Фауна напочвенных жесткокрылых (Insecta, Coleoptera) Берёзовского заказника (нижнее Приобье)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЭКОЛОГИЯ
УДК 595. 76:591. 5(571. 122)
Е. В. Зиновьев, Э.К. Акопян
ФАУНА НАПОЧВЕННЫХ ЖЕСТКОКРЫЛЫХ (INSECTA, COLEOPTERA) БЕРЁЗОВСКОГО ЗАКАЗНИКА (НИЖНЕЕ ПРИОБЬЕ)
Ключевые слова: насекомые, жужелицы, Югра, Березовский заказник, половодье, Западная Сибирь, Обь, северная тайга.
Введение
Энтомофауна Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) изучена неравномерно. Если для ее центральной и восточной частей (Юганский заповедник, природный парк «Сибирские увалы», г. Ханты-Мансийск и природный парк «Самаровский чугас») существует целый ряд публикаций [1, 2 и др. ], то по приуральскому сектору ХМАО и прилегающим к нему низовьям Оби данных до сих пор собрано мало. В то же время по физико-георгафическим условиям данная территория отличается от центральной и восточной частей многоярусно-стью рельефа, меньшей заболоченностью, близостью Уральских гор. Гидрографическую сеть района образуют реки Большая и Малая Обь (и их протоки — Чухлай, Большой и Малый Нюрих и др.), Северная Сосьва, Вогулка, Ляпин и др.- озер и болот сравнительно немного, они приурочены к долинам рек, причем наибольшая заболоченность свойственна поверхности второй аллювиально-озерной террасы- для водораздельных равнин характерны небольшие рассеянные массивы рямовых болот.
Долина Оби на данной территории характеризуется обилием проток. Здесь представлены пойменные сообщества разных типов — луга, пойменные ивово-ольховые леса, которые каждый год затапливаются при повышении уровня реки. Для Оби характерен и так называемый «тепловой сток», то есть отепляющее действие самой
реки за счет большого массива воды, текущей с юга на север. Благодаря этому в низовьях температура воды на 3−4°С выше, чем в ее притоках и других реках этих же широт, не получающих стока с юга [3].
Энтомофауна долины Оби в окрестностях п.г.т. Берёзово до недавнего времени не была должным образом исследована. Существуют отдельные находки жуков, приведенные в работе К. П. Самко [4]: Dyschiriodes nitidus Dejean, 1825 — р. Сосьва, 64 °C.ш., Panagaeus cruxmajor (Linnaeus, 1758) — р. Сев. Сосьва, Sericoda
quadripunctatum (De Geer, 1774) — р. Сар-тынья, приток Сев. Сосьвы [5], Pterostichus vernalis (Panzer, 1796) — юрты Комудванов-ские Березовского района (левый берег Оби напротив устья р. Яныг-Нагъя, 63°16'- с.ш., 65°18'- в.д.) [6]. Кроме того, в долине реки Ванька-Еган пойман Platynus mannerheimi Dejean, 1828 (сборы Д.И. Ра-жева), а в долине р. Маньи — Trachypachus zetterstedti (Gyllenhal, 1827), Bembidion quadrimaculatum (Linnaeus, 1761),
Pterostichus oblongopunctatus (Fabricius, 1787) (сборы Л. Н. Степанова, ИЭриЖ УрО РАН). Совершенно очевидно, что эти данные не являются сколько-нибудь достаточными для характеристики энтомофауны региона.
Цель работы — обобщить первые данные по видовому составу напочвенных жесткокрылых Березовского заказника, а также попытаться выявить влияние на них катастрофического подтопления поймы Оби, имевшего место летом 2007 г.
Задачи работы: дать характеристику видового состава напочвенных жесткокрылых
Березовского заказника на основе сборов, полученных при помощи ловушек Барбера- определить наиболее массовые виды- установить различия между выборками жуков, взятыми из разных биотопов-
определить те особенности фауны напо-чевенных жесткокрылых, которые можно связать с катастрофическим подтоплением поймы Оби-
сопоставить полученные данные с результатами исследований фауны напочвенных жесткокрылых с территории Среднего Приобья (природный парк «Самаровский чугас»), проведенными в аналогичный период лета 2007 г. с использованием тех же методов сбора материала.
Материал и методы
Район сбора материала расположен в пределах заказника «Березовский» (координаты стационара — 64°08'- с.ш., 65°47'- в.д.) в нижнем течении Оби между Малой и Большой Обью, в 15 км к юго-западу от пос. Ванзеват. Сбор материала проходил в затопленных поймах проток Чебачья, Воронья и Чухлай. Биотопы представлены как пойменными осоково-злаковыми лугами, так и лесами разных типов. Территория поймы, расположенная между Малой и Большой Обью, подвергается периодическому затоплению паводковыми водами. Весной и летом 2007 г. высокий уровень воды держал-
ся до второй половины июля, вследствие чего большая часть поймы была под водой. В частности, 29 июня вода вплотную подступила к самому стационару, за пять последующих дней она заняла еще 3 м береговой линии.
Ловушки устанавливали на незатопленных участках, в 5 биотопах (табл. 1) в период со 2 по 7 июля 2007 г. Использовали ловчие пластиковые стаканы (диаметр входного отверстия — 7 см, емкость — 0,25 л.) с фиксатором (10%-ный раствор уксусной кислоты). В каждом биотопе выставляли по 10 стаканчиков. Отработанно 2000 ловушко-суток. Выемку материала производили один раз в 2−3 дня, поочередно.
Поскольку в работе использовались исключительно ловушки Барбера, то в данном случае можно говорить не о фауне жуков в целом, а только о той ее части, которая связана с напочвенным ярусом. В ловчие банки попадали, как правило, наиболее активные жуки, а в нашем случае именно этот метод сбора позволял в какой-то степени проследить реакцию этой части населения жесткокрылых на подтопление поймы Оби, имевшее место летом 2007 г. (подъем уровня воды составил около 2 м).
Период сбора материала характеризовался жаркой и сухой погодой, температура воздуха в районе исследований достигала 30 °C (рис. 1).
Таблица 1
Обследованные биотопы с указанием количества учетов
№ биотопа Расположение Биотоп Число ловушек Число ловушко-суток
1 Протока Чухлай, устье протоки Че-бачьей, стационар Осинник шиповниково-злаковый 10 400
2 Протока Чухлай Березово-кедровый лес-брусничник 10 400
3 Урочище Малый Гольцовый Сор Кедрач-брусничник 10 400
4 Осоково-злаковый луг 10 400
5 Протока Чухлай Березняк брусничный 10 400
Всего 50 2000
Рис. 1. Ход дневных температур (замеры проводились в 14: 00) на стационаре Березовского заказника в период с 29. 06 по 11. 07. 2007 г.
Результаты
В ходе проведенных учетов в пяти биотопах было выловлено в общей сложности 9319 особей жесткокрылых, отнесенных не менее чем к 62 видам (табл. 2).
Основу выявленных комплексов жесткокрылых составляют виды, характерные для пойменных ландшафтов Среднего и Нижнего Приобья, — жужелицы Carabus granulatus (Linnaeus, 1758), Pelophila borealis (Paykull, 1790), Lorocera pilicornis (Fabricius, 1775), Blethisa multipunctata (Linnaeus, 1758), Agonum dolens (C.R. Sahlberg, 1827), Agonum versutum (Sturm, 1824), Chlaenius nigricornis (Fabricius, 1787), мертвоед Silpha carinata (Hebst, 1783), долгоносики Notaris aethiops (Fabricius, 1792), Grypus equiseti (Fabricius, 1775) и др. Менее многочисленны обитатели таежных лесов, такие как жужелицы Pterostichus brevicornis (Kirby, 1837), Pterostichus adstrictus (Eschscholtz, 1823), Pterostichus oblongopunctatus
(Fabricius, 1787), Calathus micropterus (Duftschmid, 1812) и Amara brunnea (Gylllenhal, 1810). В сборах отмечается присутствие целого ряда температных видов, связанных с околоводными (пойменными) сообществами, таких как Oodes helopioides (Fabricius, 1792), Platynus livens (Gylllenhal, 1810), Limodromus krynickii (Sperk, 1835), Badister unipustulatus (Bonelli, 1813). Эти жуки обычны в поймах более южных районов, вплоть до степной зоны (например, пойма р. Урал), но отсутствуют в поймах более мелких рек на тех же или даже более южных широтах, по крайней мере, к северу от широтного отрезка Оби (реки Аган, Глубокий Сабун, Вах) [8]. Продвижение этих насекомых к северу можно объяснить отепляющим эффектом р. Обь («тепловым стоком») и формированием интразональных ландшафтов, в которых и обитают перечисленные виды жуков.
Таблица 2
Таксономический состав и количество жесткокрылых насекомых (lnsecta: Coleoptera) в пяти исследованных биотопах Березовского заказника
Таксоны Номера биотопов |
1 2 З 4 S
1 2 З 4 S 6
Сем. Trachypachidae
Trachypachus zetterstedti (Gyii.) | | 1 1 1 1 1
Сем. Carabidae
Carabus granulatus L. 1 S 1 1
Leistus terminatus Hellwig in Panzer З
Pelophila borealis (Pk.) 6З 4З0 S97 104 9
Lorocera pilicornis (F.) 2S 1З 26 35 1S
Blethisa multipunctata (L.) 1
Elaphrus cupreus Duft 1
Elaphrus riparius L. 1 2 4
Bembidion assimile Gyll. 1 7 1
Bembidion (Eupetodromus) sp. 46 70 4S 1З 1S
Patrobus assimilis Chd. 2 1 1
Patrobus septentrionis Dej. 9 4З 11 12 1
Pterostichus strenuus Dej. 1 1
Pterostichus brevicornis (Kby) 6 6
Pterostichus niger (Schall.) 1
Pterostichus dilutipes (Motsch) 1
Pterostichus nigrita (Payk.) 1 4 З 4
Pterostichus adstrictus Esch. 1
Pterostichus oblongopunctatus (F.) 4 1 1
Agonum micans Nic 4 1 1 1
Agonum piceum (L.) 11 26 S6 22 6
Agonum dolens C.R. Sahlb. 109 1З7 285 1S1 1З
Agonum versutum (Sturm) 10ЗЗ 1726 2262 1090 11S
Agonum gracile (Sturm) 1 1
Agonum fuliginosum (Panz.) 4 1 2
Platynus livens (Gyll.) 12 S
Limodromus krynickii (Sperk) S
Calathus melanocephalus (L.) 4 S 1 2 2
Calathus micropterus (Duft.) З0 61 47 4 10
Amara interstitialis Dej. 1 1
Amara brunnea (Gyll.) 1 2
Badister unipustulatus Bon. 1 1 2
Oodes helopioides (F.) 2 З 1
Окончание табл. 2
1 2 3 4 5 6
Chlaenius nigricornis (F.) 2 3 31 1
Сем. Dytiscidae
Hydaticus stagnalis (F.) 1
Platambus maculatus (L.) 1 2
Сем. Hydrophilidae
Hydrobius fuscipes (L.) 1 2
Cercyon sp. 1
Enochrus sp. 1
Сем. Catopidae
Catops sp. 1 4 1 2 1 11 1 8 1 11
Сем. Silphidae
Thanatophilus dispar (Hbst.) 1
Phosphuga atrata (L.) 1
Silpha carinata Hbst. 6 33 23 8 3
Necrophorus vespilloides Hbst. 1
Necrophorus vespillo (L.) 1
Сем. Staphylinidae
Acidota sp. 1
Paederus riparius (L.) 1 1
Ocypus sp. 3 1
Philonthus sp. 1
Tachyporus sp. 5 5 5 7
Aleocharinae gen. sp. 1
Staphylinidae indet. 18 8 8 21 24
Сем. Cisidae
2 3 p. s is Ci
Сем. Cantaridae
Rhagonycha sp. | | | | 1 1
Сем. Elateridae
Ampedus sp. 1 1 1 1 1 1
Сем. Chrysomelidae
Phratora vitellinae L. 1
Cassida sp. 1
Сем. Curculionidae
Notaris aethiops (F.) 12
Grypus equiseti (F.) 1
Ceutorhynchus sp. 1
Otiorhynchus nodosus (Mbll) 1 1
Сем. Scolytidae
Ips sexdentatus L. 1
Всего видов 31 30 35 37 20
Всего особей 1413 2695 3423 1554 234
Доминирующей группой в данных сборах являются жужелицы (Carabidae) (34 вида), среди которых преобладает всего три вида
— Pelophila borealis, Agonum dolens и
A. versutum, причем содержание последнего колеблется от 50 до 73% от общего числа особей жесткокрылых насекомых. Наименьшие показатели уловистости
A. versutum отмечены для биотопа № 5 (50% в березняке брусничном), наибольшие
— для биотопа № 1 (73% в осиннике шипов-никово-злаковом) (рис. 2).
Большой объем собранного материала за столь короткий срок объясняется рядом причин.
1. Период сбора пришелся на пик активности наиболее массовых видов жуков, таких как Agonum versutum, A. dolens, Pelophila borealis.
2. Указанное выше затопление низинных участков поймы Оби летом 2007 г. и выход населявших их жуков на возвышенные участки, где и ставились ловушки.
3. Высокие температуры воздуха
(+26.. +30°С), способствовавшие повышению активности жуков и, как следствие, попаданию их в ловушки.
За счет обилия перечисленных видов другие жуки, обычно доминирующие в лесных сообществах (например, жужелица Calathus micropterus), представлены относительно слабо, возможно, именно за счет повышенной активности Agonum versutum и
A. dolens. Вероятно, что это повлияло и на уловистость мертвоеда Silpha carinata, который также не вошел в число доминантов, при том, что он достаточно многочисленен в других районах поймы Оби.
Максимальное таксономическое разнообразие жуков в целом установлено для осоково-злакового луга (37 выявленных видов), а жужелиц — для березово-кедрового леса-брусничника (биотоп 2) — 22 вида и кедрача-брусничника (биотоп 3) — 23 вида. Во всех биотопах (как луговых, так и лесных), помимо доминирующих Agonum versutum, A. dolens и лесного Calathus micropterus, встречались также жужелицы Bembidion (Eupetodromus) sp., Agonum piceum (Linnaeus, 1758), Oodes helopioides, Agonum fuliginosum (Panzer, 1809), Elaphrus riparius (Linnaeus, 1758), Badister unipustulatus., Platynus livens и др. Это может отражать специфику положения исследованных участков леса именно в затапливаемой пойме р. Оби, где население жесткокрылых складывается преимущественно из интразональных элементов. Выявить долю собственно лесных видов (Calathus micropterus, Pterostichus oblongopunctatus, P. adstrictus, Amara brunnea) в составе эн-томокомплексов данных местообитаний на данном материале не представляется возможным, поскольку активность жуков здесь определяется, прежде всего, специфическими условиями лета 2007 г. (о чем было сказано выше). При этом фауна жуков осоково-злакового луга хотя и отличается от фауны лесных местообитаний (за счет присутствия долгоносиков Notaris aethiops и Grypus equiseti и значительного числа особей жужелиц Chlaenius nigricornis и Lorocera pilicornis), но не носит ярко выраженного характера, поскольку набор доминирующих видов во всех биотопах состоит из одних и тех же видов (Agonum versutum и A. dolens). Необходимо более продолжительное время экспозиции почвенных лову-
шек, чтобы выявить соотношение разных групп видов, в том числе и тех, что имеют летне-осенние пики активности (например, жужелица Trechus secalis (Paykull, 1790), причем в условиях нормального (а не повышенного) уровня воды в пойме Оби и ее притоков.
Обсуждение
Повышенная активность жуков была отмечена в этот же период и на участке долины Оби вблизи г. Ханты-Мансийска (остров Большой Чухтинский, природный парк «Самаровский чугас»). Здесь сборы проводились более продолжительное время — со 02. 07 по 03. 08. 2007 г., причем было установлено 8 ловчих линий [7]. При помощи почвенных ловушек всего было собрано 9393 особи жуков, из них имаго (без учета личинок Silpha carinata) — 9117. Содержание Agonum versutum и A. dolens в этих сборах также было велико, хотя и не настолько, как на территории Березовского заказника. Количество видов, выявленных при помощи ловушек Барбера на территории острова Большой Чухтинский, составило не менее 154, что в два раза выше видового разнообразия, выявленного в Березовском заказнике (не менее 62 видов). Это, скорее всего, связано с тремя причинами. Во-первых, сама по себе фауна острова Большой Чух-тинский может быть богаче по числу видов, во-вторых, там было более длительное время экспозиции (месяц), а в-третьих, ловушки устанавливались в большем числе биотопов. Однако для доказательства первого утверждения необходимо одновременное проведение сборов на обоих участках (Березовский заказник и остров Большой Чухтинский) в течение всего летнего сезона.
Рис. 2. Процентное содержание Адопит versutum в сборах жуков на территории Березовского заказника
Кроме того, фауна жуков острова «Большой Чухтинский» характеризуется следующими чертами:
1. Отсутствие супердоминирования отдельных видов (таких как Agonum versutum), при этом доминантами были представители разных семейств — Carabidae, Catopidae, Staphylinidae, Silphidae.
2. Четкие различия между комплексами Coleoptera лесных и луговых биотопов. Если на суходольных лугах (вне зоны затопления) наиболее многочисленными были жужелицы Trechus secalis, Bembidion assimile fGyllenhal, 1810), Agonum dolens, мертвоед Silpha carinata, стафилин Tachinus marginatus (Fabricius, 1793), то в лесах помимо Agonum dolens и A. versutum преобладали жужелица Calathus micropterus и малые падальные жуки рода Catops.
Последний факт можно объяснить тем, что на Большом Чухтинском острове лесные массивы расположены на возвышенных участках, тогда как в Березовском заказнике — в самой пойме. Кроме того, массовая миграция интразональных насекомых с затопленных участков также обусловила «смазывание» различий между луговыми и лесными биотопами. На это могло повлиять и ограниченное время экспозиции ловушек, выставленных на протоке Чухлай и в ее окрестностях. Таким образом, представляется несколько преждевременным говорить о чертах сходства и различия между населением лесных сообществ пойменных лесов Березовского заказника и острова Большой Чух-тинский- для этого были бы необходимы более продолжительные сроки отлова жуков. Сезонным фактором, в частности, можно объяснить и отсутствие на территории Березовского заказника некоторых массовых на острове «Большой Чухтинский» видов, таких как Trechus secalis. Вполне вероятно, что территория Березовского заказника находится к северу от границы распространения данного вида в долине Оби, однако для доказательства подобного утверждения необходимы дополнительные сборы.
Таким образом, затопление долины р. Обь, имевшее место летом 2007 г., привело к выходу наиболее активных видов жуков на возвышенные участки, что, по сути, привело к изменению видового состава жуков собственно лесных и пойменно-лесных сообществ, особенно в части определения доминирующих таксонов.
Выводы
1. Видовой состав напочвенных жесткокрылых территории Березовского заказника в целом характерен для пойменных и лесных сообществ Среднего и Нижнего При-обья. Здесь же отмечен ряд температных видов, связанных с интразональными биотопами (Oodes helopioides, Platynus livens), присутствие которых можно объяснить отепляющим эффектом Оби (так называемым «тепловым стоком»).
2. Значительное количество особей жуков (9319) за столь короткий период экспозиции можно объяснить погодными факторами, высоким уровнем воды, затопившей большую часть поймы Оби, а также пиком сезонной активности наиболее массовых видов жужелиц, в первую очередь, таких как Pelophila borealis, Agonum dolens и A. versutum. Последний вид достигал максимального количества особей в сборах, составляя от 50 до 73% от общего числа жуков, пойманных в этих биотопах.
3. Не было отмечено каких-либо существенных различий между выявленными группировками жуков лесных и луговых местообитаний, что могло быть связано как с ограниченным периодом экспозиции самих ловушек, так и влиянием половодья, обусловившего миграцию интразональных насекомых в леса.
4. Полученные данные по Березовскому заказнику были сопоставлены с результатами отловов жуков в районе Ханты-Мансийска (остров «Большой Чухтинский» на Оби) летом 2007 г. Несмотря на сопоставимое количество выловленных особей жуков в последнем случае отмечено большее видовое разнообразие, которое, вероятно, связано с большим богатством фауны природного парка «Самаровский чугас», а также более длительным периодом экспозиции ловушек и большим числом исследованных биотопов. При этом отмечалась высокое содержание в сборах жужелиц Agonum versutum и A. dolens, что также связано с подтоплением пойменно-луговых местообитаний в окрестностях Ханты-Мансийска.
Библиографический список
1. Колтунов Е. В., Зиновьев Е. В., Залесов С. В., Гилев А. В. Флора и фауна природного парка «Самаровский чугас». Энтомофауна.
— Екатеринбург: Урал. гос. лесотехн. ун-т, 2009. — 178 с.
2. Зиновьев Е. В., Нестерков А. В. Видовой состав жесткокрылых (Insecta: Coleoptera) Заповедно-природного парка «Сибирские Увалы» // Экологические исследования восточной части Сибирских Увалов: сб. науч. тр. ЗПП «Сибирские Увалы».
— Нижневартовск: Приобье, 2003. — Вып. 2.
— С. 83−118.
3. Маккавеев Н. И. Русло реки и эрозия в ее бассейне. — 2-е изд. — М.: Географический факультет МГУ, 2003. — 34 с.
4. Самко К. П. Заметки о скакунах и жужелицах (Coleoptera: Cicindelidae et
Carabidae) Тобольской фауны, III // Известия Пермского Биологического научноисследовательского института, 1932. -
Т. VIII. — Вып. 3. — С. 123−143.
5. Sahlberg J. Bidgar till Nordvestra Sibiriens insectfauuna Coleoptera insamlade under expeditionerna till Ob och Jenissei 1876 och 1877. — I Kondl. Sven. Vet. Akad. Handl. Stokholm, 1880. — 115 p.
6. Heyden L. Catalog der Coleopteren von Sibirien mit Einschluss derjenigen der
Turanischen Laender, Turkestans und der chinesischen Grenzgebiete. — Berlin, 1881. — 224 p.
7. Зиновьев Е. В. Новые данные по фауне
жесткокрылых (Insecta: Coleoptera) природного парка & quot-Самаровский чугас& quot- // Биологические ресурсы и природопользование. — Сургут: Дефис, 2008. — Вып. 11. -
С. 182−201.
8. Зиновьев Е. В. Локальные фауны жужелиц (Coleoptera: Trachypachidae,
Carabidae) Среднего Приобья и прилегающих территорий // Биологические ресурсы и природопользование. — Сургут: Дефис, 2007. — Вып. 10. — С. 134−148.
Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ-Урал (проект 10−04−96 102-г_Урал_а), программы фундаментальных исследований УрО РАН (проект № 12-С-4−1014) и программы Президиума РАН «Происхождение биосферы и эволюция гео-биологических систем» (проект 09-П-4−1001).
+ + +
УДК 595. 768. 12 Е.В. Гуськова
ЛИСТОЕДЫ (COLEOPTERA, CHRYSOMELIDAE) ЗАПОВЕДНИКА «ТИГИРЕКСКИЙ» (СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ АЛТАЙ, РОССИЯ). ПОДСЕМЕЙСТВА: CHRYSOMELINAE, GALERUCINAE, ALTICINAE, CASSIDINAE
Ключевые слова: сhrysomelidae, Тиги-рекский заповедник, фауна, Западный Алтай, Chrysomelinae, Galerucinae, АШ^пае, Cassidinae.
Введение
Жуки-листоеды (Coleoptera, Chrysome-lidae) представляют одно из крупнейших семейств жесткокрылых и насчитывают до 50 000 видов в мировой фауне [1]. Листоеды обильно представлены во всех ландшафтных зонах России, при этом они играют значимую роль в биогеоценозах, являясь консу-ментами первого порядка. Кроме этого все фазы развития листоедов (от яйца до имаго) входят в цепи питания разных животных.
Многие представители семейства относятся к первостепенным вредителям сельскохозяйственных и лесных растений. Изучение биоразнообразия листоедов различных регионов, а также выявление редких и реликтовых видов приобретает все большее
значение в связи с тем, что интенсивное антропогенное воздействие на природу влечет за собой необратимые изменения и в её фауне. Особенно возникает острая необходимость в проведении комплексных исследований насекомых этой группы на особо-охраняемых территориях России. Целью данной работы является выявление видового богатства и анализа ареалогической структуры жуков семейства Chrysomelidae Тиги-рекского заповедника.
В настоящее время в заповеднике зарегистрированы листоеды — 118 видов, относящиеся к 45 родам и 10 подсемействам. В первой части статьи был представлен аннотированный список следующих подсемейств: Orsodacninae, Synetinae, Спосеппае, С1уЖпае, Cryptocephalinae, Еито1ртае.
В рассматриваемой фауне листоедов Ти-гирекского заповедника представлены данные о подсемействах: ^^отеНпае,

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой