Реформа вооруженных сил СССР в 1953-1964 гг. Проблемы социальной адаптации увольняемых военнослужащих

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47+57)& quot-1953/1964"-
РЕФОРМА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР В 1953—1964 гг. ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ УВОЛЬНЯЕМЫХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ
Р.А. Соловьев
Статья посвящена проблеме адаптации военнослужащих, уволенных в ходе преобразований вооруженных сил СССР в 1950—1960-х гг Автором определены субъективные и объективные факторы, предопределившие реформу, описаны основные проблемы, возникшие вследствие значительного сокращения Советской Армии и меры, принятые руководством страны по их решению. Также в статье приводятся архивные материалы о реакции военнослужащих на проводимые преобразования.
Ключевые слова: хрущевская «оттепель», военная реформа, сокращение вооруженных сил, Н.С. Хрущев
Военная реформа в период хрущевской «оттепели» стала одним из основных процессов либерализации советского общества. На реформирование советских вооруженных сил в 1950—1960-х гг. оказал влияние ряд объективных и субъективных факторов.
К объективным факторам относятся, прежде всего, внешнеполитическая ситуация. После смерти И. В. Сталина основой внешнеполитической доктрины советского руководства стала идея о мирном сосуществовании капиталистической и социалистической систем, воспринимавшемся как политическая, экономическая и идеологическая борьба [1, с. 271−272].
Противоречивость внешнеполитической доктрины предопределяла двойственность советской внешней политики, в которой боролись две тенденции — соперничество и сотрудничество со странами Запада.
Соперничество проявлялась, прежде всего, в противостоянии двух лагерей, оформившемся к середине 1950-х гг. в противостояние двух блоков. Это противоборство из-за сфер влияния в мире привело к крупнейшим внешнеполитическим кризисам — Берлинскому в 1961 году и Карибскому в 1962 году, особую остроту которым придавало наличие у сверхдержав ядерного оружия. Противостояние систем и потенциальная угроза нападения со стороны Запада заставляли Советский Союз реформировать Вооруженные силы для совершенствования и поддержания их в постоянной боеготовности.
Второй тенденцией советской внешней политики являлось сотрудничество Советского Союза со странами Запада. Угроза ядерной войны и осознание возможности гибели в ней человечества привели советскую партийную элиту к пониманию неизбежности сотрудничества. В целях налаживания отношений между двумя блоками Советский Союз выступил с рядом мирных инициатив, главным образом, пропагандистского характера.
10 мая 1955 года СССР представил на рассмотрение ООН проект о частичном разоружении. Вооруженные силы СССР, США, КНР, Англии, Франции и других государств планировалось существенно сократить. Сокращение намечалось провести в два этапа: на первом — уменьшить численность обычных видов вооруженных сил и прекратить испытания атомного оружия- на втором -осуществить программу полного запрещения атомного оружия.
Новый подход к сокращению гонки вооружений был предложен СССР 18 сентября 1959 года на заседании Генеральной ассамблеи ООН. Н. С. Хрущёв от имени советского правительства сделал заявление о всеобщем и полном разоружении в четыре этапа, представив программу, рассчитанную на четыре года. Предполагалось распустить сухопутные армии, военно-морские флота и военно-воздушные силы- упразднить генеральные штабы, военные министерства, военные базы- закрыть военные учебные заведения и уничтожить или переработать уже созданное оружие. Военные ракеты всех радиусов действий предлагалось ликвидировать, оставив ракетную технику лишь как средство транспорта и освоения космического пространства. Должны были сохраниться только минимальные контингенты внутренней охраны (милиции, полиции), вооруженные легким стрелковым оружием и предназначенные для поддержания внутреннего порядка и защиты личной безопасности граждан [2, с. 172−174, 189−190,197−201].
Несмотря на явно пропагандистский характер советских мирных инициатив 1950-х гг. во внешней политике СССР, очевидна, тем не менее, готовность советского партийного руководства к компромиссу и сотрудничеству с Западными странами. Кроме того, предложения СССР о сокращении Вооруженных сил подкреплялись в середине 50-х гг. выводом советских войск и ликвидацией военных баз в Финляндской республике, Австрии, Китае и Румынии. Таким образом, политика мирного сосуществования, исключавшая прямую угрозу третьей мировой войны, позволяла советской партийной элите рассмотреть перспективу сокращения Вооруженных сил СССР и расходов на оборону страны.
Вторым объективным фактором, предопределившим реформирование Советской армии, стала внутриполитическая ситуация в Советском Союзе. Мирное экономическое соревнование с капитализмом требовало значительного снижения военных расходов. Н. С. Хрущев отмечал: «…Гонка вооружений уже сейчас тяжелым бременем ложится на плечи народов. Она влечет за собой рост цен на предметы народного потребления, сокращение реальной заработной платы, пагубно влияет на экономику многих государств… от мирного труда оторвано более ста миллионов человек, причем наиболее энергичных и работоспособных людей труда, людей науки и техники. Огромное количество человеческой энергии, знаний, изобретательности, мастерства падает, как в бездонную бочку, поглощается растущими вооружениями». Руководитель страны выступал за сокращение финансирования вооруженных сил, намереваясь «срезать лишний жирок» у военных, освободившиеся деньги направить на сокращение или полную отмену налогов с населения, повышения его жизненного уровня, увеличение жилищного строительства, сокращение рабочего дня, а также субсидирование национальной экономики и широкую помощь слаборазвитым странам" [3, с. 18].
К объективным причинам можно отнести и существенное отставание штатной структуры вооруженных сил от новых реалий развития военной техники и способов ведения боевых действий.
Не смотря на то, что на вооружение Советской Армии в первой половине 1950-х гг. стали поступать ядерное оружие, реактивная авиация и ракетная техника, в ее составе все еще оставались части и подразделения, эффективное применение которых в возможных военных конфликтах было маловероятным.
Так, например, только к 1956 году были переформированы кавалерийские дивизии и пересмотрены планы по снабжению армии лошадьми и гужевыми повозками [4, с. 282].
В 1956 году были расформированы зенитные артиллерийские дивизионы и зенитно-прожекторные части «как не имеющие особой боевой ценности в современных условиях» и «как средства, не обеспечивающие надежного прикрытия аэродромов» [4, с. 284].
К субъективным факторам, оказавшим влияние на реформирование вооруженных сил в 19 501 960-х гг. следует отнести личность руководителя государства — Н. С. Хрущева и его отношение как в целом к армии, так и непосредственно к решению военных вопросов.
Являясь фактически приемником И. В. Сталина, который единолично решал все вопросы обороны, Н. С. Хрущев продолжил установившуюся традицию. Подобное положение дел вполне отвечало деятельной натуре и темпераменту главы государства.
Инициатором военной реформы периода «оттепели» следует считать именно Н. С. Хрущева, который, в силу своего положения в партийной иерархии, не только инициировал изменения в военной области, но и приводил их в жизнь в соответствии с собственными представлениями о месте и роли армии в советской политической системе.
С точки зрения Н. С. Хрущева в возможной войне «американцы не будут устилать трупами своих солдат нашу землю, а будут пользоваться, главным образом, стратегическими средствами ведения войны» [5, Д. 269, л. 71,143].
По воспоминаниям советского дипломата О. А. Гриневского, Н. С. Хрущев часто повторял: «Времена изменились. Не числом солдат с ружьями, а огневой мощью и средствами доставки определяется теперь обороноспособность. Необходимо поэтому укреплять и совершенствовать ракетно-ядерный щит страны, а военная авиация и флот утратили прежнее значение. Их нужно сокращать и заменять ракетами» [6, с. 124−125].
Совокупность объективных факторов делали военную реформу в 1950—1960-е гг. неизбежной, а субъективный фактор (личность и взгляды Н.С. Хрущева) придавали ей своеобразие и предопределили ее незавершенность.
Позиция Н. С. Хрущева по вопросам реформирования армии получила поддержку у руководства Министерства обороны, прежде всего Маршала Советского Союза Г. К. Жукова.
Г. К. Жуков выдвинул и ряд собственных инициатив. В частности им было предложено сократить должности заместителей по политической части командиров рот и батарей и вместо них создать партийно-политический аппарат в батальонах [4, с. 280].
Понимали необходимость реформирования армии и другие военачальники. К примеру, о необходимости реформ адмирал Платонов говорил следующее: «Уже давно в нашей стране провели испытания атомной и водородной бомб, части береговой обороны были вооружены крылатыми ракетами, подводные лодки готовились к испытаниям баллистических ракет. А судостроительные заводы все еще продолжали строить крейсера и эсминцы, вооруженные только артиллерийскими системами. Флоты проводили учения без учета возможного применения и воздействия на них ядерного оружия. Хотя ни один наш крейсер не сделал ни единого выстрела по кораблям своего класса, большие надводные корабли по-прежнему считались главной силой флота. Все ждали новейших теоретических разработок от Главного штаба ВМФ и его научной лаборатории — военно-морской академии, но тщетно [7, с. 308].
Не смотря на то, что началу реформ предшествовали многочисленные совещания и обсуждения,
проходившие в высших эшелонах власти, единая концепция реформы так и не была выработана. Это привело к тому, что планы преобразований корректировались уже в ходе реформы, а отдельные военные учебные заведения и воинские части переформировались по нескольку раз [4, с. 299].
Согласно сведениям, приведенным в докладной записке министра обороны Г. К. Жукова и начальника Генерального штаба В. Д. Соколовского, направленной в ЦК КПСС в 1956 году, на 1 марта 1953 года численность Вооруженных сил СССР составляла 5 396 038 чел. За период с 1 марта 1953 г. по 1 января 1956 г. было сокращено 989 822 военнослужащих, таким образом, численность Советской Армии к 1 января 1956 года, составила 4 406 216 человек [4, с. 283].
На 1 декабря 1959 г. число военнослужащих Советской армии достигло 3 623 000 человек.
В результате всех мероприятий численность вооруженных сил к 1962 году должна была составить 2 423 000 человек.
Однако сокращение так и не было произведено в полном объеме. По западным оценкам, Советская Армия достигла минимальной численности (3 000 000 человек) к июлю 1961 года. С августа начался рост армии, достигшей к концу года 3 800 000 человек [3, с. 20−22].
Сокращая вооруженные силы, партийно-государственное руководство СССР вынуждено было заботиться и о материальном обеспечении демобилизованных. Остро встал вопрос трудоустройства, обеспечения жильем и социальной адаптации увольняемый военнослужащих. На протяжении 1953−1958 гг. Советом министров СССР и ЦК КПСС были приняты постановления, определяющие размеры пенсий, материальное обеспечение и порядок переквалификации и трудоустройства военнослужащих. Вместе с тем необходимо отметить, что льготы и привилегии в полном объеме распространялись, в основном, на военнослужащих, прослуживших в вооруженных силах 25 и более лет. Лица с выслугой менее 20 лет лишались значительной доли привилегий, а также пенсии.
12 августа 1957 года Министерством обороны была издана директива „О трудоустройстве и включении в активную общественно-политическую жизнь демобилизованных из армии и флота воинов“, в которой рекомендовалось обращать особое внимание на поддержку патриотичных стремлений демобилизованных поехать работать на новостройки восточных и северных районов, шахты и целинные земли, а также разъяснять молодежи из сельскохозяйственных районов, чтобы они возвращались в свои районы, а не собирались ехать в крупные города [8, л. 90−91].
Н. С. Хрущев наиболее удачным примером трудоустройства демобилизованного военного Н. С. Хрущёв считал некоего майора Чижа, ставшего свинарем в колхозе [3, с. 23].
На декабрьском Пленуме Ц К КПСС в 1959 году, обращаясь к воинам Советской армии, глава государства рассказал о другом, на его взгляд, поучительном примере: во время визита в США Н. С. Хрущёв на ферме у Президента США Д. Эйзенхауэра познакомился с бывшим генералом, ставшим управляющим. „А наши генералы, — продолжил Первый секретарь, — скажут, — ты что, что я тебе плохого сделал, я же за Родину воевал“ [5, Д. 427, л. 85]. Интересно, что впоследствии, при правке этого выступления по указанию главы партии последняя фраза была отредактирована: „А возьмите-ка наших отставных генералов. Разве найдешь среди них такого, который бы согласился пойти, скажем, директором совхоза. Он, вероятно, посчитал бы это делом ниже своего достоинства“ [5, Д. 427, л. 97].
Выяснить число, откликнувшихся на призывы партии и Правительства, не представляется возможным. Тем не менее, из военнослужащих, демобилизованных во второй половине 1955 — августе 1956 гг., в Белорусскую ССР, например, прибыло 9735 человек. Из них 15,2% от общего числа трудоустроенных офицеров заняли посты партийных и советских работников, 24,8% устроились работать в промышленности и на транспорте и 7,3% - в сельском хозяйстве [3, с. 24].
В январе 1960 года начальник Главного политического управления Министерства обороны генерал Ф. И. Голиков, выступая на сессии Верховного Совета СССР, подчеркнул, что военнослужащие, демобилизованные из рядов вооруженных сил, нашли себя в рабочих специальностях [10, с. 139−140, 160−161]. По имеющейся у генерала Ф. И. Голикова информации, солдаты, матросы, сержанты и офицеры, уволенные в запас с 1957 по 1959 гг., устроились на работу в Приморский, Сахалинский и Магаданский совнархозы, приняли участие в работе на дальневосточных и сибирских стройках, стройках Министерства тракторного строительства- в сооружении Братской ГЭС, Западно-Сибирского металлургического комбината- а также трудоустроились в различных городах и селах СССР.
Однако на практике все было далеко не так радужно. Большинство демобилизованных военнослужащих столкнулось с многочисленными трудностями при поиске работы и получении жилплощади.
Так, например, среди 50 137 демобилизованных военнослужащих во второй половине 1955 -августе 1956 гг., прибывших в Армянскую, Белорусскую, Казахскую, Киргизскую, Таджикскую, Туркменскую, Узбекскую и Украинскую республики, только около 75,4% нашли работу и 4,6% пошли на курсы, а 3,3% остро нуждающихся в работе ее так и не получили.
Наибольший процент трудоустроенных военнослужащих приходится на Узбекскую ССР (98% от общего числа прибывших в эту республику), Таджикскую ССР (93,9%) и Казахскую ССР (92%) —
наименьший — на Украинскую ССР (70,6%), Белорусскую ССР (74,1%) и Армянскую ССР (77,6%).
Из всех рассматриваемых военнослужащих только 78,4% от общего числа всех демобилизованных военнослужащих были обеспечены жилплощадью. В этом плане лучше всего были снабжены военные, уволенные из рядов Советской Армии в указанный промежуток времени и прибывшие в Узбекскую ССР (90,5% от общего числа прибывших в эту республику), в Таджикскую ССР (87,6%) и в Казахскую ССР (84%), хуже всего — в Киргизскую ССР (71,6%), в Украинскую ССР (77%) и в Белорусскую ССР (77,5%).
В 1958 году, по данным Министерства обороны, должно было быть уволено 63 504 офицера, из них только 64,3% было обеспечено пенсиями. На 1 октября 1958 года 6,2% от общего числа уволенных офицеров в течение 1958 года не было трудоустроено, а 18,4% - не обеспечены жилплощадью.
С учетом общего числа офицеров, уволенных по всем оргмероприятиям в 1953- 1958 гг., — 4736 офицеров от общего числа демобилизованных офицеров за эти годы не было трудоустроено и 47 674 офицера не было обеспечено жилплощадью.
Руководство Министерства обороны признавало, что положение дел с трудовым устройством и особенно с жилищным обеспечением уволенных в запас офицеров все еще остается неудовлетворительным.
Наличие недостатков в трудоустройстве и жилищном обеспечении порождает большое количество жалоб от офицеров, уволенных в запас. Через министерство обороны таких жалоб прошло около 5000. Особенно в резкой форме высказываются офицеры, уволенные в запас без пенсии, имеющие трудности с устройством на работу и не имеющие жилья [4, с. 306].
В марте 1958 года Председатель КГБ И. А. Серов информировал ЦК КПСС, что „в процессе выборочного контроля почтовой корреспонденции военнослужащих Забайкальского военного округа за период с 12 по 17 февраля 1958 г. выявлено более ста писем, в которых офицеры Советской Армии высказывают недовольство оргмероприятиями, связанными с сокращением численности Вооруженных сил СССР, и выражают тревогу по поводу своей дальнейшей судьбы“ [4, с. 301].
Поскольку в результате сокращения 1960 года одновременно должно было быть демобилизовано большое число военнослужащих, Н. С. Хрущёв, предвосхищая беспокойство людей, в своей речи в январе 1960 года на сессии Верховного Совета СССР отметил, что необходимо, в первую очередь, позаботиться о нуждах кадровых военных (офицеров и политработников), которым предстоит переквалифицироваться [9, с. 49−50].
20 января и 8 июня 1960 года были приняты постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 74 и № 591, которыми предписывалось оказывать содействие демобилизованным военнослужащим в переквалификации, трудоустройстве и предоставлении жилплощади.
В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 74 особенно подчеркивалось: „Трудоустройство уволенных военнослужащих осуществлять преимущественно на предприятиях промышленности, стройках, на транспорте и в сельском хозяйстве, обратив особое внимание на организацию направления изъявивших желание выехать на работу и постоянное жительство в районы Севера, Урала и Сибири, Дальнего Востока и Казахской ССР, а также в колхозы и совхозы районов целинных и залежных земель РСФСР и Казахской ССР“. В постановлении также ставилась задача Главному политическому управлению Советской Армии и Военно-Морского Флота, Военным Советам и политическим управлениям…» провести широкую разъяснительную работу среди военнослужащих, увольняемых в запас, о важности участия их в работе и строительстве промышленных предприятий, железных дорог, электростанций, в угольной, металлургической, нефтяной и химической промышленности, на лесозаготовках, на транспорте, в сельском хозяйстве и по заселению районов целинных и залежных земель" [6].
Агитация подкреплялась дифференцированной системой льгот, предоставляемых в зависимости от удаленности регионов от центра.
23 марта 1960 года была издана директива Министерства обороны, которой создавалась специальная система профтехобучения для военнослужащих.
В тоже время, учитывая опыт предыдущих сокращений и сложности новой демобилизации, была несколько изменена нормативная база рассматриваемого процесса. В докладной записке В. Дутова и А. Белобородова, направленной 2 марта 1960 г., сообщалось о ходатайстве Главного управления кадров и Центрального финансового управления Министерства обороны об изменении положении, при котором из вооруженных сил увольнялся офицерский состав в пожилом возрасте без права на пенсию. На основании этой записки было вынесено решение о внесении дополнения в постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 20 января 1960 года № 74 о выделении этой категории военнослужащих минимального размера пенсий.
Директивой Министерства обороны «О трудоустройстве офицеров запаса» от 1 сентября 1960 года запрещалось увольнять из армии молодых перспективных офицеров, а директивой Министерства
обороны «О направлении в 1963 г. на ударные стройки и предприятия военнослужащих, уволенных в запас» от 9 июля 1963 года не рекомендовалось досрочное увольнение военнослужащих, которым осталось прослужить незначительное время до выслуги лет, дающей право на пенсию.
Однако, несмотря на все предпринимаемые усилия, партийное руководство не удовлетворили результаты проделанной работы. 1 сентября 1960 года была подписана директива Министерства обороны «О трудоустройстве офицеров запаса», в которой констатировалось слабая разъяснительная работа в войсках по поводу призывов партии и Правительства ехать работать в районы новостроек, промышленных центров Севера, Урала, Сибири и целинных земель и предписывалось усилить агитацию и разъяснение.
Особым образом государство позаботилось о высшем руководящем составе вооруженных сил. В
1958 году была образованна Группа генеральных инспекторов Министерства обороны, куда зачислялись подлежащие увольнению генералы армии и маршалы, а также им равные по воинскому званию адмиралы. Формально работа группы включала выезды в войска на маневры, учения, разработку важнейших вопросов строительства вооруженных сил, теории военного искусства, руководство государственными комиссиями в военных академиях и училищах. [10, с. 408]. На деле генералы, маршалы и адмиралы получили право на пожизненную «службу» в рядах Советской Армии с сохранением всех положенных льгот и привилегий.
Не смотря на принимаемые руководством страны меры, окончательно решить проблемы увольняемых военнослужащих так и не удалось.
Одновременно с уменьшением численности Советской армии происходило и сокращение военного бюджета. [3, с. 26].
Для уменьшения расходов на армию изыскивались все возможные средства [4, с. 306].
В 1957 году по инициативе Г. К. Жукова началась работа по изменению военной формы одежды, направленная, в том числе и на ликвидацию излишеств в нормах снабжения военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота [11, с. 45].
Значительно снизить расходы на оборону был призван и новый порядок начисления пенсий военнослужащим и их семьям принятый постановлением Совета Министров СССР № 876 от 27 июля
1959 года «О пенсиях генералам, адмиралам, офицерам, военнослужащим рядового, сержантского и старшинского состава сверхсрочной службы Советской Армии и Военно-Морского Флота, Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР и войск Министерства внутренних дел СССР, а также их семьям».
Принятым постановлением был значительно снижен максимальный размер пенсии для военнослужащих и изменен порядок ее назначения. В результате этих решений расходы на выплату пенсий по Министерству обороны сокращались примерно на 820 млн. рублей в год [12, л. 273−284].
Указанным постановлением было предусмотрено, что «средства, высвободившиеся в связи с упорядочением пенсионного обеспечения военнослужащих и их семей будут обращены на строительство детских садов и яслей, школ, школ-интернатов и больниц».
Новый порядок назначения пенсий и их размер, естественно, вызвал негодование в офицерской
среде.
В сентябре 1959 года в записке адресованной Н. С. Хрущеву Председатель КГБ А. Н. Шелепин представил сведения о фактах «нездорового реагирования на изменения в пенсионном обеспечении»:
Начальник штаба 1 -го армейского корпуса Туркестанского военного округа полковник Панин И. Д., член КПСС, в присутствии ряда офицеров заявил: «постановление неправильное, вся армия разбежится. Никто из офицеров служить не будет».
Командир взвода 987-го батальона связи 25-го армейского корпуса Одесского военного округа лейтенант Баранов Г. А., член ВЛКСМ, говорил: «Теперь, чем раньше уволиться из армии, тем лучше. Служить я не хочу и никто меня не убедит».
Офицер Минского Высшего инженерного радиотехнического училища полковник Поздеев В. К., член КПСС, сказал: «Нет смысла служить в армии, надо демобилизовываться, пока есть сила и устраиваться на гражданской работе, так как рабочие и служащие находятся намного в лучших условиях, чем военные».
Командир роты 145 ГСД Закавказского военного округа капитан Кулаков заявил: «Согласно новому приказу пенсиями будут обеспечивать только офицеры после 40-летнего возраста. Но дослужить до этого возраста не дадут. Поэтому пока голова цела, надо уходить из армии».
Командир роты парашютно-десантного полка 103-й воздушно-десантной дивизии Белорусского военного округа капитан Баженов А. Н., член КПСС, обсуждая новое Постановление, в присутствии ряда офицеров заявил: «…Товарищи офицеры, это дело серьезное, надо поднимать забастовку, ведь наши права ущемляют. Надо письмами и рапортами завалить ЦК с просьбой об увольнении из армии, надо удирать из армии.».
Полковник запаса Морозов, быв. зам. начальника политотдела Инженерной академии, по поводу вышедшего Постановления Совета Министров СССР о пенсиях сказал: «. Всю жизнь служил в армии, а теперь должен помогать детям и детсадам. Сейчас приравнивают всех к одной мерке — и тех, кто воевал, и тех, кто торговал газированной водой» [13, с. 226−228].
А. Н. Шелепин также проинформировал Н. С. Хрущева о «нездоровом политически вредном разговоре о постановлении Совета Министров СССР от 27 июля 1959 г. „О пенсиях военнослужащим и их семьям“ между Маршалом Советского союза Жуковым Г. К. и генерал-майором запаса Ревякиным
B.А.» [14, с. 525]. Разговор двух отставных военных в дальнейшем стал предметом разбирательств Комитета партийного Контроля при ЦК КПСС [13, с. 231].
Таким образом, приходится констатировать, что военная реформа в 1950—1960-х гг. хоть и имела положительное значение для развития Вооруженных Сил СССР, не была достаточно продумана и подготовлена в социальном плане.
Решение проблем увольняемых военнослужащих было фактически отдано на откуп местных властей, которые решить их были просто не способны. Тысячи офицеров оказались фактически брошенными на произвол судьбы, не имея ни жилья, ни гражданской специальности.
Шаги, предпринимаемые руководством страны по решению проблем уволенных военнослужащих, прежде всего офицеров, или не приносили должного эффекта, или еще больше усугубляли ситуацию, как это вышло с постановлением Совета Министров СССР № 876 от 27 июля 1959 года «О пенсиях генералам, адмиралам, офицерам, военнослужащим рядового, сержантского и старшинского состава сверхсрочной службы Советской Армии и Военно-Морского Флота, Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР и войск Министерства внутренних дел СССР, а также их семьям».
На долгие годы многие из уволенных офицеров сохранили обиду на государство. В частности генерал Г. Н. Трошев, вспоминая своего отца, говорил: «В 1958 году отец попал под так называемое хрущевское сокращение и был уволен из Вооруженных Сил. Эта участь постигла в те годы многих капитанов, майоров — молодых, здоровых, полных сил и энергии мужиков. Отец крайне болезненно переживал случившееся. Дошло до того, что как-то, с присущей ему прямотой, рубанул мне: «Чтобы ноги твоей не было в армии!» [15, с. 3].
Article is devoted to a problem of adaptation of the military personnel dismissed during transformations of armed forces of the USSR in the 1950−1960th. The author defined the subjective and objective factors which predetermined reform, the main problems which arose owing to considerable reduction of the Soviet Army and the measures taken by the country leaders according to their decision are described. Also archival materials about reaction of the military personnel to the carried-out transformations are given in article.
Key words: Khruschev'-s, military reform, reduction of armed forces, N. S. Khrushchev
Список литературы
1. XXII съезд КПСС. 17−31 октября 1961 г. Стенографический отчет. В 3 тт. Т.3. М., 1962.
2. Жить в мире и дружбе. Пребывание Председателя Совета Министров СССР Н. С. Хрущева в США. 15−27 сентября 1959 г. М., 1959.
3. Абрамова Ю. А. Незавершенная реформа Н. С. Хрущева: преобразования Вооруженных сил СССР в 1953—1964 гг. // Вестник Московского государственного областного университета. 2011. № 4.
C. 16−33.
4. Сокращение Вооруженных Сил СССР в середине 50-х годов // Военные архивы России. 1993. № 1. С. 271−308.
5. Российский Государственный Архив Новейшей Истории (РГАНИ). Ф.2. Оп. 1.
6. Гриневский О. А. Тысяча и один день Никиты Сергеевича. М.: Вагриус, 1998.
7. Платонов В. И. Записки адмирала. М.: Воениздат, 1991.
8. Центральный архив Министерства обороны. Ф. 32. Оп. А-40 450. Д. 23.
9. Заседания Верховного Совета СССР пятого созыва. 4 сессия. 14−15 января 1960 г. Стенографический отчет. М., 1960.
10. Военный энциклопедический словарь. М.: ОНИКС 21 ВЕК, 2001.
11. Степанов А. «Жуковская форма». Несостоявшаяся реформа обмундирования 1957 года // Цейхгауз. 2000. № 3. С. 44−47
12. Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9401. Оп.2. Д. 506.
13. Г. К. Жуков: неизвестные страницы биографии // Военные архивы России. 1993. № 1. С. 175 245.
14. Краснов В. Г. Неизвестный Жуков. Лавры и тернии полководца. Документы. Мнения. Размышления. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001.
15. Трошев Г. Н. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала. М.: Вагриус, 2002.
Об авторе
Соловьев Р. А. — аспирант Брянского государственного университета имени академика И. Г. Петровского, solorus@mail. ru

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой