Финансовые скандалы вокруг П. А. Крушевана и кишиневского отдела «Союза русского народа» (февраль-июль 1907 г.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47)"1907″
Н.В. Некрасов
Финансовые скандалы вокруг П. А. Крушевана и Кишиневского отдела «Союза русского народа» (февраль-июль 1907 г.)
В статье речь идет о финансовых скандалах вокруг депутата II Государственной думы от города Кишинева П. А. Крушевана — одного из наиболее известных правых политиков России начала ХХ в. и руководителя «Союза русского народа» в Бессарабии. Эти и другие скандальные эпизоды в политической и журналистской биографии Крушевана широко использовались либеральной прессой и политическими противниками для его дискредитации как народного представителя. Также показана связь между этими скандалами и внутрипартийным кризисом, охватившим «Союз русского народа» и его региональные отделения весной-летом 1907 г.
The article is devoted to the financial scandals of the Deputy of the II State Duma from Chisinau P.A. Krushevan — one of the most well-known right-wing politicians in Russia at the beginning of the ХХ century and the head of & quot-Union of Russian people& quot- in Bessarabia. These and other controversial episodes in the political and journalistic biography of Krushevan were widely used by the liberal press and his political opponents to discredit him as a people'-s representative. Also the article shows the relationship between these scandals and internal party crisis that gripped the & quot-Union of Russian people& quot- and its regional branches in spring-summer of 1907.
Ключевые слова: П. А. Крушеван, II Государственная дума, финансовый скандал, «Союз русского народа», Кишиневский отдел «Союза русского народа».
Key words: P.A. Krushevan, The Second State Duma, financial scandal, The Union of Russian People (Soyuz russkogo naroda), The Chisinau branch of the Union of Russian People.
Фигура Павла Александровича Крушевана — известного правого политика 1900-х гг., председателя Кишиневского отдела «Союза русского народа» и издателя местной национал-монархической газеты «Друг» была окружена ореолом постоянных скандалов. Его антисемитские высказывания и репутация подстрекателя к еврейским погромам стали притчей во языцех, и немудрено, что во время выборов во II Государственную думу его имя как одного из кандидатов, а затем как новоиспеченного депутата от города Кишинева, не сходило с газетных страниц. Оппозиционные издания весть об избрании в Думу «обер-погромщика» повергла в шок- началась массированная травля бессарабского политика, и без того уже де-
© Некрасов Н. В., 2014
монизированного публицистами. От Крушевана в Таврическом дворце ждали сенсационных политических заявлений, и конечно же, постоянных скандалов.
В первые недели работы II Думы — «Думы резких крайностей», П. А. Крушеван был одним из самых популярных и наиболее часто упоминаемых в прессе депутатов. Однако его сдержанное поведение на заседаниях, редкие, не отличавшиеся особым радикализмом выступления и неожиданные заявления в кулуарах (о поддержке принудительного отчуждения земли в пользу крестьян, неприятии политического террора, определение себя как «христианского социалиста» и т. д.) серьезно пошатнули сложившийся скандальный образ политика, что и было рассмотрено нами в статье, вышедшей в сборнике научных трудов «Герценовские чтения 2012» [13, с. 90 107]. Данная статья служит своеобразным дополнением к предыдущей: в ней мы коснемся тех скандальных эпизодов вокруг депутата Крушевана, которые изначально имели не политический, а финансовый характер. Как и многие другие острые и темные моменты биографии Павла Александровича, они периодически муссировались газетчиками для его осмеяния и дискредитации.
Кипучая деятельность бессарабского политика — как издательская, так и партийная, требовали значительных сумм, поэтому Крушеван постоянно находился в долгах. Среди его кредиторов были городской голова Кишинева в 1905—1910 гг. П. В. Синадино [14, с. 558], дворяне Крупенские и даже редактор основанной и издаваемой самим же Крушеваном газеты «Бессарабец» Д. В. Мальский [10]. «В искусстве занимать он был гением. Его денежные авантюры были известны всей Бессарабии. Иски сыпались на него, как из рога изобилия» [18], — замечала по этому поводу газета «Биржевые ведомости». «Человек, векселями которого наводняются банки и конторы, на которого сыпятся исполнительные листы разных судов на десятки тысяч рублей» [23], — так характеризовала нашего героя другая либеральная газета, кишиневская «За народ». «Крушеван -финансист-фокусник, ему всегда изменяет память, в особенности, когда с него требуют взятые им деньги. На страницах & quot-Бессарабца"-, а теперь в союзническом & quot-Друге"- Крушеван гипнотизирует читателей и их карманы» [11], — утверждал редактор этой газеты Г. А. Пронин, еще один кредитор Крушевана и его конкурент в борьбе за умы кишиневских обывателей. Также пронинская газета нередко обвиняла Крушевана в мошенничестве. Так, приводились сведения, что он растратил собранные на поддержку бедных мастеровых деньги на банкеты и балы в Пушкинской народной аудитории — своего рода «штаб-квартире» кишиневских «союзников». «Аппетит у него широ-
чайший, а затеи все барские» [20], — заключал один из местных газетных острословов.
На момент избрания в Государственную думу Крушеван находился под подпиской о невыезде из Кишинева до выяснения степени несостоятельности [12]. Узнав об этом, Главный совет СРН (Союза русского народа) постановил в случае возникновения препятствий к выезду Крушевана из Кишинева обеспечить наложенный на его имущество арест в 16 тыс. р. или перевести его долг на другое лицо. Таким образом, благодаря финансовой помощи соратников политик все же смог выехать в Петербург [21]. В газетах тем временем поползли слухи, что, спасаясь от кредиторов, поджидавших его на вокзале, Крушеван улетел из Кишинева на воздушном шаре [4].
Газета «За народ» отмечала, что будь правда в выборах, то Крушеван бы уже сидел в тюрьме, как несостоятельный должник [7].
Не прошло и недели, как кишиневский депутат приехал в столицу и приступил к депутатским обязанностям, а на него уже поступило новое взыскание: некая Екатерина Биршерт, жена коллежского ассесора, потребовала взыскать с Крушевана 6 тыс. р., обратив эту сумму на его депутатское содержание и, возможно, имущество (если таковое обнаружилось бы в нумере «Северной гостиницы», где остановился бессарабский деятель) [9].
Газеты прогнозировали еще ряд подобных взысканий. 10 марта в канцелярию Думы от судебного пристава Ляховича поступил исполнительный лист столичного мирового судьи 48 участка от 20 декабря 1905 г. № 734 о взыскании с Павла Крушевана 325 р. с процентами с 11 ноября 1905 г., а также 20 р. судебных издержек в пользу торгового дома «К.М. Шредер» [16. Л. 3]. Известные производители роялей и фортепиано тоже намеревались обратить взыскание на суточные, получаемые ответчиком как депутатом Думы. Ссылаясь на 1085, 1086 и 1087 ст. Устава гражданского судопроизводства, регламентировавшие порядок вычета долга из жалованья и других окладов, получаемых должником от государства [2, с. 758 759], казначейская часть Государственной думы просила думскую распорядительную комиссию указать общую, подлежащую удержанию с должника сумму и порядок такого удержания [16. Л. 2].
В прессе появились курьезные сведения о том, как Крушеван собрался выходить из своего критического долгового положения. Так, сообщалось, что политик решил заложить 7 тыс. экземпляров своей книги, лежавших на складе знаменитого издательства И. Д. Сытина. Одна из многочисленных бульварных газет даже сообщила заглавие этого сочинения- книга якобы называлась «Жид»,
что вполне соответствовало сложившемуся в умах обывателей образу Крушевана [1].
Часть этих сведений оказалась неверной: произведения с таким названием Крушеван не писал и не издавал, речь же шла об альманахе «Бессарабия», представлявшим собой географическое, историческое, экономическое и литературное описание Бессарабской губернии. Книга эта была издана двухтысячным тиражом в 1903 г., в московской типографии А. В. Васильева, впоследствии выкупленной товариществом Сытина. Крушеван тогда отказался оплачивать работу по напечатанию, и тираж был удержан Васильевым, впоследствии перейдя к Сытину со всем типографским оборудованием [15].
Зажатый кредиторами, Павел Александрович обратился в распорядительную комиссию Государственной думы с письмом, в котором отметил, что «назначенные членам Государственной думы 10 руб. совершенно не подходят под понятие, связанное с определенным жалованьем» и просил комиссию сделать распоряжение, чтобы казначейство не задерживало ему выплату суточных до окончательного выяснения данного вопроса в Думе [16. Л. 1].
Жалоба Крушевана была рассмотрена на комиссионном заседании 21 марта. В ходе прений выяснилось, что большинство членов комиссии разделяло взгляды Крушевана на характер депутатского содержания и на невозможность наложения на него ареста. Однако комиссия все-таки решила, что она не вправе задерживать решение судебной власти и изымать уже поступившее в казначейство отношение судебного пристава. Члены комиссии, депутаты К. П. Каклюгин и А. И. Бакунин в своем особом мнении посчитали это решение не отвечающим ст. 1085 и 1086 Устава гражданского судопроизводства [17. Л. 10, 10 об.]. Ввиду неясности возникшего вопроса, комиссия обратилась за помощью к депутатам-юристам: И. В. Гессену, О. Я. Пергаменту и Н. В. Тесленко, дабы те детально его разобрали и предложили какой-либо из думских комиссий выработать законопроект, определяющий точный характер получаемого депутатами содержания и невозможность наложения на него какого-либо ареста [17. Л. 10, 10 об.]. Депутаты-юристы, проанализировав устав гражданского судопроизводства и ряд других законов, пришли к выводу, что суточное довольствие членов Думы не является жалованьем, окладом и т. д., а (с некоторыми оговорками) должно быть отнесено к разряду выплат, получаемых госслужащими во время служебных командировок. Согласно п. 3 ст. 1087 Устава гражданского судопроизводства (в ред. 1892 г.), суммы, отпущенные на поездку по делам службы, вычету за долги и взыскания не подлежали [2, с. 759]. Кроме того, юристы подчеркну-
ли, что лишение депутата суточных равносильно лишению его возможности оставаться в Думе.
Сообразуясь с этим мнением, распорядительная комиссия решила признать суточное довольствие Крушевана не подлежащим аресту. 7 апреля об этом решении было доложено председателю Думы Ф. А. Головину, который распорядился уведомить казначейскую часть Думы об освобождении суточного довольствия члена Думы Крушевана от взыскания по исполнительному листу торгового дома «К.М. Шредер» [16. Л. 7].
Случай с Крушеваном и его кредиторами стал первым прецедентом такого рода в думской практике. Вскоре, 16 мая 1907 г., последовал другой подобный случай: на этот раз взыскание пытались обратить на жалованье донского депутата В. А. Харламова. Чтобы избежать повторения таких ситуаций в дальнейшем, распорядительная комиссия выработала мотивированное постановление, согласно которому на депутатское жалованье не могли налагаться никакие аресты [15].
Между тем, пока Крушеван находился в столице, во временно оставшемся без вождя кишиневском отделе СРН обнаружились признаки разлада. Разлад этот, по сведениям газеты «За народ», начался еще до выборов в Думу [22]. Крушеван перестал оказывать членам союза денежную помощь, ограничиваясь обещаниями, и к апрелю над союзом тяготел накопившийся буквально за месяц громадный долг в 12 тыс. р. Товарищ председателя отдела священник о. Ф. Воловей уличил в растрате Владимира Глобачева — одного из «фаворитов» Крушевана. В свою очередь, сторонники Глобачева отправили Крушевану телеграмму, в которой обвинили Воловея и его жену в «тлетворном влиянии» на местный Союз. В ответной телеграмме Крушеван распорядился не допускать общих собраний и исключить Воловея из Союза. Члены последнего разделились на два лагеря: одни стояли за Глобачева, другие, соответственно, поддерживали Воловея [3]. Между двумя частями расколовшегося отдела «начались дрязги, направленные к взаимному дискредитированию и уничтожению», — сообщала газета «Утро свободы» [5]. Развязка же этой внутрипартийной интриги была подана прессой в особо водевильных тонах: двое «крушевановских молодчиков» — Глобачев и конторщик газеты «Друг» Радиченко, вооруженные браунингами, ворвались в квартиру Воловея и буквально под дулами пистолетов принудили его подписать заявление об отказе от председательства [3]. В начале июня некоторое воодушевление в отделе вызвал роспуск Государственной думы, но, несмотря на внешний мир, в рядах кишиневских союзников царил
полный разброд, а запланированное ими шествие на День Святого Духа не состоялось, сообщала газета «Владимирец» [8].
Финансовый кризис охватил тогда всю организацию СРН. Его глава А. И. Дубровин созвал специальную финансовую комиссию, которая выявила, что в «казне» Союза осталось лишь 5 тыс. р. наличности (в то время, как для подготовки к будущим выборам партия нуждалась в миллионе). Рассмотрев статьи расходов, комиссия нашла, что огромные суммы расходовались председателями местных отделов по их усмотрению и без разрешения главного совета. Сообщалось, что более всех этим злоупотреблял Крушеван, потративший 300 тыс. р. партийных денег и не представивший никаких оправдательных документов.
Ввиду такого отношения к партийному делу, совет Союза в конце июля 1907 г. решил исключить Крушевана из СРН, известив о том все провинциальные отделы [6]. Этот важный эпизод стал развязкой того конфликта, который завязался между лидерами Союза -Дубровиным, Крушеваном и Пуришкевичем несколькими месяцами ранее. Борьба за лидерство в Союзе тесно сплелась с денежным вопросом. Как отмечает исследователь С. А. Степанов, многие черносотенные руководители в своей «междоусобной войне» бросали друг другу обвинения в причастности к правительственной «кормушке». Степанов также приводит факт, что в свою очередь, Крушеван на одном из собраний кишиневского отдела заявлял, что через руки Дубровина бесконтрольно прошли сотни тысяч рублей [19, с. 100].
Таким образом, финансовые скандалы вокруг П. А. Крушевана и его соратников по партии стали, во-первых, одним из многочисленных сюжетов, освещавшихся журналистами для дискредитации Крушевана как политика- во-вторых, отражением междоусобной борьбы, разгоревшейся в «Союзе русского народа» весной-летом 1907 г.- и, в-третьих, один из таких эпизодов создал важный прецедент в парламентской практике, побудив Думу рассмотреть спорный вопрос о наложении взысканий на депутатское жалованье и разрешить его в пользу народных представителей.
Список литературы
1. «7. 000» томов книги Крушевана // Рус. слово. — 1907. — 13 марта.
2. Гордон В. М. Устав гражданского судопроизводства по официальному изданию 1892 г., сводному продолжению 1912 г. и позднейшим узаконениям как для местностей, где введен в полном объеме закон о преобразовании местного суда, так и для прочих частей Империи, с систематизированным собранием законодательных мотивов ко всем узаконениям и разъяснений Правительствующего сената и Министерства юстиции, с приложением узаконений, цитированных в уставе или касающихся применения его, законов 12 марта 1914 г. и алфавитного предметного указателя. — 6-е изд., испр. и доп. -СПб., 1914.
3. Дела кишиневского отдела Союза р. народа // За народ. (Кишинёв). -1907. — 10 апр.
4. Дикий В. Интервью // Петербургский листок. — 1907. — 1 марта.
5. Золотые клады в «Крушевании» // Утро свободы. (Москва). — 1907. -4 мая.
6. К выборам в Государственную думу / С.Р.Н. // Владимирец. — 1907. — 25 июля.
7. Как в кабаке // За народ. — 1907. — 9 марта.
8. Кишинев. Партийная жизнь / По России // Владимирец. (Владимир). -1907. — 26 июня.
9. Кредиторы Паволакия Крушевана / Судебные вести // Петербургский листок. — 1907. — 1 марта.
10. Крушеваны // За народ. — 1906. — 1 дек.
11. Крушеваны // За народ. — 1907. — 21 янв.
12. Наши телеграммы и известия // Биржевые ведомости. — 1907. -8 февр. (утр. вып.).
13. Некрасов Н. В. В ожидании скандала: депутат II Государственной думы П. А. Крушеван в зеркале периодической печати // Герценовские чтения 2012. Актуальные проблемы социальных наук: сб. науч. и науч. -метод. тр. / отв. ред. В. В. Барабанов- сост. А. Б. Николаев. — СПб., 2013.
14. Николаев А. Б. Синадино Пантелеймон Викторович // Государственная дума Российской империи: 1906−1917: энцикл. — М., 2008.
15. Около Г. Думы // Биржевые ведомости. — 1907. — 17 мая (веч. вып.).
16. РГИА. — Ф. 1278. — Оп. 1 (2-й созыв). — Д. 654.
17. РГИА. — Ф. 1278. — Оп. 1 (2-й созыв). — Д. 770.
18. Скиталец. Накануне (Монологи и парадоксы) // Биржевые ведомости. -1907. — 18 февр. (утр. вып.).
19. Степанов С. А. Черная сотня в России (1905−1914 гг.). — М., 1992.
20. Утес. Звонок // За народ. — 1907. — 17 янв.
21. Хроника // Биржевые ведомости. — 1907. — 14 февр. (веч. вып.).
22. Хроника Бессарабии // За народ. — 1907. — 23 янв.
23. Черносотенный город / Хроника Бессарабии // За народ. — 1907. -10 февр.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой