Российская философско-правовая мысль начала XX века. В. Соловьев М. Бахтин: созвучие идей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

10.3. РОССИЙСКАЯ ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ НАЧАЛА XX ВЕКА. В. СОЛОВЬЕВ — М. БАХТИН: СОЗВУЧИЕ ИДЕЙ
Ульянова Валентина Анатольевна, к.ф.н. Должность: доцент кафедры теории и истории государства и права. Место работы: Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации, Средне-Волжский филиал (г. Саранск). e-mail: ulyanova. 68@list. ru Аннотация: В статье рассматривается проблема истоков и влияния российских философско-правовых учений, в частности В. Соловьева на творчество известного мыслителя М. Бахтина. Предпринята попытка проследить связь отечественных традиций с нравственной философией М. Бахтина, т.к. его наследие, несмотря на тесную связь с западноевропейской культурой, может быть понято лишь в контексте русской идеи.
Ключевые слова: русская идея, нравственная философия, ответственность, человек, личность, поступок, добро, христианские традиции.
RUSSIAN PHILOSOPHICAL AND LEGAL THOUGHT THE BEGINNING OF XX CENTURY. VLADIMIR SOLOVIEV -MIKHAIL BAKHTIN: THE CONSONANCE OF IDEAS
Ulyanova Valintina Anatolievna, PhD in Philosophy. Position: associate professor at theory and history of state and law chair. Place of employment: Russian Law Academy of the Ministry of Justice, Middle-Volga branch (Saransk). E-mail: ulyanova. 68@list. ru Annotation: The paper addresses the problem of the origins and influence of Russian philosophical and legal studies, in particular Vladimir Soloviev on the works of famous philosopher Mikhail Bakhtin. An attempt to trace the connection with the national traditions of Bakhtin'-s moral philosophy, as his legacy, despite the close relationship with the West-European culture, can only be understood in the context of the Russian idea.
Keywords: Russian idea, moral philosophy,
responsibility, people, person, act, kindness, Christian traditions.
Актуальность обозначенной темы заключается в том, что проблема истоков и влияния российских философско-правовых школ на творческое наследие М. Бахтина до сих пор малоизучена в современной науке. Лишь некоторые авторы затрагивают эту тему в связи с бахтинской нравственной философией. Автор данной статьи предпринял попытку проследить связь отечественных традиций с учением М. Бахтина, провести параллель между ним и творчеством известного российского философа и правоведа начала XX в. — В. Соловьева. Несмотря на то, что М. Бахтин явно симпатизирует западноевропейской культуре, его идеи перекликаются с учениями И. Канта, Ф. Ницше, Г. Когена, Г. Риккерта, Г. Зиммеля, З. Фрейда, он в первую очередь — русский мыслитель, и наследие его может быть понято лишь в контексте «русской идеи», оно близко существующему единству русской нравственности философии, представителем которой являлись Ф. М. Достоевский,
В. Соловьев, Н. Бердяев, А. Ухтомский и др.
Спецификой развития российских философско-правовых учений конца XIX — начала XX вв. является поиск самобытного пути общественного развития
страны на основе «русской идеи». Наиболее активно эта тема развивалась консервативным движением, отражавшим стремление к сохранению российских вековых традиций, обычаев, самобытности. Консерватизм конца XIX в. опирался на славянофильство, однако становился все более теоретичным, тесно связанным с государственной политикой. Движение «славянофилов» идеализировало историческое прошлое страны, русский национальный характер. Неповторимость исторического пути российского общества славянофилы объясняли наличием общей русской идеи, которая отражала своеобразие народа.
«Русская идея» как национальная идеология была сформулирована религиозным философом В. Соловьевым. Он внес существенный вклад в развитие темы «право и нравственность», а также исследовал религиозно-нравственное понимание государства и права, которое следует рассматривать в контексте его философского учения. Право у него обусловлено нравственностью, однако нравственный закон обращен только к внутренней стороне воли индивида, а юридический закон рассматривает внешнее проявление его воли.
Обусловленность права нравственностью выражалось в том, чтобы закон везде был справедливым. Другими словами, право является постоянной нормой справедливости. В. Соловьев стал одним из самых авторитетных представителей философии, в том числе философии права, много сделавшим «для обоснования мысли о том, что «право, правовые убеждения безусловно необходимы для нравственного прогресса». 1
Труд В. Соловьева «Оправдание добра. Нравственная философия» является систематизацией богатейшей истории отечественной науки в направлении идей нравственной философии. Автор отстаивал самостоятельность последней от «…положительной религии… нравственные нормы могут зависеть от их религиозных и вероисповедных различий». 2
В. Соловьев отстаивал независимость нравственной философии от теоретической, но вовсе не отвергал самой нравственности в сфере познания. Русский философ дает свое видение предмета нравственной философии: «Собственный предмет нравственной философии есть понятие добра: выяснить все, что разум, возбуждаемый опытом, мыслит в этом понятии, и тем самым дать определенный ответ на главный для нас вопрос о должном содержании и смысле нашей жизни — такова задача этой философской науки».3 В нравственной философии В. Соловьева не отрицаются и общественные корни морали. В ней описаны три вида «собирательного человека», в которых проявляется моральное лицо индивида, формирующее его. Здесь имеется в виду семья, народ, человечество.
Итак, предметом нравственной философии
В. Соловьев видит добро, а ее цель — в изучении нашего внутреннего отношения к нашим же собственным действиям. Он полагал, что стыд, жалость и благоговение есть предпосылки добра как причины нравственности.
Русский мыслитель М. Бахтин осознал значимость нравственной философии в 20-х гг. XX столетия. Именно тогда им были написаны труды «Искусство и
1 Мухаев Р. Т. История политических и правовых учений. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — С. 567
2Соловьев В. С. Оправдание добра // Соч. в 2-х т. — М., 1988. Т.1.- С. 60
3Там же. С. 384
1'-2012
Пробелы в российском законодательстве
ответственность», «К философии поступка», в которых он поставил вопрос о том, что забыты исторические пути к нравственной философии. Ученый призывал вернуться к изучению опыта данной сферы философского знания и культуры в целом. Традиционно в центре внимания у М. Бахтина стоит Человек, его «Я», индивидуальность. Именно личность является бытий-ственным центром нравственной философии, а бытие как таковое — это поступок личности, нравственный мотив, или ответственность. Бытие как нравственное деяние творится изнутри.
Отметим, что многие дореволюционные исследователи данного раздела философии и права видели их предмет в вечных идеях нравственной жизни человека и общества, имеющих своим основанием человеческую природу. При этом акцент делался на внутренней жизни человека, т. е. его чувствованиях. У М. Бахтина речь идет о «эмоционально волевой» жизни индивида как духовном источнике всех поступков. Кроме того, в нравственной философии выделялись две определяющие сферы — философия нравов и философия естественного права, призванные совей неразрывной связью облагораживать бытие и поступки человека. Ряд российских авторов вносили уточнения в предмет нравственной философии включением в него специального понятия «нравственный закон». Они подчеркивали, что он существует подобно «естественному», с тем лишь отличием, что нравственный закон выражает то, что должно быть.
Стержнем нравственной философии М. Бахтина является, прежде всего, углубленное изучение внутреннего мира Человека, где доминирующим предстает «эмоционально волевой тон индивида», ориентированный на личную ответственность за себя и за Другого. Это ответственность поступка, согласно Бахтину и есть «его единый план и единый принцип». 4
Бахтиным создается своеобразная антропология, которая описывает условия бытия человека в мире. Принципы этого мира отображены смыслом всей христианской нравственности, что обусловило особое место ученого в истории русской философской мысли. Для него неприемлема позиция «жить для себя или одержимость бытием, как и противопоставление бесконечного мира и меня, маленького, в этом мире. Жить не для себя, а «из себя», — это и означает ответственное участие, приобщение к ценностям человечества, ко всему единственному и конкретному в мире, другому, близкому и современнику». 5
Ответственность, как и поступок, является одной из основных категорий нравственной философии М. Бахтина. Отсутствие всякой индивидуальной личностной ответственности за содеянное конкретным человеком есть «тотальная безответственность, переходящая, как традиция, в закономерность».6 Со снятием проблемы ответственности снимается проблема вины, которая заменяется проблемой целесообразности. Достаточно вспомнить примеры российской послереволюционной истории, когда игнорирование проблемы человека и оперирование такими понятиями, как «класс» и «партия», сняло проблему индивидуальной ответственности. М. Бахтин предвидел грядущие
4 Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник. 1984−1985. — М., 1986. — С. 103 Александрова Р. И. Идеи нравственной философии М. М. Бахтина // Созвездие. — Саранск, 1990. — С. 15 Александрова Р. И. Ответственность как проблема нравственной философии // Философия Бахтина и этика современного мира. — Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 1992. -С. 10.
катаклизмы, вытекающие из этой философской закономерности: человек станет жертвой сотворенных им кумиров и идолов, ложных ценностей, абстрактных, отвлеченных понятий об идеале — «партия», «класс», «пролетариат». Служение им неминуемо приведет к краху. Человек перестает жить «. подлинно реальной жизнью, он становится рабом идеологии, политики, внешних обстоятельств, а не внутреннего мира».7 Когда же не отдельные люди, а целое общество начинает преклоняться перед такими «ценностями», оно превращается в «заформализованное» общество, рождающее безответственность, что и произошло с нашей страной.
В заключении хотелось отметить, что нравственная философия в России всегда держала в центре своего внимания подлинные ценности жизни. Она рассматривала нравственные абсолюты в повседневной, каждодневной жизни человека со всеми его сферами деятельности — экономической, политической, научной. В. Соловьев писал: «Идея добра формально требует от всякого деятеля, чтобы он добросовестно относился к предмету своей деятельности. Это требование имеет всеобщее значение и не терпит никаких исклю-чений». 8
Итак, добросовестность, ненависть ко всякому обману, любовь к правде в деле мышления и познания есть состояние нравственное. Отечественные философы, размышляя о задачах нравственной философии, подчеркивали ту ее особенность, что она только рационализирует, обобщает теоретически то, что уже есть в самой нравственности, в народной жизни, быте, сознании. Такой подход был свойственен и В. Соловьеву, и М. Бахтину. Своей целью они ставили обращение Человека к самому себе, общества к Человеку. Они предвидели опасность углубления философского знания в методологию и историю, их тревожили нравственные идеи, отодвигаемые в начале XX в. на периферию философского познания, так как они являются именно тем стержнем, на котором держится дух нации и ее культурный базис.
Список литературы:
1. Аверинцев С. С. Мих. Бахтин: ретроспектива и перспектива // Дружба народов. — 1986. — № 3.
2. Александрова Р. И. Идеи нравственной философии М. М. Бахтина // Созвездие. — Саранск, 1990.
3. Александрова Р. И. Нравственная философия Бахтина и традиции православия // Вестник Морд. унта. — 1993. — № 4.
4. Александрова Р. И. Ответственность как проблема нравственной философии // Философия Бахтина и этика современного мира. — Саранск: Изд-во Морд. унта, 1992.
5. Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. Ежегодник. 1984−1985. -М., 1986.
6. Бахтин М. М. Литературно-критические статьи. -М.: Худ. лит., 1986.
7. Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. -М.: Сов. Россия, 1979.
8. Библер В. С. Нравственность. Культура. Современность // Знание. сер. Этика. — 1990. — № 4.
9. Бонецкая Н. К. Бахтин и традиции русской философии // Вопросы философии. — 1993. — № 1.
7 Александрова Р. И. Нравственная философия Бахтина и традиции православия // Вестник Морд. ун-та. — 1993. — № 4. — С. 6
8 Соловьев В. С. Оправдание добра // Соч. в 2-х т. — М., 1988. Т.1.- С. 378.
10. Брандт Г. А. Философия как поступок // М. М. Бахтин: эстетическое наследие и современность. -Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 1992.
11. Гаспаров М. Л. М. Бахтин в русской культуре XX века // Вторичные моделирующие системы. — Тарту, 1979.
12. Графский В. Г. История политических и правовых учений. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2007.
13. Каменская Е. В., Ахметова Д. И. Российская политико-правовая мысль XI—XX вв.еков: учебное пособие. -Саратов, 2010.
14. Лотце Г. Основы практической философии. -Спб, 1982.
15. Мухаев Р. Т. История политических и правовых учений. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005
16. Соловьев В. С. Оправдание добра // Соч. в 2-х т. -М., 1988. Т.1.
17. Эмерсон К. Русское православие и ранний Бахтин // Бахтинский сборник- II. — М., 1992.
Literature list:
1. Averintsev S. M. Bakhtin: retrospective and
perspective // Friendship of Peoples. — 1986. № 3.
2. Alexandrova R. I. Ideas moral philosophy of Bakhtin // Constellation. — Saransk, 1990.
3. Alexandrov R. I. Moral philosophy and tradition of Orthodoxy Bakhtin // Bulletin of the Mord. Univ. — 1993. № 4.4. Alexandrov R. I. Responsibility as a problem of moral philosophy / / Philosophy and Ethics Bakhtin modern world. — Saransk: Izd Mord. Press, 1992.
5. Bakhtin M. M. To the philosophy of action / / Philosophy and sociology of science and technology. Yearbook. 1984−1985. — M., 1986.
6. Bakhtin M. M. Literary-critical essays. — Moscow: Hud. lit., 1986.
7. Bakhtin M. M. Problems of Dostoevsky'-s poetics. -Sov. Russia, 1979.
8. Bibler V. S. Morality. Culture. Modernity / / Knowledge. Ser. Ethics. — 1990. № 4.
9. Bonetskaya N. K. Bakhtin and the tradition of Russian philosophy // Problems of Philosophy. — 1993. № 1.
10. Brandt G. A. philosophy as an act / / Mikhail Bakhtin: the aesthetic heritage and modernity. — Saransk: Izd Mord. Press, 1992.
11. Gasparov M. L. Bakhtin in Russian Culture of the XX century // The secondary modeling systems. — Tartu, 1979.
12. Grafsky V. G. The history of political and legal doctrines. — Moscow: TC Welby, Univ Avenue, 2007.
13. Kamenskaya E. V., Akhmetov D. I. Russian political and legal thought XI-XX centuries: a tutorial. — Saratov, 2010.
14. Lotze G. Fundamentals of Practical Philosophy. — St. Petersburg, 1982.
15. Muhayev R. T. History of political and legal doctrines. — Moscow: UNITY-DANA, 2005.
16. Soloviev VS Justification of the Good // Es. in 2 volumes — Moscow, 1988. V.1.
17. Emerson K. Russian Orthodoxy and the Early Bakhtin // Bakhtinian Collection-II. — M., 1992.
Отзыв
на статью В. А. Ульяновой
«Российская философско-правовая мысль начала XX века. В. Соловьев — М. Бахтин: созвучие идей»
Автор статьи обращается к малоизученной в современной науке проблеме истоков и влияния отечественной философско-правовой мысли на творчество известного русского ученого М. Бахтина. Эта тема анализируется в связи с традициями русской нравственной философии в лице одного из ее теоретиков, религиозного философа В. Соловьева, который внес существенный вклад в изучение соотношения категорий «право» и «нравственность».
Автором совершенно справедливо отмечается, что проблемы отечественной нравственной философии корнями уходят в «русскую идею», отражающую национальный характер и традиции православия. В начале XX века М. Бахтин в работах «Искусство и ответственность», «К философии поступка» поставил вопрос о том, что забыты исторические пути к нравственной философии. Он призывает вернуться к изучению опыта данной сферы. В центре бахтинской нравственной философии стоит Человек, его «я». Также автором выделяются важные ее центральные категории: «другой», «поступок», «ответственность». Автором делает вывод о том, что М. Бахтин создает своеобразную антропологию, которая описывает условия бытия человека в мире, принципы которого отображены смыслом всей христианской нравственности, что обусловило особое место ученого в истории русской философской мысли.
Заслуживает внимания вывод автора о том, что проблема нравственной философии остается актуальной, так как является стержнем, на котором держится дух нации и ее культурный базис.
Представленная статья выполнена полностью в соответствии с требованиями, которые предъявляются к работам подобного вида, и может быть рекомендована к печати в изданиях ВАК.
Кандидат философских наук, доцент, заведующий Научно-исследовательской лабораторией финно-
угорской культуры ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарева»
Е. Н. Ломшина

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой