Религиозная мораль Средневековья и принципы гуманизма в джадидизме

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 165. 74:28−12−856−9
РЕЛИГИОЗНАЯ МОРАЛЬ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ И ПРИНЦИПЫ ГУМАНИЗМА В
ДЖАДИДИЗМЕ
© А. Х. Басыров
Башкирский государственный медицинский университет Россия, Республика Башкортостан, 450 077 г. Уфа, ул. Ленина, 3.
Тел. /факс: + 7 (347) 272 56 94 E-mail: a-basirov@mail. ru
На рубеже XIX—XX вв.еков среди мусульман России происходит становление общественного движения джадидизм, начавшееся с реформы системы образования. В отличие от школ ста-рометодного типа, в новометодных школах развивалась тенденция отказа от физического воздействия на учащихся. Автор выявляет социально-философскую сущность гуманизма в джади-дизме. В работе осмысляется актуальность возрождения принципов гуманизма в современном мусульманском обществе.
Ключевые слова: гуманизм, мораль, сознание, инквизиция, жестокость.
В старометодном (кадимистском) медресе существовали методы физического воздействия на ученика. Выявим социально-философскую сущность этого явления.
Основная часть мулл-имамов, являвшихся служителями культа, одновременно занимались и преподавательской деятельностью. Старометодное учебное заведение — это очаг воспроизводства идей исламского традиционализма, учреждение, где сосредоточен основной интеллектуальный потенциал кадимизма. Следовательно, причину проявления антипедагогичности со стороны некоторых преподавателей старометодных учебных заведений нужно искать уже в истоках феодальных порядков в целом.
Мораль традиционализма по сути есть мораль феодального общества в целом, основными принципами которой являются религиозный фанатизм, жестокость, ригоризм к инакомыслящим, отсутствие толерантности. Обратимся к страницам истории Средневековья.
Особенность Средневековья состоит в том, что на первый план выступает религиозная идеология. Антагонизм феодального общества, основанного на эксплуатации крестьян феодалами порождал многообразие форм проявления социальных противоречий. На протяжении веков духовенство представляло собой господствующий класс, который претендовал на руководство всей деятельностью общества.
В феодальном обществе духовенство было носителем религиозного фанатизма и антинаучной идеологии, а по своим общественно-политическим взглядам являлось защитником как своих интересов, так и эксплуататорских классов. Главной функцией духовенства в эту эпоху было религиозное воспитание народа в интересах господствующих классов.
В царской России представители духовенства служили царизму, выступали врагами революционного движения. Такую же политическую роль играло и духовенство других религий, в том числе и мусульманской. В целях сохранения своего привилегированного положения и в силу мировоззренческих противоречий, любое отклонение от
традиционных установок вероисповедания воспринималось ересью, вольнодумством, на что власти и духовенство отвечали ригоризмом, жестокостью.
В католицизме, например, в XIII веке для преследования опасных по мнению церкви людей, свободомыслящих, противников папской власти, было создано даже специальное учреждение -инквизиция. История инквизиции — непрерывная цепь преступлений против человечества. Ее жертвами стали многие выдающиеся ученые, писатели, врачи, борцы за освобождение
трудящихся и бесчисленные люди из народа, имевшие несчастье навлечь на себя немилость служителей церкви. Инквизиторы использовали при допросах своих жертв методы утонченного морально-религиозного воздействия, провокации и самые невероятные пытки. Приговоренных к смерти они обычно предавали светским властям для сжигания на кострах. Публичный акт сожжения назывался «делом веры» — аутодафе. Инквизиция была также источником огромных доходов для церкви: имущество осужденных переходило в-церковную собственность.
Инквизиция существовала почти во всех странах Западной Европы. Она просуществовала до начала XIX века.
В России система преследования еретиков православной церковью, по характеру и методам деятельности родственная католической инквизиции, но не оформленная как специальное учреждение, действовала уже в XII веке. Инквизиторская практика православной церкви XV—XVII вв.еков была закреплена в царском Уложении 1649 года, определявшем смертную казнь за «преступления» против религии. В позднейшем царском законодательстве была выработана целая система ограничений и гонений под видом защиты православия, которая проводилась в жизнь при энергичном участии церковников.
Нелегка была участь вольнодумства и в исламе. Приведем к примеру историю Кордовского халифата.
Восемь веков мусульмане господствовали на Пиренейском полуострове. Арабская Испания
с ее цветущими городами и сильной экономикой привлекала Запад. Сюда за знаниями приезжали многие европейцы. Здесь они знакомились не только с исламом, а также с точными и естественными науками, вывозили многие научные труды и именно здесь было положено начало востоковедению.
Мечети сделались центрами научных и философских работ. Арабы Андалузии
чувствовали склонность к интеллектуальному развитию, ибо ислам сам способствовал этому. Основатель ислама — пророк Мухаммед, неся людям свое учение, полагался не только на силу, но и на разумность, он противопоставлял свое учение невежеству.
Любовь к науке способствовала процветанию веротерпимости. Христиане, евреи, мусульмане говорили на одном и том же языке, наслаждались одной и той же поэзией, принимали участие в одних и тех же литературных и научных трудах. Все преграды, которые отделяют друг от друга людей, были разрушены. Все единодушно работали на пользу общего дела цивилизации.
Происходит широкое знакомство арабов не только с научным, но и с философским наследием античности. В центре их внимания -«неоплатоновский» аристотелизм. Благодаря произведениям перипатетиков, Европа впервые познакомилась с богатой греческой философией и литературой. Арабская Испания подарила миру таких великих философов, как Ибн Рушд, Ибн Баджж, Ибн Туфейль, которые, в свою очередь, являются продолжателями дела мыслителей Восточного Средневековья — Ибн Сины, аль Фараби, аль Кинди. Их труды переводились на многие европейские языки и распространены по всему миру.
Наибольшего расцвета Кордовский халифат достиг в К-К веках во время правления Абдаррахмана II, Абдаррахмана III, аль Хакама II. «Но роковая причина, заглушившая прекрасный зародыш интеллектуального развития мусульман, -религиозный фанатизм, подготавливала гибель дела» этих правителей [1].
В конце X века власть захватывает визирь аль Мансур. Он велел выбрать из библиотеки, столь заботливо собранной Хакамом, трактаты по философии, астрономии и другим наукам, культивированным древними. Все это было сожжено на площадях Кордовы или брошено в колодцы и цистерны дворца. «Этот поступок аль Мансура, — говорит историк Саид Толедский, -приписывается хронистами того времени его желанию снискать популярность среди народа и встретить меньшую оппозицию, покрывая подобным пятном память калифа Хакама, престолом которого он стремился завладеть» [1]. Со времени эдикта аль Мансура философия наслаждалась только короткими промежутками
свободы и многократно становилась предметом открытого преследования. Тех, кто ей занимался, охранители закона объявляли нечестивыми, и ученые нередко были принуждаемы скрывать свои занятия даже от самых близких своих друзей из опасения, чтобы на них не донесли и чтобы они не были осуждены как еретики.
Исламский традиционализм введение древнегреческой философии воспринял как осквернение мусульманского благочестия и выступил против любого проявления научной мысли. Главным образом в изгнании оказались философы. Эти гонения нравились народу, ибо народ не любил мудрых. Они устраивались самыми просвещенными правителями вопреки их личным вкусам как средство приобрести расположение народа.
Вскоре, в результате междоусобиц единый Кордовский халифат распадается на несколько эмиратов. Перевороты, ареной которых была мусульманская Испания в XI веке, довершили разложение культурной работы династии Омейадов. Кордова, центр науки была разрушена, дворцы калифов разорены, коллекции уничтожены. Остатки библиотеки Хакама были проданы за бесценок. Все это способствовало успешному ходу реконкисты — отвоеванию Испании христианскими государствами.
Правда, выявление объективных причин упадка Кордовского халифата — тема не нашего исследования. Это — задача истории. С точки зрения социальной философии, можно твердо сказать, что социальные привычки мусульман той эпохи, не способных к восприятию инакомыслия, вольнодумства, их сознание были пронизаны жестокостью — типичным свойством морали Средневековья.
Не только в Кордовском халифате с конца XII века война против научной мысли была организована на всем пространстве мусульманского мира. Религиозное господство над свободной научной мыслью продолжалось в течение многих веков.
Мораль феодального общества была типична и для традиции татар, башкир. Руководствуясь принципом «все старое — свято», кадимы защищали средневековой партикуляризм и отсталые традиции, обрушивались на реформаторское движение, сохраняли почву для религиозного фанатизма и схоластики. Они решительно выступали против любой свежей мысли, наотрез отрицали возможность каких-либо заимствовании у других, немусульманских народов, старались задержать проникновение научных знаний и освободительных идей. Светское образование молодежи, посещение ею библиотек, театров, свободное и открытое появление женщины-мусульманки на улице, в парках представлялось им разрушением нравов, ведущим к зарождению у молодого поколения «крамольных»
идей против Бога и власти царя. Истинный мусульманин, по их мнению, должен отличаться исключительной преданностью исламу и шариату своим внешним видом, поведением, привычками и нравами. Один из идеологов кадимизма, Г. Мухутди-нов, например, писал: «В мире есть три вещи, которым нельзя давать волю: враг, огонь и болезнь, и против которых нужно немедленно же употребить оружие, воду и лекарство, а не то человек погибнет: враг — новые порядки, огонь — учение их, болезнь -результат учения» [2]. Другой же представитель этого лагеря Ишми ишан (Ишмухамет Динмухаме-тов) клеймил джадидов членами партии сатаны, обвинял их в осквернении шариата и считал обязанностью приверженцев ислама относиться к ним враждебно, не садиться с ними за один стол, нигде не давать им хода и не вступать с ними в брачные отношения. «Кто верит богу и Мухаммаду, — писал он, — тот должен быть врагом джадидов. В шариате для них назначена смертная казнь» [2].
Об антипрогрессивных деяниях И. Динму-хамметова свидетельствует также то, что он обращался с жалобой на преподавателей Иж-Бубьенского медресе в жандармское управление. Жалобы, где осквернялась прогрессивная деятельность джадидов, поступали и от других. Вследствие этого медресе вынуждено было прекратить свою деятельность. В январе 1911 года жандармы совершили погром. Братьев Буби и других мугаллимов арестовали, отправили в Сарапульскую тюрьму, шакирдов распустили по домам. При аресте провели обыск. У братьев Габдуллы и Губайдуллы Буби изъяли три обоза книг. Основную часть из них составляли труды самого Габдуллы хазрат, вышедшие в свет в 1909 году в Казанской типографии «Миллэт». Хотя в содержании этих книг не было ничего антиправительственного, революционного, царское правосудие предъявило им обвинение в приверженности к панисламизму. «На заседании Сарапульского окружного суда, в присутствии и под защитой компетентных юристов, адвокатов Москвы, Казани и Уфы, обвиненные оправдываются. Хотя их и освобождают, преследовательская политика властей по отношению к джадидам не прекращается, медресе восстановлению уже не подлежит» [3].
Характеризуя поведение представителей исламского традиционализма — многочисленной части мусульманского населения, оренбургский губернатор генерал-лейтенант В. Ф. Ожаровский в Департамент полиции сообщал: «…часть
мусульман из числа малоразвитых людей, которые, относясь крайне фанатично к строгому соблюдению всех внешних обрядов своей религии и обычаев, не могут равнодушно относиться к введению каких бы то ни было новшеств в их жизнь» [4].
О некоторых из таких людей в своей жалобе на имя Оренбургского муфтия дворянин Селимгарей Джантурин, например, писал о том, что
мулла Абдрахман Усманов с сыном Исмагилом (тоже муллой. — А. Б.) заведовали медресе и вакуфом к нему в д. Килимово Тюрюшевской волости Белебеевского уезда Уфимской губернии. Построила и содержала медресе, выделив для него в вакуф 200 десятин своей земли, жена С. Джанту-рина — Суфия, урожденная Тевкелева. Недовольная тем, как вел преподавание в медресе мулла Абдрахман, она пригласила молодых учителей-мугаллимов и отстранила от заведывания вакуфом муллу Исмагила. В ответ отец и сын на одной из пятничных молитв призвали «проклятия на голову тех, кои осмеливаются идти против мулл, якобы единственных охранителей чистоты ислама». «Народ, конечно, — писал далее
С. Джантурин, — после этого понял, что мугаллимы отныне уже вне закона, по крайней мере вне закона совести, и лишены прав на существование». Угрозы мулл были реализованы руками верных прихожан. Как отмечалось в жалобе, «в ночь на 19 ноября (1907 г. — А. Б.) чуть-чуть не убили одного из мугаллимов — две пули застряли в стене над головой спящего… Одиннадцать двойных рам в медресе были выбиты…» [5].
Кадимы вели травлю джадидов везде и всюду, при всех удобных случаях — на улице, базарах, площадях, в местах скопления народа, за трапезой, в темных закоулках, открыто и нашептыванием, а то и прямой клеветой. В этой борьбе у них были мощные союзники — невежество и темнота народа.
«Кадимизм как идеология мусульманского
средневекового феодализма, — писали А. Аршаруни и Х. Габидуллин, — имел глубокие социальные корни в народных массах, которая, воспитанная веками в духе религиозного фанатизма,
продолжала крепко цепляться за старину и служила благодатной почвой для агитации кадимов против джадидов» [6].
Другим верным союзником сторонников кадимизма в их борьбе против джадидов являлось правительство. Муллы-кадимы всеми мерами
старались обратить внимание властей на деятельность джадидов, представляя ее как антиправительственную, шли на провокации и доносы. В 1908 году, например, 12 имамов тайно доносили министру внутренних дел Столыпину, что среди мусульман в лице мугаллимов-новометодников появились
смутьяны, представляющие собой общество революционеров.
Провалившаяся политика христианизации
инородцев вынудила царизм, не желавшего роста сознания инородцев, поддерживать кадимов.
Наличие этого так называемого союза между кадимами и царскими властями в борьбе против джадидов отмечал в 1913 году и министр внутренних дел Н. В. Маклаков. «Движение в пользу новометодных школ, — писал он, —
встретило противодействие в лице консервативных представителей мусульманского духовенства…
Будучи движимы побуждениями чисто религиозными, такие лица, в сущности, сами того не сознавая, являются союзниками властей в борьбе с нежелательной с государственной точки зрения национализацией мусульманской школы». Далее Маклаков требовал от местных обратить должное внимание на этих союзников и поддерживать их авторитет [2].
Таким образом, мораль кадимизма — это типичное явление для морали средневековофеодального общества в целом. Правда, в борьбе с инакомыслием методы отличаются. В целях сохранения обычаев кадимисты не создавали инквизиции либо иные специальные учреждения. Тем не менее способы противодействия и защиты традиционализма у татар и башкир также были пропитаны жестокостью, ригоризмом, бескомпромиссным суждением, отсутствием толерантности по отношению к другим вероисповеданиям, культурным ценностям. А такая психология в свою очередь проникала и в стены старометодных учебных заведений. Вот где истоки наличия физического давления на учащихся в таких школах.
Физическое воздействие — это негативное явление. Во-первых, это элемент антипедагогичности, умаляющий интерес учащихся к учебе. Во-вторых, фактор усугубления плохих человеческих взаимоотношении, способствующий становлению неблагоприятного психологического климата. В-третьих, осознанное распространение со стороны преподавателей зла, безнравственности, насилия. В-четвертых, это варварское, непочтительное отношение к личности, унижение её достоинств.
Девочки учились в доме муллы, у его супруги, которую называли «остабикэ» или «абыстай». Приемы обучения здесь были те же, что и в мектебе, но запрещалось обучение письму. Дискриминация прав женщин характерна не только для деятельности кадимистских школ. Это было общественным явлением.
В отличие от старометодных учебных заведении в новометодных школах развивалась тенденция отказа от физического давления на учащихся. Выявим истоки этого явления.
Мораль — понятие историческое. В эпоху европейского Возрождения формируется направление общественной мысли — гуманизм, достигший своего расцвета в произведениях просветителей XVIII века. Гуманизм был идеологией буржуазии. В противовес морали феодализма гуманисты стремились привнести в общество уже мораль буржуазии, в период становления «основными принципами которой являются бережливость, скромность, воздержание, труд, честность» [7]. В условиях Нового времени принцип жестокости к инакомыслящим постепенно утрачивает доминирующее положение в общественном сознании.
Очевидно, европейский гуманизм в определенной мере имел влияние и на общественную мысль мусульман России. К тому же проник-
новение гуманистических идей шло и через идеологов джадидизма, получивших образование в Европе. Гуманизм — антипод всякого рода ригоризма, нетерпимости, неуважения к другим. В буквальном смысле с латинского языка слово «гуманизм» переводится как «человечный», что означает «совокупность взглядов, выражающих уважение достоинств и прав человека, его ценность как личности, заботу о благе людей, их всестороннем развитии, о создании благоприятных для человека условий общественной жизни» [8]. Джадиды, отказываясь от методов насилия, провозгласили свободу человеческой личности, восхваляли нравственную чистоту. Оценивая явления общества с точки зрения добра и зла, справедливости и несправедливости, честности и бесчестия, придавали важное значение общечеловеческим ценностям. Они считали, что стремление к нравственной красоте есть святой долг истинного мусульманина. Деятельность джадидов была направлена на подъем жизненного уровня народа. Воспевали разум, свободомыслие, критиковали религиозный фанатизм, являвшийся тормозом любого прогресса. Их помыслы затрагивали также семейно-бытовые отношения. Вот где истоки гуманизма в джадидских школах.
Гуманизм джадидов был направлен и на отстаивание интересов слабой половины общества. Они ратовали за свободу и равноправие женщин. Видя зависимость будущего нации от женщины-матери, джадиды проявили также большую заинтересованность в открытии специальных учебных заведении для девочек. Зия Камали, например, в Уфе открывает медресе «Анасия» -одно из первых средних женских учебных заведении с педагогическим уклоном. Стараниями реформаторов такие школы открываются также в Оренбурге, Казани, Троицке и в других городах России. Многие из девушек, окончивших эти учебные заведения, впоследствии сами становились учителями.
Придавая искусству греховность, кадимы всеми путями препятствовали проникновению эстетических идей в общество. А реформаторы ратовали за расширение культурно-просветительских учреждений, распространение газет и журналов, за развитие национальной печати и искусства, поощрение художественной и научной литературы на родном языке. Речь шла о приобщении тюркских народов к достижениям современной цивилизации, о внедрении в повседневную жизнь достижений культуры, присущих передовым нациям эпохи.
Таким образом, гуманистическая сущность джадидизма становится фактором роста этического и эстетического сознания тюркских народов России на рубеже XIX—XX вв.еков. Преобразовательские процессы в мусульманском обществе развивались в единых рамках прогресса нации, поэтому гуманистические принципы в джадидизме позитивно
отразились в формировании национального самосознания.
В связи с событиями последних лет на волнах религиозно-политического радикализма возникла угроза подмены понятия «ислам» в общественном сознании на «религиозный экстремизм» и проникновения в сознание верующих-мусульман морали религиозно-экстремистских сил.
Сегодня, в условиях возрождения традиций ислама, мусульманское общество Башкортостана и Татарстана повернулось лицом к духовным и религиозным ценностям. В этой связи большой интерес представляет понятие «евроислам», являющееся синонимом «неоджадидизма». Ведь именно джадидизм в среде мусульман на рубеже XIX—XX вв.еков стал своеобразной формой становления новых мировоззренческих установок и поведенческих стереотипов в условиях
формирующегося индустриально ориентированного общества. Поэтому обращение к джадидизму как историческому опыту, использование совре-
менностью богатой традиции этого движения имеет большое значение на сегодняшний день.
ЛИТЕРАТУРА
1. Аверроэс. Опровержение опровержения // Эрнаст Ренан. Жизнь и произведения Аверроэса. Киев, 1999. С. 592−593.
2. Очерки истории татарской общественной мысли. Казань, Тат. книж. изд-во. 2000.- С. 154−155.
3. Исмэгыйль Рэми, Рэис Даутов. Эдэби сузлек. Казан, 2001. -59 б.
4. ГА РФ. Ф. 102. Д-4. Оп. 1908. Д. 234, т. 1. Л. 67 об. 68.
5. ЦГИА РБ. Ф. 295. Оп. 6. Д. 1545. Л. 21−22.
6. Аршаруни А., Габидуллин Х. Очерки панисламизма и
пантюркизма в России. Москва, 1931. С. 17.
7. Волчек Е. З. Философия. Минск, 2003. С. 469.
8. Философский словарь / Под редакцией И. Т. Фролова. 1987. С. 103.
Поступила в редакцию 29. 08. 2008 г.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой