. 271].
В конце весны следующего, 1592-го, года «немцы» вместе с «литвой» были сначала в большом полку в Туле, а оттуда были посланы в Ливны, чтобы вместе с русскими служилыми людьми идти вдогонку «за крымскими царевичи» [12, с. 29, 37−38].
Весной 1595 г. «немцы и литва, и всякие иноземцы многих земель, многие с вогненым боем» вновь были в полках «на берегу» и охраняли южную границу [12, с. 90].
Участвовали «немцы» (наряду с татарами и «литвой») и в Серпуховском походе Бориса Годунова в 1598 г., когда ожидался новый набег Казы-Гирея [13, с. 47−48- 14, с. 30]. Принимали они участие также и в торжественной встрече под Серпуховом крымских послов в конце июня того же года, после чего все иноземцы вместе с русскими служилыми людьми из городов были распущены по домам [14, с. 40−42].
В мае 1601 г. иноземцы вновь упоминаются в составе полков, выдвинутых для отражения возможного набега Казы-Гирея. Правда, организация обороны на южном направлении в этом году явно была не на высоте: 3-го мая в Думе обсуждалась ситуация, когда «дворяне и дети боярские и иноземцы & lt-… >- в полки приехали, а воевод в полках нет», т. к. «бояре по полкам еще не росписа-ны» [14, с. 104].
Следует заметить, что эта практика продолжится и в следующем столетии, и «тульская служба» в Украинном разряде, заменив службу «береговую», станет традиционной для служилых московских иноземцев [15].
Что касается использования служилых «немцев» на восточном направлении, то здесь мы имеем лишь краткое известие И. Массы о подавлении восстания черемисы: «В 1590 году возмутилось множество черемисов на Волге, и стали они разорять окрестные местности, и то была развращенная шайка, подстрекаемая несколькими негодяями, бывшими ее атаманами- против них выслали большой
отряд из немцев, поляков и русских, состоявших на службе у великого князя» [16, с. 36].
Впрочем, из правила неиспользования западноевропейцев в войнах на западном направлении бывали и исключения: в походе на Пайду в конце 1572 г. участвовал и Юрий Франзбеков («А Юрью Францбеку велел государь идти в полку с собою, государем» [5, с. 248−249- 6, с. 322- 8, с. 93]), вероятно, с отрядом иноземцев. Однако практика показала, что подобные отступления от сложившейся практики чреваты изменой служилых «немцев»: тот же Ю. Франзбеков уже в 1573 г. дезертировал из русской армии [17, с. 59−60].
Примером использования западноевропейцев на южном направлении может служить и посылка летом 1599 г. или 1600 г. большого отряда служилых людей под командованием Б. Я. Бельского и С. Р. Алферова для возведения очередного города на «Поле» — Царева-Борисова. (Царев-Борисов был основан в 1599 г., о чем свидетельствуют данные практически всех разрядных книг. Однако опубликовавший соответствующий наказ воеводам Д. И. Багалей датировал его 1600 годом, поскольку именно эта дата (5 июля 7108 г.) приводится в самом начале документа. В то же время далее в тексте наказа как «нынешний» назван 7107-й год [18, с. 5]. Исследователи, в разное время обращавшиеся к вопросу об основании Царева-Борисова, никак не прокомментировали эту ситуацию с датами. Возможно, что Царев-Борисов, подобно Валуйкам, основанным практически одновременно, строился в два этапа: осенью 1599 г. «место заняли и острог поставили», а в 1600 г. «на весну город и всякие городовые крепости поделали» [13, с. 71]. Не исключен вариант, что посылка большого отряда служилых людей, включавшего в себя и иноземцев, состоялась именно в 1600 г., когда уже были построены стены «по-городовому» и башни.)
В наказе Б. Я. Бельскому и С. Р. Алферову перечислены следующие категории служилых людей: дворяне и дети боярские, станичные головы, станичники и «вожи», стрельцы со стрелецкими головами, казаки с казачьими головами, черкасы, днепровские казаки, донские атаманы и казаки, а также «литва» и «немцы» [18, с. 5−7].
Для первых полутора десятилетий XVII в. пока не удалось разыскать документы об
участии «служилых» немцев в военных действиях на территории южного фронтира России. Только с середины 10-х гг. XVII столетия удалось обнаружить такие факты, и все они связаны с «бельскими немцами». Так называли членов большого отряда шотландцев и ирландцев, которые находились на службе Речи Посполитой, входили в состав защитников крепости Белая, а в 1613 г. сдали ее войскам царя Михаила Федоровича и перешли на русскую службу.
Через какое-то время после этого часть «бельских немцев», как шотландцев, так и ирландцев, была направлена в Тулу, где, по всей вероятности, располагался большой полк возрождаемого после Смуты Украинно-го разряда.
Самое раннее известие об этом относится к лету 1615 г.: «Июля в 19 день прислан с сеунчом туленин Максим Петров сын Круков да шкотцких немец хорунжей Вилим Дюря с Тулы от стольника и воевод от князь Василья Куракина с товарыщи с тем, что от них в посылке голова он, Максим Крюков, а с ним дворяне и дети боярские, да хорунжей Вилим Дюря с немцы и казаки, сшод татар в Солов-ском уезде на Озерках, побили и языки многие поимали, и, побив, гоняли за тотары до речки до Соловы и полон у них весь отбили» [19, с. 38]. Хорунжий Вилим Дюря «Книги сеунчей» в других документах чаще именовался поручиком Вилимом Дюри.
Об участии «бельских немцев» в боях с татарами в 1616 г. мы узнаем из совместных челобитных командира ирландской роты капитана Томаса Юстоса и шотландской роты -капитана А. Мутра: «По твоему государеву указу нынеча мы, холопи твои, на твоей го-судареве службе на Туле, а с Тулы ходим в походы с твоим государевым столником и воеводою со князем Федором Семеновичем Куракиным за нагайскими людми" — «& lt-… >- и ис Тулы мы, холопи твои, с столником и воеводою со князем Федором Семеновичем Куракиным ходили в поход за нагайскими людьми, и тебе государю служили и прямили с нагайскими людьми, бились явственно, и нагайских людей многих побивали и языки имали и полону многижды отбивали» [20, л. 45, 63-а].
Подробнее о том, как служилые иноземцы «бились явственно» в 1616 г., можно узнать из выписки из «Послужного списка
стольника и воевод князя Федора Куракина да Бориса Давыдова, да дьяка Потапа Внукова 124-го году», составленного на шотландского капитана А. Мутра. Выписка была составлена в связи с тем, что капитан просил прибавки к жалованью, ссылаясь на свою тяжелую и безупречную службу. Приведем интересующую нас часть документа полностью:
«Шкотцкой роты капитан Ондрей Мутр. В послужном списку столника и воивод князя Федора Куракина да Бориса Давыдова, да дьяка Потапа Внукова 124-го году написано. -Июля в 21 день об вечернех приходили под Тулу татарове, и был с ними бой, и на том бою Ондрей Мутр с своею ротою с ынозем-цы государю служил, бился явственно. Да августа в 5 день был бой с татары под Кра-пивною на реке на Солове, и на том бою Он-дрей Мутр государю служил, с своею ротою с ыноземцы бился явственно, да под ним под Ондреем убили коня. Да августа в 13 день был бой с татары под Дедиловым, и на том бою Ондрей Мутр государю служил, с своею ротою бился явственно, и гоняли за татары до речки до Липны от Дедилова двенатцать верст, и полон отбили. Да августа ж в 13 день об вечернех приходили татарове к Дедилову по епифанской дороге, и был с татары бой. И на том деле капитан Ондрей Мутр государю служил, с своею ротою бился явственно, за татары гоняли до Гниловодья от Дедилова дватцать верст, и на угоне Ондрей Мутр убил мужика, да под ним Ондреем убили коня» [20, л. 93−94].
Как видим, здесь перечислены 4 сражения с татарами, причем два последних в один и тот же день — 13 августа. Кроме того, судя по одной из челобитных Мутра, примерно в это же время был поход «за татары», который закончился боем под Чернью [20, л. 92, 95].
Тульская служба была нелегкой и опасной- в боях иноземцы получали ранения, под ними убивали лошадей, а бывало, что они и гибли. Вот как писали осенью 1616 г. шотландский капитан А. Мутр и ирландский капитан Т. Юстос в одной из своих совместных челобитных: «нагайские люди многих нашу братью насмерть на боех побили и переранили, и лошади под нами подо многими побиты» [20, л. 63-а].
Сохранилась челобитная вдовы ирландского нарядчика Мартина Отегана «Аринки», оставшейся с двумя сыновьями и просившей «пожаловать» ее «бедную вдову з детишками за службу и за кровь мужа моего и для ино-земства и бедности своим царским жалованьем». Вот как она кратко описывает обстоятельства гибели мужа: «В прошлом, государь, во 124-м году был муж мой на твоей царской службе с твоим государевым стол-ником и воеводою со князем Федором Семеновичем Куракиным на Туле. И как, государь, ходил с Тулы в поход под Дедилов августа в третий день1, был бой с татары. И на том бою муж мой тебе государю служил и прямил, с татары бился. И на том бою мужа моего тотарове убили» [20, л. 41]. В выписке из «Послужного списка стольника и воеводы князя Федора Куракина с товарыщи 124-го году» содержится одно уточнение гибели ирландского нарядчика — «да под ним же убили лошадь» [20, л. 67].
К октябрю 1616 г. погиб и писарь ирландской роты Андрей Баба. Об этом свидетельствует помета «убит» против его имени в списке, составленном для раздачи денежного жалованья [20, л. 54].
Сохранились сведения еще об одном сражении с татарами по Дедиловым. Учитывая, что воеводы сообщили о нем 28 ноября 1616 г., состоялось оно незадолго до этой даты. В нем был убит шотландец Александр Гордон [21, л. 139, 141−142].
Разумеется, бои и стычки происходили не каждый день. К сожалению, сведений о том, в чем заключалась повседневная рутинная служба ирландской роты, в документах почти нет. Лишь в единственной челобитной, поданной осенью 1616 г., говорится об этом: «А нынеча мы холопи твои, ис походу при-шед, на Туле стоим день и ночью на корау-лех безпрестано» [20, л. 63-а].
В 1617/1618 г. у группы «бельских немцев» в 21 человек принципиально изменился характер службы — они были включены в состав тульских служилых людей, а точнее, других тульских иноземцев. (Кто входил в состав тульских иноземцев до этого года, пока неясно.) Вот как очень кратко описали это сами шотландцы и ирландцы в своей че-
1 Арина Отеган ведет счет по григорианскому календарю- по юлианскому календарю, принятому тогда в России, это случилось 13 августа 1616 г.
лобитной: «Были, государь, мы, холопи твои, на твоей царьской службе на Туле и тебе, государю, служили год. И верстаны, государь, мы, холопи твои, твоим царьским денежным жалованьем годовым против тульских немец. А оставлены, государь, мы, хо-лопи твои, на Туле по скаске капитонов и порутчиков, что де нас конную службу не будет» [21, л. 137]. Из этих нескольких, весьма скупых, строчек можно сделать вывод о том, что причиной отделения этой группы «бельских немцев» от остальных сослуживцев была невозможность служить ими конную службу. И тут наиболее реальны два предположения: либо у них попросту не было средств на приобретение коней, либо они изначально были пехотинцами. В любом случае, использовать пеших иноземцев в других районах страны, когда войска то и дело перебрасывались то в одно, то в другое место, было практически невозможно и нецелесообразно. Примечательно и то, что решение об оставлении этой группы «бельских немцев» на постоянной службе в Туле их офицеры приняли, судя по всему, тогда, когда начался поход королевича Владислава в Россию и потребовалось быстро концентрировать военные силы на опасных направлениях. Об этом прямо говорится в другой челобитной тульских «бельских немцев»: «И как, государь, пошол на твою царьскую службу твой государев боярин и воевода князь Борис Михайлович Лыков в Можайске против польских и литовских и немецких людей, а нам, холопем твоим, велено быти на твоей царьской службе на Туле» [21, л. 43].
Это решение был принято в самом конце Смуты. После ее завершения служба многих «немцев» также будет связана с южным фронтиром России: в 20-х гг. XVII в. часть служилых иноземцев ежегодно будет направляться в Украинный разряд для противостояния возможным вторжениям крымских и ногайских татар [22−25].
1. Герберштейн С. Записки о Московии. М., 1988.
2. Штаден Г. Записки немца-опричника. М., 2002.
3. Горсей Дж. Путешествия сэра Джерома Гор-сея // Горсей Дж. Записки о России. XVI -начало XVII в. М., 1991.
4. Флетчер Дж. О государстве Русском. М., 2002.
5. Разрядная книга 1475−1598 гг. М., 1966.
6. Разрядная книга 1475−1605 гг.: в 4 т. М., 1982. Т. 2, ч. 2.
7. Документы о сражении при Молодях // Исторический архив. 1959. № 4.
8. Разрядная книга 1559−1605 гг. М., 1974.
9. Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века: в 4 т. Т. 2. М., 1998. № 19.
10. Загоровский В. П. История вхождения Центрального Черноземья в состав Российского государства в XVI в. Воронеж, 1991.
11. Разрядная книга 1475−1605 гг. М., 1987. Т. 3, ч. 2.
12. Разрядная книга 1475−1605 гг. М., 1989. Т. 3, ч. 3.
13. Разрядная книга 1475−1605 гг. М., 1994. Т. 4, ч. 1.
14. Разрядная книга 1598−1604 гг. // Разрядные книги 1598−1638 гг. М., 1974.
15. Скобелкин О. В. Организация службы иноземцев на защите южных рубежей России в первой половине XVII в. // Население и территория Центрального Черноземья и Запада России в прошлом и настоящем. Воронеж, 2000.
16. Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в. М., 1937.
17. Опарина Т. А. Род Фаренсбахов в XVI веке // Человек в пространстве и времени культуры. Барнаул, 2008.
18. Материалы для истории колонизации и быта степной окраины Московского государства (Харьковской и отчасти Курской и Воронежской губерний) в XVI-XVIII столетии, собранные в разных архивах и редактированные Д. И. Багалеем. Харьков, 1886.
19. Книга сеунчей 1613−1619 гг. // Памятники истории Восточной Европы. Источники XV—XVII вв.: в 5 т. Москва- Варшава, 1995. Т. 1.
20. РГАДА (Российский государственный архив древних актов). Ф. 210. Столбцы Владимирского стола. № 4.
21. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Приказного стола. № 1.
22. Скобелкин О. В. Рота «бельских немцев» на службе в Украинном разряде // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2013. № 2.
23. Скобелкин О. В. Рота Дениса Фанвисина на службе в Украинном разряде // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2012. № 1.
24. Скобелкин О. В. Рота Петра Гамолтова в 1625—1630 гг. // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: История. Политология. Социология. 2015. № 2.
25. Скобелкин О. В. Служба иноземцев в Украин-ном разряде в 20-х гг. XVII века // Иноземцы в России в XV—XVII вв. М., 2006.
1. Gerbershteyn S. Zapiski o Moskovii. M., 1988.
2. Shtaden G. Zapiski nemtsa-oprichnika. M., 2002.
3. Gorsey Dzh. Puteshestviya sera Dzheroma Gorseya // Gorsey Dzh. Zapiski o Rossii. XVI -nachalo XVII v. M., 1991.
4. Fletcher Dzh. O gosudarstve Russkom. M., 2002.
5. Razryadnaya kniga 1475−1598 gg. M., 1966.
6. Razryadnaya kniga 1475−1605 gg.: v 4 t. M., 1982. T. 2, ch. 2.
7. Dokumenty o srazhenii pri Molodyakh // Istoricheskiy arkhiv. 1959. № 4.
8. Razryadnaya kniga 1559−1605 gg. M., 1974.
9. Akty sluzhilykh zemlevladel'-tsev XV — nachala XVII veka: v 4 t. T. 2. M., 1998. № 19.
10. Zagorovskiy V.P. Istoriya vkhozhdeniya Tsen-tral'-nogo Chernozem'-ya v sostav Rossiyskogo gosudarstva v XVI v. Voronezh, 1991.
11. Razryadnaya kniga 1475−1605 gg. M., 1987. T. 3, ch. 2.
12. Razryadnaya kniga 1475−1605 gg. M., 1989. T. 3, ch. 3.
13. Razryadnaya kniga 1475−1605 gg. M., 1994. T. 4, ch. 1.
14. Razryadnaya kniga 1598−1604 gg. // Razryadnye knigi 1598−1638 gg. M., 1974.
15. Skobelkin O.V. Organizatsiya sluzhby inozemtsev na zashchite yuzhnykh rubezhey Rossii v pervoy polovine XVII v. // Naselenie i territoriya Tsentral'-nogo Chernozem'-ya i Zapada Rossii v proshlom i nastoyashchem. Voronezh, 2000.
16. Massa I. Kratkoe izvestie o Moskovii v nachale XVII v. M., 1937.
17. Oparina T.A. Rod Farensbakhov v XVI veke // Chelovek v prostranstve i vremeni kul'-tury. Barnaul, 2008.
18. Materialy dlya istorii kolonizatsii i byta stepnoy okrainy Moskovskogo gosudarstva (Khar'-kovskoy i otchasti Kurskoy i Voronezhskoy guberniy) v XVI-XVIII stoletii, sobrannye v raznykh arkhivakh i redaktirovannye D.I. Bagaleem. Khar'-kov, 1886.
19. Kniga seunchey 1613−1619 gg. // Pamyatniki istorii Vostochnoy Evropy. Istochniki XV-XVII vv.: v 5 t. Moskva- Varshava, 1995. T. 1.
20. RGADA (Rossiyskiy gosudarstvennyy arkhiv drevnikh aktov). F. 210. Stolbtsy Vladimirskogo stola. № 4.
21. RGADA. F. 210. Stolbtsy Prikaznogo stola. № 1.
22. Skobelkin O.V. Rota & quot-bel'-skikh nemtsev& quot- na sluzhbe v Ukrainnom razryade // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. Politologiya. Sotsiologiya. 2013. № 2.
23. Skobelkin O.V. Rota Denisa Fanvisina na sluzhbe v Ukrainnom razryade // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. Politologiya. Sotsiologiya. 2012. № 1.
24. Skobelkin O. V. Rota Petra Gamoltova v 16 251 630 gg. // Vestnik Voronezhskogo gosudarst-vennogo universiteta. Seriya: Istoriya. Politologiya. Sotsiologiya. 2015. № 2.
25. Skobelkin O.V. Sluzhba inozemtsev v Ukrainnom razryade v 20-kh gg. XVII veka // Inozemtsy v Rossii v XV-XVII vv. M., 2006.
Поступила в редакцию 12. 08. 2015 г.
UDC 94(47+57)"15""16»
SERVICE CLASS OF THE & quot-GERMANS"- IN MILITARY OPERATIONS ON THE TERRITORY OF SOUTH FRONTIER (second half of XVI — the beginning of XVII century)
Oleg Vladimirovich SKOBELKIN, Voronezh State University, Voronezh, Russian Federation, Candidate of History, Associate Professor of Russian History Department, e-mail: olegskob@mail. ru
Participation of Western Europeans being at Russian military service (service class of the Germans) in military operations at southern frontier territory is studied. Based on the studies of archive documents and published sources were revealed the cases of participation of the & quot-Germans"- in the battles with Tatars in the second half of XVI century and at the last stages of Time of Troubles. They took part at Battle of Molodi in 1572- their service at Dedilovo in 1589/90 is recorded- the service class of & quot-Germans"- battled against Ghazi Bora Khan Girai- their presence is recorded at Southern frontier within the army to meet any expected Tartars'- invasions in 1592 and 1595- they took part in the Serpukhov march by Boris Godunov in 1598. Some occurrences have been revealed when the Irishmen and Scotchmen (which belonged to so called (& quot-belsky Germans& quot-) took part in battles against Crimean Tartars, in the vicinity of Dedilovo, Solova, Tula and Tchern.
Key words: service class of the & quot-Germans"-- South frontier- military operations- Russia- XVI century- Time of Troubles. DOI: 10. 20 310/1810−0201−2015−20−10−86−92

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой