Оказание помощи раненым воинам в период Первой мировой войны (на примере Петроградского и Московского вдовьих домов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(47)"1914/1917″: 364. 662−056. 26
О.А. Иванова
Оказание помощи раненым воинам в период Первой мировой войны (на примере Петроградского и Московского Вдовьих домов)
В статье исследуется оказание помощи раненым воинам в период Первой мировой войны в таких учреждениях, как Петроградский и Московский Вдовьи дома. Особое внимание уделено организации медицинского обеспечения и досуга раненых. Рассматривается влияние данных санитарно-медицинских учреждений на повседневную жизнь призреваемых в этих домах вдов.
The article presents the research of cases of assistance to wounded soldiers during the First World War in such institutions as Petrograd and Moscow Widows'- Houses. Special attention is paid to the wounded’shealth maintenance and free time-organization. The author considers the impact of these medical institutions on the daily life of widowsliving in these Widows'- Houses.
Ключевые слова: Первая мировая война, благотворительность, Петроградский Вдовий дом, Московский Вдовий дом, I-й эвакуационный лазарет, IX-й военно-эвакуационный госпиталь, хирургический госпиталь.
Key words: First World War, charity, Petrograd Widows'- House, Moscow Widows'- House, I evacuation hospital, IX military-evacuation hospital, surgical hospital.
В 2014 г. отмечалось 100-летие с начала Первой мировой войны. Только в последние два десятилетия исследователи стали рассматривать эту войну как ключевое событие российской истории, изучать повседневную жизнь населения в военные годы. Публикуются научные труды и воспоминания очевидцев, проводятся конференции и реконструкции сражений по этой тематике, снимаются фильмы, открываются новые музеи и выставки («За Веру, Царя и Отечество» [5], «Первая Мировая война. 1914−1918» [11], «Эра милосердия» [17- 18], «Война и милосердие» [3], «По обе стороны» [12] и т. д.).
Первая мировая — одна из самых масштабных войн в истории человечества, результатом которой стали миллионы жертв и раненых. Одним из показателей успешности той или иной стороны в военных действиях является эффективность медицинской службы, включающей обеспечение санитарно-гигиенических условий, незамедлительную эвакуацию раненых и больных, быстрое оказание врачебной помощи и создание дополнительных медицинских учреждений.
© Иванова О. А., 2015
72
С началом войны понадобилось открытие значительного числа новых санитарно-медицинских заведений, так как по сравнению с мирным временем требовались большие госпитальные площади -армейские лазареты уже не справлялись с потоком раненых [16]. Для них были необходимы продовольствие и одежда. Во время Первой мировой войны в Петрограде и Москве было открыто большое количество госпиталей и лазаретов как частных, так и государственных, активизировалась работа по сбору пожертвований для фронта.
В 1914 благотворительная деятельность осуществлялась, среди прочего, и на базе вдовьих домов, домов «…призрения для бедных и … достойных вдов, которые, оставшись по смерти мужей. по старости и слабости или по каким другим причинам безвинно не имеют никакого содержания и не от кого и не от куда пансионов и награждений не получают». В этих домах они снабжались «всем нужным к пропитанию и содержанию их» [13. Д. 38. Л. 40].
В сентябре 1914 г. служащие и призреваемые Петроградского Вдовьего дома собрали 307 р. на нужды больных и раненых воинов (на эти деньги был закуплен материал для изготовления вещей) [14. Д. 3. Л. 87]. В РГИА сохранилась квитанция с собственного склада её величества канцелярии императрицы Марии Федоровны, в которой отражен список сданных вещей (шт.): рубашек (х/б) — 46, рубашек (бязь) — 85, рубашек — 87, кальсон — 123, набрюшников — 137, носок — 58 пар, портянок — 52 пары, нагрудников — 6, шарфов — 9, платков — 147, полотенец — 91, простыней — 24, наволочек — 24 и косынок — 46 — итого 935 предметов [14. Д. 3. Л. 91].
За такую усердную работу Мария Федоровна объявила благодарности призреваемым Дома и отдельно пансионерке А. А. Разсказовой за пожертвование 1000 р. облигациями на содержание одной койки для раненых [14. Д. 3. Л. 162−162 об., 171- Д. 25. Л. 58−59 об.].
Помимо сбора средств, в Петрограде стали открывать лазареты и пункты помощи раненным. Так, почетный опекун, управляющий Вдовьим домом и Собором всех учебных заведений С. И. Палтов высказал А. Г. Булыгину следующее предложение: «Не нарушая порядка жизни призреваемых в Петроградском Вдовьем Доме… Вдовий Дом может предложить помещение для 100 раненных нижних чинов, приготовить такое без всякого расхода со стороны Ведомства, если этим помещением пожелает воспользоваться Красный Крест и примет на себя как содержание раненных, так и оборудованием помещения необходимым инвентарем и медицинским и служебным персоналом» [14. Д. 5. Л. 1]. Разрешение на организацию было получено в сентябре 1914 г. [14. Д. 1. Л. 33]. 19 декабря того же года при Доме открыли I-й эвакуационный
73
лазарет ведомства учреждений императрицы Марии для 100 раненых воинов нижних чинов [10, с. 7]. В этом же месяце его приняли под флаг Красного Креста [14. Д 5. Л. 10].
Оборудование лазарета было произведено товарищем главноуправляющего при содействии А. А. Карсницкого, Н. Ф. Андерсона, А. К. Бабиевского, младших контролеров ведомства, коллежского советника А. Г. Запорожченко, титулярного советника Н. В. Иванова и помощницы контролера Е. В. Бланк на средства ассигнования опекунского совета и за счет пожертвований служащих [14. Д. 25. Л. 4]. Содержалось заведение на средства, отпускаемые из кассы Собственной Е. И. В. канцелярии по учреждениям императрицы Марии [14. Д. 25. Л. 4 об.]. На устройство Сметная комиссия выделила 17. 500 р. [14. Д. 5. Л. 3].
Из утвержденного положения о 1-м эвакуационном лазарете для раненых воинов ведомства учреждений императрицы Марии при Петроградском Вдовьем доме видно, что он состоял, как и другие лазареты этого ведомства, в ведении и управлении учрежденного главноуправляющим под председательством товарища главноуправляющего особого совещания в составе инспектора по медицинской части ведомства и старшего чиновника VII экспедиции [14. Д. 25. Л. 5]. Все документы утверждал председатель особого совещания- врачебно-санитарные вопросы решал инспектор по медицинской части ведомства, а по хозяйственно-административной правила устанавливались инструкциями и распоряжениями особого совещания- за почетным опекуном и управляющим оставалось наблюдение и контроль над деятельностью лазарета [14. Д. 25. Л. 5].
Непосредственным начальником являлся старший / главный врач. В I-м эвакуационном лазарете им был М. С. Маркевич [14. Д. 5. Л. 10]. Ему подчинялись все медицинские работники, фармацевтические чины, а также лазаретные и палатные надзиратели по уходу за больными. Помимо управления, в его обязанности входило распределение занятий между ординаторами, составление расписания палат, в которые должны были помещаться поступавшие в лазарет больные, назначение ежедневного дежурства по лазарету. Так же он совместно со смотрителем и экономкой-хозяйкой следил за продовольствием для больных и уходом за ними, лично осматривал готовящихся к выписке, распределял сестер милосердия и санитаров по палатам и т. д. Старший врач принимал консультативное участие в лечении трудных больных, в крайних случаях мог приглашать «посторонних» врачей [14. Д. 25. Л. 6−6 об.].
За хозяйством следил смотритель — начальник хозяйственной и полицейской частей, ему же подчинялась и канцелярия лазарета. Он находился в непосредственном подчинении у начальника, т. е. старшего врача. В его ведении было все лазаретное имущество, он
74
ежедневно осматривал палаты, наблюдал за исправным содержанием, отоплением и освещением занимаемых зданий [14. Д. 25. Л. 7].
Специально для этого учреждения расширили штат сотрудников Вдовьего дома: две кухарки, посудомойка, два кухонных мужика, писец для ведения отчетности и регистрации раненых, шесть сестер милосердия, десять санитаров, два фельдшера, три сиделки, три сердобольных. Появились должности экономки-хозяйки и разборщицы белья [14. Д. 5. Л. 7- Д. 24. Л. 19 об.].
При оборудовании I-го эвакуационного лазарета было изготовлено одежды и белья: халатов зимних — 100 шт., летних холщевых -100 шт., простынь — 800 шт., рубашек — 550 шт., кальсон — 500 шт., носков — 400 пар. Спустя время из-за неаккуратности стирки белья было увеличено число комплектов: простынь на 200 шт., рубашек на 50 шт., кальсон на 100 шт., носков на 200 пар, летних халатов на 100 шт. [14. Д. 5. Л. 34].
В ночь на 10 октября прибыла первая партия раненых — 35 чел. [10, с. 10]. В связи с эти при Петроградском Вдовьем доме начал свою деятельность Комитет по снабжению бельём и теплыми вещами выздоравливающих раненых воинов [10, с. 15]. Общество учреждалось на время войны и имело цель оказать помощь бельем и теплыми вещами нижним чинам, покидающим I-й эвакуационный лазарет ведомства императрицы Марии. Каждый выписывавшийся из лазарета получал мешок с чаем, сахаром, мылом, папиросами, нитками и иголками, булавками, бумагой и конвертами. Во время пребывания в лазарете Комитет выдавал деньги на покупку папирос.
Желая заполнить досуг выздоравливающих нижних чинов, в лазарете на Новый год и Рождество организовывали ёлки с подарками [14. Д. 5. Л. 24 об.]. Для чтения раненым выписывались газеты и журналы. Пансионерка Вдовьего дома Е. Н. Семенова в лазарете учила неграмотных больных читать и писать [10, с. 24]. В большом зале Вдовьего дома были устроены четыре концерта артистами петроградских театров, вечер кинематографа и сеанс фокусника, литературные чтения артистами. Сюда же приходили и призреваемые с родственниками. Мероприятия были благотворительными, вырученные средства перечислялись на поддержание Комитета по снабжению бельём и теплыми вещами выздоравливающих раненых воинов.
В 1915 г. устроили небольшую сапожную мастерскую, а также кружок плетения из соломы, тростника и веревок корзин, баулов и мешков. Обучение сапожному ремеслу и плетению веревочных мешков приняла на себя пансионерка Дома, вдова коллежского советника А. В. Финне. С 5 июня раненные стали изготавливать также
75
защитные против «удушливых газов маски», образцы и материалы для которых получали из императорского Училища правоведения. До июля было изготовлено и сдано в училище до 9 тыс. шт. [14. Д. 5. Л. 62].
Вышеупомянутые работы раненых даже предполагалось выставить на Царскосельской выставке-базаре [14. Д. 5. Л. 62], которая была открыта 14 июня 1915 г. в Большом дворце на террасе и продлилась до 8 сентября 1915 г. [1, с. 338].
Из писем Александры Федоровны Николаю II можно узнать о первых днях работы базара:
«14 июня & lt-… >- Выставка-базар началась сегодня в Большом дворце на террасе. Она не очень велика (я ещё там не была), и наши работы все уже распроданы, правда, мы их сделали немного, но мы ещё будем работать и пошлем туда. Продали более 2100 входных билетов по 10 коп.- раненные солдаты не платят, т. к. они должны видеть работы, которые сами делают …» [1, с. 107].
«15 июня & lt-… >- Мы посетили выставку-базар. Там выставлены очень хорошие работы раненных, надеюсь, что это заставит всех выучиться какому-нибудь ремеслу.» [1, с. 108].
«16 июня & lt-… >- выставка-базар проходит очень хорошо. В первый день там было более 2000, вчера — 800 человек- наши вещи раскупаются, прежде чем появятся. Заранее на них записываются, и мы успеваем, каждая из нас, сделать ежедневно подушку или салфетку …» [1, с. 108].
За этот период было продано 15. 680 входных билетов. Чистая прибыль от входной платы и отчислений от проданных вещей составила 2. 789 р. 13 к. [1, с. 338]. Деньги были перечислены в лазареты для оказания помощи раненым и больным.
В целом 1915 г. был тяжелым для учреждения, не считая увеличения количества больных. С 1914 по 1915 гг. было принято 352 чел. [10, с. 10], в августе 1915 г. по просьбе главноуполномоченного Северного района Российского Общества Красного Креста шталмейстера А. Д. Зиновьева во Вдовьем доме организовали проживание для сестер милосердия. Он писал А. Г. Булыгину о необходимости размещения большого числа сестер милосердия, прибывших в Петроград в составе эвакуируемых с СевероЗападного фронта лечебных заведений и учреждений военного времени. Из Лифляндской губернии прибыл персонал из 20 лечебных заведений. Петроградская крастнокрестная община не могла их принять, так как все помещения были заняты ранеными. Поэтому Зиновьев и просил предоставить помещения Вдовьего дома и родовспомогательного заведения [14. Д. 17. Л. 43]. Прибывшие в августе сестры милосердия были размещены в большом зале Вдовьего дома. Жили они до января, затем переехали в собственные помеще-
76
ния на Колокольной ул. 12 [14. Д. 17. Л. 132]. В это период, с августа по январь, в Доме перестали проводить благотворительные концерты, что сразу же привело к нехватке денежных средств [14. Д. 5. Л. 111]. Но были и приятные моменты. Так, 1 февраля 1915 г. 1-й эвакуационный лазарет посетил генерал-майор А. Д. Шереметьев для выдачи наград за отличие 24 нижним чинам [14. Д. 4. Л. 61].
Несмотря на все трудности, с 1914 г. персонал стал ежемесячно делать отчисления из своей заработной платы на устройство данного лазарета. Служащие Петроградского Вдовьего дома выразили желание отчислять по 1% из жалования на всё время военных действий. Ежемесячная сумма равнялась 16 р. 66 к. [14. Д. 2. Л. 20]. В Московском Вдовьем доме также решили отчислять 1% получаемого им жалованья и содержания, равный ежемесячной сумме 6 р. 25 к. [14. Д. 2. Л. 73]. За эту помощь императрица Мария выражала благодарность Петроградскому Вдовьему дому в лице почетного опекуна Палтова и желала Дому дальнейшего процветания [14. Д. 4. Л. 71].
Служащие I-го эвакуационного лазарета не получали ни суточных денег, ни процентных добавок, так как лазарет возник в связи с войной, и по существу являлся временным учреждением. Содержание этого лазарета было установлено при его возникновении сообразно бывшему спросу и предложению труда. В 1917 г. служащие попросили увеличить денежное довольствия на 75% и назначить постоянное содержание завхозу — 175 р. в месяц с 01. 08. 1917 г., бухгалтеру — 130 р., машинистке — 30 р. в связи «крайнего вздорожания жизни» [14. Д. 24. Л. 18]. Оклад служащих признали недостаточным, и их требование было удовлетворено. Также к праздникам, например к Рождеству Христову, сотрудникам выдавали премии [15. Д. 632. Л. 26]. Таким образом, несмотря на тяжелое военное время, служащих в лазаретах Ведомства старались материально поддерживать.
Похожее медицинское учреждение было открыто в Московском Вдовьем доме, только в нем выделили помещение для лазарета на 420 кроватей при условии содержания за счет военного ведомства [14. Д. 1. Л. 46]. Называлось оно IX-й эвакуационный лазарет Московского Вдовьего дома.
Для организации госпиталя почетный опекун А. В. Олсуфьев предложил реорганизацию помещений, или, как писали в документах, «меры предосторожности от чрезвычайных ситуаций» [14. Д. 18. Л. 4]. По его мнению, требовалось установить пожарные краны, рукава, однако власти отказали, так как рядом располагалась пожарная часть. То же произошло и с другими просьбами: установить электрические вентиляторы отказали, так как лазарет организовывался временно- приобрести пылесосы — отказали без
77
объяснения причин. Зато поставили кипятильники системы Борю [9] и три новые ванны, покрыли полы линолеумом, купили автоклав для дезинфицирования материалов [2] и табуретки [14. Д. 18. Л. 4].
Весь верхний этаж Московского Вдовьего дома был отдан под лазарет, который производил удручающее впечатление. Его можно было сравнить с ночлежкой: койки были сдвинуты все вместе, проходы узкие, и то между 4−5 кроватями. В палате вместо 10−12 чел. по 30−40, в палатах для 20−30 чел. — 60−80. Палаты и бельё были грязные. Перевязочная была как проходная комната, причем выход из неё шел на лестницу, ведущую в церковь [14. Д. 18. Л. 13].
Обстановка в самом Вдовьем доме также была тяжелая. Из него выселили пансионерок, остальных пришлось уплотнить. Из-за эвакуационного лазарета закрыли лазарет для вдов. Больные были вынуждены находиться у себя в комнатах. За одну зиму умерли три вдовы. Как следствие, в Доме появились «острые» заболевания.
Через IX эвакуационный лазарет Московского Вдовьего дома прошло около 1500 раненых [14. Д. 18. Л. 14]. Только в августе 1915 г. в Москву было доставлено 27 поездов с ранеными и беженцами [14. Д. 18. Л. 31].
Инспектор по медицинской части профессор Нарбут в связи с негативными последствиями для призреваемых и огромным потоком больных требовал закрыть лазарет. К 1 августа 1915 г. военное ведомство обещало это сделать, но вдовы высказались против закрытия, просили лазарет оставить, но не на 450 чел., а на 80−100 кроватей. Сложно сказать, чем именно было вызвано такое решение -или христианским милосердием, или чувством долга, или же личными качествами, но они готовы были «пожертвовать» своим комфортом ради помощи пострадавшем.
Приказом № 1563 от 20 октября 1915 г. установили наименование для открытия нового лазарета «Хирургический госпиталь ведомства учреждений императрицы Марии» [14. Д. 18. Л. 52] (официально лазарет открылся в апреле 1916 г.), главным врачом был назначен хирург С. А. Зуев, управляющим Вдовьего дома был почетный опекун князь Мещерской. В честь открытия императрица писала: «Искренно радуюсь открытию хирургического госпиталя при Московском Вдовьем доме. Сердечно благодарю вас и всех потрудившихся в этом святом деле на помощь нашим воинам» [14. Д. 18. Л. 73].
Те, кто посещали новый лазарет, а среди них была и великая княгиня Елизавета Федоровна, отмечали образцовое состояние госпиталя в санитарном отношении, всегда свежий воздух, прекрасный уход за больными и успешное лечение (с учетом того, что 2/3 раненых не могли сами передвигаться [14. Д. 18. Л. 74]).
78
В книге А. Кокорева и В. Руга «Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта в период Первой мировой войны» приводится отрывок из жизни Вдовьего дома: «Во Вдовьем доме в большой зале для торжественных собраний разместили больничные кровати. Старушки, помнившие еще Крымскую войну, застелили их белоснежным бельем. Срезав с клумб почти все астры, расставили по тумбочкам букеты. А когда привезли раненых, обитательницы Вдовьего дома с неожиданной энергией бросились за ними ухаживать».
«У каждого раненого явилось по нескольку хлопотливых сиделок, — умилялся увиденным корреспондент. — Когда старушки научились так ходить за больными? Неужели это у них осталось со времен все той же знаменитой Севастопольской кампании?
Настоящим к этому делу приставленным сестрам милосердия не остается работы. Старушки бегают, суетятся. Солдаты не знают, как выказать свою благодарность.
Перевязки были сделаны раньше, чем доктор успел распорядиться, — и с каким искусством! Точно эти руки никогда не знали ничего другого, как только перевязывать раненых» [8].
Из отрывка видно, какой существенный вклад в помощь раненым внесли женщины, они смогли стать опорой профессиональному медицинскому персоналу.
Как отмечала Н. М. Иванова, «ведомство учреждений императрицы Марии открывало и содержало лазареты для раненых и больных воинов, предоставляло помещения под лазареты других ведомств, перечисляло средства & quot-на нужды войны& quot-, но при этом старалось, чтобы & quot-военные"- мероприятия не шли в ущерб основной деятельности, не меняло кардинально приоритетных направлений в своей работе [6]». Но так или иначе война всё равно меняет комфортабельную привычную жизнь [7]. Теперь забота о пострадавших стала приоритетной задачей.
В период с 1914 г. по 1917 г. Вдовьи дома были включены в организацию этой помощи.
Верхний этаж Московского Вдовьего дома занимали:
1. IX военно-эвакуационный госпиталь на 450 кроватей (ноябре 1914 г. — август 1915 г.) —
2. Хирургический госпиталь ведомства учреждений императрицы Марии на 100 кроватей (апрель 1916 г. — 1917 г.).
В Петроградском Вдовьем доме открыли I-й эвакуационный лазарет ведомства учреждений императрицы Марии для 100 раненых воинов нижних чинов и Комитет по снабжению бельём и теплыми вещами выздоравливающих раненых воинов. Помимо этого, временно был организован «приют» для сестер милосердия из Лиф-ляндской губернии.
79
На территории домов устраивались благотворительные концерты и кружки для обеспечения досуга прибывающих в стационаре. Служащие и призреваемые собирали средства для благоустройства этих организаций.
С первых же дней войны Вдовьи дома стали центрами оказания помощи раненым, как медицинской при заведениях, так и материальной вне их стен. Здесь вокруг больных пытались создать благоприятную духовную атмосферу и всячески поддержать их боевой дух.
Список литературы
1. Августейшие сестры милосердия / сост. Н. К. Зверева. — М., 2008.
2. Большая медицинская энциклопедия. — URL: http: //bigmeden. ru/
article/%D0%90%D0% B2%D1%82%D0%BE %D0%BA% D0%BB %D0%B0%D0%B2 (дата обращения: 10. 11. 2014).
3. Война и милосердие. — URL: РОСФОТО http: //www. rosphoto. org/ru/2008-
11−04−22−25−32/details/295---(дата обращения: 03. 01. 2015).
4. Война и повседневная жизнь населения России XVII—XX вв. (к столетию начала Первой мировой войны): материалы междунар. науч. конф., 14−16 марта 2014 г. / под общ. ред. проф. В.Н. Скворцова- отв. ред. В. А. Веременко. -СПб., 2014.
5. За Веру, Царя и Отечество. — URL: Государственный музей истории религии http: //gmir. ru/expo/vistavki/vistavka_archive/arch2014/105/1651. html (дата обращения: 03. 01. 2015).
6. Иванова Н. М. Милосердие и благотворительность в годы первой мировой войны 1914−1917 гг.: на материалах Петрограда. — URL: Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http: //www. dissercat. com/ content/miloserdie-i-blagotvoritelnost-v-gody-pervoi-mirovoi-voiny-1914−1917-gg-na-materialakh-petro#ixzz3Dwdh8Eo6 (дата обращения: 21. 09. 2014).
7. Иванова О. А. Благотворительность как «жертва» войны (на примере Московского Вдовьего дома в 1812 г.) // Кафедра: сб. науч. ст. / сост. А. В. Квят-ковский, Е. К. Чернышева. — СПб., 2014. — С. 115−118.
8. Кокорев А., Руга В. Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта в период Первой мировой войны. — URL: http: //chapaev. ru/books/Vladimir--Ruga_Povsednevnaya-zhizn-Moskvy--Ocherki-gorodskogo-byta-v-period-Pervoy-mirovoy-voyny/3 (дата обращения: 27. 11. 2014).
9. Краткая энциклопедия домашнего хозяйства. — URL:
http: //tehinfor. ru/s5/k_k/kk53_kipatilnik. html (дата обращения: 10. 11. 2014).
10. Краткие сведения о деятельности первого эвакуационного лазарета ведомства учреждений императрицы Марии для раненых воинов при Петроградском Вдовьем доме. — СПб., 1915.
11. Первая мировая война. 1914−1918. — URL: Русский музей
http: //rusmuseum. ru/exhib/lenta/exhibition2014/pervaya_mirovaya_vojna_19 141 918/ (дата обращения: 03. 01. 2015).
12. По обе стороны. — URL: РОСФОТО http: //www. rosphoto. org/ru/2008−11−04−22−25−32/details/293 (дата обращения: 03. 01. 2015).
80
13. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 759. Оп. 8.
14. РГИА. Ф. 759. Оп. 90.
15. РГИА. Ф. 762. Оп. 3.
16. Хорватова Е. Начало Первой мировой войны. Впечатления. — URL: http: //eho-2013. livejournal. com/352 287. html (дата обращения: 22. 09. 2014).
17. Эра милосердия. — URL: ГМП «Исаакиевский собор»
http: //www. cathedral. ru/news/373 (дата обращения: 03. 01. 2015).
18. Эра милосердия. — URL: ЦПКиО им. С.М. Кирова
http: //elaginpark. org/galleries/allexhibitions/464-vystavka-era-miloserdiya (дата обращения: 03. 01. 2015).
81

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой