Взаимодействие государства и гражданского общества

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

@

Введение

Проблемы гражданского общества и правового государства не выходят из поля зрения многих исследователей на протяжении веков, но своей актуальности не утрачивают. Это вполне естественно, поскольку формирование гражданского общества и правового государства на различных исторических этапах и в различных странах имеет как общие закономерности, так и особенности, обусловленные уровнем социально-политического, экономического, духовно-культурного развития, развитости демократических институтов власти, а также вдумчивым и терпимым отношением к появляющимся новым демократическим образованиям.

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в современный период актуализируются процессы развития гражданского общества в России и других странах. Люди хотят участвовать в решении общественных дел, реально контролировать государственные институты, иметь больше возможностей для своего развития. В связи с этим возникает немало противоречий между носителями разных интересов, что требует усилий по их согласованию. Все это предъявляет новые требования к праву, призванному мягко и жестко регулировать разные стороны жизнедеятельности граждан, создавать условия для активной деятельности гражданских институтов, стимулировать гармонизацию социальных отношений.

Степень разработанности исследования. Фундаментальные основы формирования теории гражданского общества, закладывались в рамках философии на протяжении достаточно длительного периода. Отдельные элементы, сформировавшие впоследствии предложенную проблематику, встречаются как в работах античных философов, таких, как Платон, Аристотель, Цицерон, так и у мыслителей Нового времени (Т. Гоббс, Д. Локк Ж. Ж. Руссо и др.), представителей немецкой классической (Г.В. Ф. Гегель, И. Кант) и постклассической (К. Маркс) философии. Объем современных исследований, посвященных вопросам формирования и функционирования гражданского общества также достаточно велик благодаря трудам таких ученых, как А. Л. Андреев, А. Арато, В. В. Витюк, К. С. Гаджиев, З. Т. Голенкова, Ю. В. Гридчин, Л. Ю. Грудцына, Г. И. Демин, Т. И. Заславская, А. П. Кочетков, А. В. Лагуткин, О. Э. Лейст, В. В. Лысенко, Л. М. Романенко, К. О. Магомедов, Черных А. И. и ряда других. Тем не менее, объективная многоаспектность проблемы гражданского общества в совокупности с ее практической неразрешенности не позволяют считать соответствующую научную повестку закрытой.

Цель исследования состоит в исследовании особенностей развития гражданского общества, которые характерны для России.

Задачи исследования. В качестве основных задач, способствующих реализации указанной цели, были выделены: 1) изучить понятие и структуру гражданского общества; 2) исследовать процесс формирования гражданского общества в России в его историко-социальном аспекте; 3) проанализировать влияние информационных процессов на общественную жизнь с точки зрения формирования гражданского общества.

Научная новизна исследования. В работе предпринята попытка определить предпосылки и направления дальнейшего развития гражданского общества в России через призму усиления значения и роли информации в социальной жизни и объективации информационного общества как данности.

Предмет исследования. В предмет исследования в настоящей работе вошли философские и правовые основы гражданского общества, изложенные в трудах российских и зарубежных мыслителей различных эпох, а также отдельные положения нормативно-правовых актов, способствующих юридическому закреплению идей, положенных в основу концепции гражданского общества.

Теоретическую основу исследования составили научные труды в сфере формирования гражданского общества таких исследователей, как А. Л. Андреев, А. Арато, Аристотель, В. В. Витюк, К. С. Гаджиев, Г. В. Ф. Гегель, Т. Гоббс, З. Т. Голенкова, Ю. В. Гридчин, Л. Ю. Грудцына, Г. И. Демин, Т. И. Заславская, И. Кант, А. П. Кочетков, А. В. Лагуткин, О. Э. Лейст, Д. Локк, В. В. Лысенко, Л. М. Романенко, Ж. Ж. Руссо, К. О. Магомедов, Черных А. И. и ряда других.

Эмпирическая база исследования основывается на статистических данных общественных организаций, касающихся вопросов гражданской активности населения России.

Структура работы. Настоящая работа включает в себя введение, две главы, каждая из которых подразделена на параграфы, дифференцированные по тематическому признаку, 3 параграфа в первой и 4 параграфа во второй главе соответственно, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации составляет страницы.

1. Природа гражданского общества в контексте его взаимодействия с государством

гражданский общество государство

1.1 Генезис теоретического понимания феномена гражданского общества

Исторически вопрос о гражданском обществе был поставлен как вопрос о наиболее разумном и целесообразном устройстве человеческого бытия, а точнее, о новом этапе развития цивилизации, новом витке общественного процесса, который должен был получить адекватное официальное признание и выражение. К концу XX в. появляется множество научных работ, где идея гражданского общества получает «второе рождение». В отечественном правоведении конца XX века возродился интерес к феномену гражданского общества, обсуждаются различные аспекты и проблемы его функционирования. Термин «гражданское общество» прочно входит в категориальный аппарат правоведов, историков, философов, социологов, политологов и т. д. При этом наблюдается большой разброс как в определении различными авторами самого понятия «гражданское общество», так и в подходах к его анализу.

В правовой науке сегодня получил признание подход к гражданскому обществу как к комплексу общественных отношений, независимому от государства, но взаимодействующему с ним. Этот комплекс включает в себя: добровольно, спонтанно сформировавшиеся самоуправляемые общности людей (семья, хозяйственные корпорации, общественные организации, профессиональные, творческие, спортивные, этнические и другие объединения); негосударственные, экономические, социальные, духовные, нравственные и другие отношения; производственную и частную жизнь людей, их обычаи, традиции, нравы; сферу самоуправления свободных индивидов и их организаций, огражденную законом от прямого вмешательства в нее со стороны государственной власти и политики. Однородные группы общественных отношений в различных сферах жизнедеятельности гражданского общества в науке конституционного права рассматриваются как сложные системные образования, как относительно самостоятельные институты. В структуре гражданского общества можно выделить пять таких систем (институтов): социальную (в узком смысле слова), экономическую, политическую, духовно-культурную, информационную.

Идейные истоки и основные вехи формирования концепции гражданского общества были подробно проанализированы К. С. Гаджиевым. В результате проведенного исследования им был сделан вывод о том, что «гражданское общество — это система обеспечения жизнедеятельности социальной, социокультурной и духовной сфер, их воспроизводства и передачи от поколения к поколению, система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и отношений, которые призваны обеспечить условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов, реализации частных интересов и потребностей, будь то индивидуальных или коллективных. Эти интересы и потребности выражаются и осуществляются через такие институты гражданского общества, как семья, церковь, система образования, профессиональные и иные объединения, ассоциации, организации и т. д.» Гаджиев К. С. Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования // Вопросы философии. 1991. N 7. С. 30.

И.И. Кравченко, исследовав концепцию гражданского общества в философском развитии, отметил, что «гражданское общество — это общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми, политическими отношениями между самими индивидами, не опосредованные государством. В таком обществе свободно развивается ассоциативная жизнь или, как ее называют, публичная сфера (в отличие от приватной), сфера массовых движений, партий, группировок по интересам, убеждениям, любым другим признакам. Это общество добивается децентрализации власти государства за счет ее передачи самоуправлению, взаимодействия большинства и меньшинства на основании позиции государственных институтов и общества» Кравченко И. И. Концепция гражданского общества в философском развитии // Полис. 1991. N 5. С. 136.

А.В. Одинцова пишет, что гражданское общество — это совокупность общественных отношений (экономических, социальных и политических) формальных и неформальных структур, в рамках которых имеют место удовлетворение многообразных исторически обусловленных потребностей и реализация интересов индивидуумов и их групп Одинцова А. В. Гражданское общество: взгляд экономиста // Государство и право. 1992. N 8. С. 98.

А.П. Кочетков определяет гражданское общество как «систему внегосударственных общественных отношений и институтов, дающую возможность человеку реализовать его гражданские права и выражающую разнообразные потребности, интересы и ценности членов общества» Кочетков А. П. Гражданское общество: проблемы исследования и перспективы развития // Вестник МГУ. Серия «Право». N 4. М., 1998. С. 22.

Г. Г. Дилигенский характеризует гражданское общество как общество автономных индивидов и социальных субъектов, а также совокупность социальных отношений и институтов, функционирующих независимо от политической власти Дилигенский Г. Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? // ProetContra. 1997. N 4. С. 7. Его мнение поддерживают и другие российские ученыеЗаславская Т. И. Инновационный потенциал России и проблемы гражданского общества // Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития. М., 2001. С. 19; Магомедов К. О. Гражданское общество и государство. М., 1998. С. 25; Розин В. М. Право, власть, гражданское общество. Алматы, 2003. С. 45.

О.Э. Лейст считает, что становление и развитие гражданского общества является особым периодом истории человечества, государства и права. Общество, отличное от государства, существовало всегда, но не всегда оно было гражданским обществом. Последнее возникает в процессе и в результате отделения государства от социальных структур, обособления его как относительно самостоятельной сферы общественной жизни и одновременно «разгосударствления» ряда общественных отношений. В процессе становления и развития гражданского общества складывались современное право и государствоЛейст О. Э. Гражданское общество, государство и право // Теория государства и права / Под ред. М. И. Марченко. М., 1999. С. 226.

По мнению В. Д. Перевалова, гражданское общество — саморазвивающаяся и самоуправляемая система. Индивиды, объединяясь в различные организации, устанавливая между собой разнообразные отношения, реализуя порой противоположные интересы, тем самым обеспечивают гармоническое, целенаправленное развитие общества без вмешательства государства. Гражданское общество имеет свои внутренние источники саморазвития, независимые от государства. Более того, благодаря этому оно способно ограничивать властную деятельность государства. Одной из важных характеристик динамики общества является гражданская инициатива как осознанная и активная деятельность во благо общества Перевалов В. Д. Гражданское общество и правовое государство // Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского, В. Д. Перевалова. М., 1998. С. 92.

На наш взгляд, наиболее объемным и совершенным определением гражданского общества в юридической литературе является позиция С. А. Авакьяна, который неоднократно ставил вопрос об исследуемой категории как элементе конституционного строя: «Гражданское общество — это общество сознательных граждан и активных участников общественных процессов; в нем существует внутреннее единство во имя стратегических социальных и политических целей, когда нет условий непримиримой конфликтности различных общественных слоев, групп, сил; предполагается наличие общественных дел и самостоятельных общественных механизмов управления ими; общество не противопоставляется государству, а исходит из потребности в конструктивном взаимодействии с ним; общество проявляет максимальное внимание к человеку, его личным заботам и проблемам, воспитывает граждан в духе сочетания индивидуальных и общественных интересов"Авакьян С. А. Конституционное право России. Т. 1. / М., 2008. 448 с. С. А. Авакьян предлагает несколько подходов к определению гражданского общества. Первый заключается в охвате данным понятием всего того, что не относится к государству. Иначе говоря, категория «гражданское общество» фактически полностью тождественна просто обществу. При этом предполагается не «оплетение» государством общества, а собственная жизнь последнего, определенная его независимость от государства. Минус такого подхода видится в том, что отделить общество от государства в целом невозможно; гарантии следует видеть не в самостоятельном существовании общества, а в его взаимоотношениях с государством. Второй подход к категории «гражданское общество» состоит в том, что это не просто общество, а общество, достигшее определенного качественного уровня развития. При данном подходе гражданское общество можно трактовать как обеспечение определенного уровня экономического, социального, организационного, духовно-нравственного, межличностного и информационного состояния общества. Сторонники такой позиции рассматривают гражданское общество как неотъемлемый элемент конституционного строя. При третьем подходе к гражданскому обществу качественные его характеристики могут зарождаться в обществе постепенно и охватывать какую-то часть граждан. При таком подходе гражданское общество выглядит как ядро общества, своеобразная его передовая часть. Такой подход неизбежно ведет к расслоению общества, не дает критериев отнесения одних лиц к гражданскому обществу и оттеснения от него других Там же. С. 438 — 444.

Анализируя различные научные разработки по проблеме гражданского общества, мы приходим к выводу, что в современной научной литературе отсутствует единство подхода к пониманию гражданского общества. Как видно, в современной науке гражданское общество в основном понимается как самоуправляемая система, отличная от государства, лежащая в сфере частных и (или) коллективных интересов, возникающая на определенном историческом этапе и в отдельных странах при наличии в них рыночной экономики, частной собственности, прав и свобод человека. Некоторые исследователи утверждают, что феномен гражданского общества, являясь творчеством и продуктом эпохи Нового времени, продолжает существовать и ныне Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. И. И. Кальной. СПб., 2000. С. 15. Другие исследователи полагают, что идея гражданского общества никогда не обретала своего «опредмеченного состояния». Она никогда не выходила за рамки идеалаРорти Р. Случайность, ирония и солидарность. // М., 1996. С. 42. Третьи считают неудачным само понятие «гражданское общество». Одним из основных аргументов данного суждения является отсутствие этого понятия в современных конституцияхБойцова В.В., Бойцова Л. В. Рецензия на: В. Е. Чиркин. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М.: Зерцало, 1998. 448 с. // Государство и право. 1999. N 11. С. 109 — 113. Имеют место более категоричные точки зрения, согласно которым гражданское общество — «организованное противостоящее государственной власти», существующее в абсолютном отрыве от государства как «ткань нашей совместной с другими жизни, которая для своего поддержания не нуждается в государстве, поскольку создается за счет низовых инициатив, опираясь на рынок и общественность"Дарендорф Р. После 1989. Мораль, революция и гражданское общество. // -М., 1998. С. 89.

На наш взгляд, гражданское общество может быть охарактеризовано как закономерный этап длительной социальной и культурной эволюции, продукт современной индустриальной цивилизации со всеми ее особенностями (развитая промышленность и сфера услуг, рыночная инфраструктура, демократическая форма правления и др.). Гражданское общество — это общество с развитыми экономическими, политическими, правовыми, культурными отношениями между его членами, независимое от государства, но взаимодействующее с ним.

Гражданское общество имеет свою достаточно сложную внутреннюю структуру.

Рассуждая о последней, В. В. Лысенко указывает, что для гражданского общества характерно наличие в основном не вертикальных, как в государстве, иерархических связей, а горизонтальных, главным образом невластных, соединений Лысенко В. В. Гражданское общество: к вопросу правопонимания // История государства и права. 2009. N 23. С. 46. Последние весьма разнообразны и образуют, по мнению исследователя, три слоя:

1) экономические отношения, основанные на экономическом плюрализме, многообразии форм собственности при соблюдении интересов личности и общества в целом;

2) социальные, культурные и духовные отношения, включающие семейно-родственные, этнические, религиозные и прочие устойчивые связи. Гражданское общество может основываться только на многообразной, разветвленной социальной структуре, отражающей все богатство и разнообразие интересов представителей различных социальных групп и слоев;

3) верхний слой гражданского общества — общественно-политический, отношения, возникающие в связи с удовлетворением общественно-политических интересов и свобод путем участия в различного рода партиях, движениях, гражданских инициативах, объединениях. Именно этот слой гражданского общества включает в себя наиболее социально активные институты, тесно соприкасающиеся с государственно-политической системой общества (прежде всего политические партии).

Гражданское общество представляет собой совокупность отношений и институтов, функционирующих независимо от политической власти. Необходимым условием функционирования такого общества служит существование автономных социальных факторов и типа личности, определяемого такими чертами, как достаточная автономность от государства, способность конструктивно взаимодействовать с другими личностями во имя общих целей, а также способность подчинять частные интересы общему благу, выраженному в правовых нормах. Между характером общественного устройства и доминирующим типом личности существует двусторонняя связь. С одной стороны, для формирования общности свободных граждан требуются соответствующие институциональные предпосылки, а с другой стороны, существование гражданского общества предполагает наличие соответствующего типа граждан. Аналогичный характер носит соотношение между гражданским обществом и правовым государством.

Среди наиболее общих идей и принципов, лежащих в основе любого гражданского общества, независимо от специфики той или иной страны, на наш взгляд, можно назвать следующие:

— признание и защиту естественных прав человека и гражданина;

— легитимность и демократический характер власти;

— равенство всех перед законом и правосудием, надежную юридическую защищенность личности;

— политический и идеологический плюрализм, наличие легальной оппозиции;

— гарантированную законом возможность каждого объединяться в общественные объединения по интересам и профессиональной принадлежности, свободу их деятельности, равенство перед законом;

— экономическую свободу, многообразие форм собственности, рыночные отношения;

— свободу создания и независимость деятельности средств массовой информации вне рамок государственной цензуры, ограниченную только законом;

— невмешательство государства в частную жизнь граждан, их взаимные обязанности и ответственность;

— эффективную социальную политику, обеспечивающую достойный уровень жизни людей;

— создание необходимых материальных и прочих условий для развития науки, культуры, образования и воспитания граждан, формирующих их как свободных, культурных, социально активных, ответственных перед законом членов общества;

— существование механизма, стабилизирующего отношения между государством и гражданским обществом (механизм консенсуса), и обеспечение безопасности функционирования последнего со стороны государственных органов;

— классовый мир, партнерство и национальное согласие.

Важным условием формирования и укрепления гражданского общества является реализация демократических, правовых принципов развития государства:

— верховенства закона;

— равноправия граждан;

— разделения властей;

— независимой судебной системы;

— развитого местного самоуправления;

— эффективной многопартийности;

— независимых свободных СМИ;

— демократических и свободных выборов;

— гражданских инициатив;

— защиты прав и свобод человека и гражданина.

По вопросу взаимодействия государства и гражданского общества в условиях формирования последнего, на наш взгляд, возможна следующая формула:

— целенаправленное взаимное воздействие государства на гражданское общество и гражданского общества на государство при определенных пределах вмешательства в целях эффективного и качественного выполнения ими их задач и функций;

— взаимопомощь государства и гражданского общества в правовой форме и при наличии независимого правосудия;

— взаимный контроль государства и гражданского общества силами правозащитных организаций, института Уполномоченного по правам человека;

— участие гражданского общества в осуществлении государственной политической власти путем влияния на нее через избирательную систему, средства массовой информации, а также осуществление политической власти через органы местного самоуправления;

— взаимная ответственность гражданского общества и государства;

— сотрудничество институтов гражданского общества и государственной политической власти в решении социальных и культурных проблем, охраны окружающей среды, развития науки, здравоохранения, образования, культуры, охраны общественного порядка;

— взаимодействие гражданского общества и государства при решении проблем глобального характера.

Суммируя все изложенное, можно предложить авторское определение гражданского общества. Гражданское общество — это система общественных институтов (семьи, общественных объединений, религиозных структур) и отношений, которые призваны обеспечить условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов в пределах правового демократического государства.

На протяжении всей своей истории наиболее прогрессивно мыслящие представители человечества пытались создать модель идеального общественного устройства, где царили бы разум, свобода, благополучие и справедливость. Формирование гражданского общества увязывалось с проблемами совершенствования государства, возвышения роли права и закона. Античные мыслители не разделяли «Общество» и «Государство». Так, например, народное собрание жителей Афин было одновременно и высшим органом политического управления. При этом государство (публичная власть), как правило, доминировало над обществом, господствуя над ним то в форме восточной деспотии, то в форме Римской империи, то в форме средневековой монархии. Аристотель определял государство как достаточную для самодовлеющего существования совокупность граждан, т. е. не что иное, как гражданское общество. Цицерон, обосновывая правовое равенство людей, писал: «…закон есть связующее звено гражданского общества, а право, установленное законом, одинаково для всех…» Цицерон. Диалоги. М., 1966. С. 24.

Отожествление гражданского общества с государством продолжалось длительное время и было обусловлено уровнем развития экономических и социально-политических отношений (примитивные формы разделения труда, начальный этап развития товарно-денежных отношений, огосударствление общественной жизни, кастовый характер социальной структуры). Отделение государства от общества и превращение его и общества в относительно самостоятельные феномены произошло только в результате буржуазных революций и утверждения полного господства обменных отношений как средства, связующего людей в общественные организмы. Общество, освободившееся от тирании государства и объединившее отдельных самостоятельных субъектов, получило название гражданского.

В результате развития общественных отношений трансформировались и взгляды философов на гражданское общество. В XVI — XVIII веках в работах Н. Макиавелли, Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж. -Ж. Руссо уже мотивировалось соответствие гражданскому обществу не всех, а лишь прогрессивных, по их мнению, форм государственного устройства, основанных на естественно-правовых договорных началах. В частности, Дж. Локк считал, что «абсолютная монархия… несовместима с гражданским обществом и, следовательно, не может вообще быть формой гражданского общества» Локк Дж. Два трактата о правлении. Сочинения: В 3 т. М., 1988. Т. 3. С. 312.

Характеризуя гражданское общество, И. Кант главными считал следующие идеи:

— человек все должен создавать собственными силами и должен отвечать за созданное;

— столкновение человеческих интересов и необходимость их защиты являются побудительными причинами совершенствования людей;

— гражданская свобода, законодательно обеспеченная правом, есть необходимое условие самосовершенствования, гарантия сохранения и возвышения человеческого достоинства.

Эти идеи легли в основу теории гражданского общества. Кант, перенеся концепцию антагонизма между индивидами как стимула их саморазвития на отношения между государствами, делает вывод о том, что для человечества величайшей проблемой, разрешить которую его вынуждает природа, является достижение всеобщего правового гражданского общества. Подробнее см.: Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане // Кант И. Сочинения на немецком и русском языках. М., 1994. Т. 1. С. 95.

В. Гумбольдт, принимая философское учение И. Канта, на конкретных примерах показал противоречия и различия между гражданским обществом и государством. К гражданскому обществу он относит:

а) систему национальных, общественных учреждений, формируемых самими индивидами;

б) естественное и общее право;

в) человека.

Государство, в отличие от гражданского общества, состоит, по его мнению:

а) из системы государственных институтов;

б) из позитивного права, издаваемого государством;

в) из граждан Гумбольдт В. Идеи к опыту, определяющему границы деятельности государства. 1792. Опубликовано в русском переводе в приложении к книге Р. Гайма о Гумбольдте 1898 г. (СПб., 1898.С. 73 — 80).

Важную роль в формировании представлений о гражданском обществе сыграл Гегель, определив его как сферу действия частного интереса. Сюда же он включал семью, сословные отношения, религию, право, мораль, образование, законы и вытекающие из них взаимные юридические связи субъектов. Особую роль Гегель отводил противостоящим друг другу индивидам. «В гражданском обществе каждый для себя — цель, все другие для него ничто. Но без соотношения с другими он не может достигнуть объема своих целей» Гегель Г. В. Сочинения. М., 1984. Т. 7. С. 24.

Государство, представляющее собой сферу всеобщих интересов, Гегель считал более высокой степенью развития, нежели гражданское общество. Государство, объединяя индивидов, организации, сословия, поднимается над обществом, разрешает его противоречия, примиряет противоположные интересы. Таким образом, индивиды здесь суть частные лица, преследующие как свою цель свой собственный интерес. «Но без соотношения с другими он не может достигнуть объема своих целей; эти другие суть потому средства для целей особенного» Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. Т. 1. С. 95., — продолжал немецкий философ. Поскольку речь идет не о связях отдельных людей в дуэты, трио, квартеты и т. д., а об отношениях всех со всеми, закономерен его вывод о слиянии всех участников этого взаимодействия в некую всеобщность — гражданское общество.

Гражданское общество, по Гегелю, — отнюдь не высшая форма «всеобщности» (коллективности). Оно результат разложения кровнородственных связей и объединения людей на иной — обменной — основе в народ, в нацию. Нация хотя и сохраняет для большинства входящих в нее индивидов общность происхождения, вместе с тем объединяет множество «посторонних» людей, имеющих других предков. Это стало возможным лишь вследствие изменения основы коллективных связей. Теперь ее образуют «общие потребности и взаимодействие в их удовлетворении» Кант И. Там же. С. 215., которые не зависят от рода и племени входящих в социальную общность субъектов. Поскольку каждый из индивидов преследует собственные цели, их коллективность подвержена разного рода случайностям и нуждается в более высокой «форме всеобщности» — в государстве. Таким образом, гражданское общество — связующее звено, находящееся между разрозненными индивидами и государством как высшей формы человеческой организации. Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане. Т. 1. С. 211.

Процесс становления гражданского общества охватывает десятки столетий начиная с возникновения элементов гражданского общества в античном мире (Афины, Рим), охватывает такой «очаг» Средневековья, как вольный город Новгород, и идет до развитых общественных систем Европы и Америки в наше время. Становление гражданского общества зависит от степени развитости экономических и правовых отношений, реальности личной и экономической свободы индивидов, действенности механизма общественного контроля за государственно-властными структурами.

Среди множества определений гражданского общества внимания заслуживает определение, данное Т. В. Кашаниной и А. В. Кашаниным, в соответствии с которым «гражданское общество с развитыми экономическими, политическими, правовыми, культурными отношениями между его членами, независимое от государства, но взаимодействующее с ним; это союз индивидов, обладающих развитой, целостной, активной личностью, высокими человеческими качествами (свободы, права, долга, морали, собственности и др.)». Кашанина Т. В., Кашанин А. В. Основы российского права. М., 1997.

К наиболее важным признакам гражданского общества, А. А. Ковалев можно относит следующие. Подробнее см.: Ковалев А. А. Гражданское общество в России: возможность самоорганизации и механизмы правового регулирования: Сб. материалов научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации. М., 2005.

Индивидуальная свобода, предполагающая широкую степень свободы человека — свободу слова, свободу собраний, объединений, передвижения, избирательную свободу, свободу в выборе профессии и т. п. В гражданском обществе каждый индивид имеет возможность при необходимости привлечь государство к суду, а государство не должно вмешиваться в частную жизнь. С учетом роста терроризма и других преступлений в России с целью обеспечения безопасности граждан государство может вмешиваться в личную жизнь. Однако при этом должна быть четко определена та грань, которую государство не должно переходить с целью обеспечения безопасности, чтобы не нарушались права человека. Нам представляется, что определение соотношения обеспечения безопасности граждан и соблюдения их гражданских прав является предметом договоренности государства и общества.

Наличие среднего класса, предполагающее наличие обеспеченной, экономически самостоятельной и независимой прослойки людей, обладающей чувством ответственности перед обществом. Средний класс по сути дела является социальной основой и опорой гражданского общества.

Открытость общества, под которой понимаются свободный обмен информацией в обществе и ее доступность, включая информацию о том, какие вопросы и каким образом решают государство, государственные органы, должностные лица. В таком обществе отсутствует культ секретности, обеспечена свобода печати, критики. В международных отношениях такое общество открыто для сотрудничества, взаимодействия с зарубежными государствами, их юридическими и физическими лицами.

Плюрализм (политический, экономический, идеологический) предполагает, что в таком обществе существует многообразие партий и общественных организаций, форм собственности, идеологических концепций, доктрин, воззрений и государство не навязывает какую-то одну из них, не монополизирует политическую, экономическую или идеологическую сферу жизни.

Самоуправляемость общества предполагает, что люди самостоятельно управляют своими интересами, создают общественные органы и организации, в том числе органы местного самоуправления.

Правовое государство означает, что государство несет по отношению к обществу определенные обязанности, прежде всего обязанность закрепить законами и гарантировать естественные права человека. Граждане в таком обществе должны уметь уважать право. Право является приоритетом как для граждан, так и для государства, его должностных лиц.

Исходя из сказанного выше можно вывести следующее определение гражданского общества: гражданское общество — это свободное, демократическое, правовое общество, ориентированное на человека, выражение его интересов, защиту его прав, обеспечение контроля за деятельностью государства.

Из всех перечисленных признаков гражданского общества наиболее важным, на наш взгляд, является правовое государство. Этот признак мы рассмотрим более подробно.

На определенном этапе современные развитые государства становились правовыми, хотя отдельные элементы (признаки) правовых государств стали возникать в них давно. Сам же термин «правовое государство» впервые появился в работах немецких ученых в первой половине XIX века. Предпосылками учения о правовом государстве можно считать идеи древних философов (Аристотеля и др.) о незыблемости и верховенстве закона, необходимости соответствия закона праву. Немецкий философ Иммануил Кант определял государство как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам».

Таким образом, одна из главных идей в концепции правового государства состояла и состоит в том, что государство должно быть ограничено правом, само должно подчиняться праву, не может «перешагивать» через право, обязано закрепить основные права граждан законами и гарантировать соблюдение этих прав.

Элементы (признаки) правового государства возникали там, где общество имело стойкие демократические, правовые, политические, культурные традиции. Судебные системы Англии и Франции появились и оформились, потому что существовало право вассала на публичный суд, который должен был твориться не господином, а каким-то третьим лицом.

Считается, что практическое воплощение некоторых элементов правового государства в Англии началось в 1328 году, когда был принят так называемый Нортхэмптонский статут (закон), в соответствии с которым никакое королевское распоряжение не может повлиять на ход правосудия. Этот закон по сути дела послужил также началом разделения властей на королевскую законодательно-исполнительную и королевскую судебную.

Необходимым элементом правового государства является система сдержек и противовесов, уравновешивающая ветви власти, их разделение. Идеи разделения властей, как известно, были высказаны и развиты Шарлем Луи Монтескье (1689 — 1755). Он, в частности, указывал, что нет свободы, если исполнительная и законодательная власти соединены; судебная власть должна быть отделена, иначе воцарятся произвол и угнетение.

Краткий анализ сказанного позволяет определить основные элементы (признаки) правового государства. К ним, в частности, относятся следующие.

Приоритет права, верховенство права, полнота права предполагают, что праву подчиняется не только общество, но и государство (ограничение власти правом); в правовой системе государства наличествуют все необходимые законы: конституция, законы, гарантирующие права человека и гражданина.

Наличие общественного договора между властью и обществом. Конституция выступает как своего рода общественный договор между властью и обществом, по которому за обеими сторонами закреплены определенные права, обязанности, взаимная ответственность.

В правовом государстве признается суверенитет народа; народ передает часть своего суверенитета государству. На протяжении большей части своей истории государства выступали по отношению к обществу в роли «хозяина», «надсмотрщика», «господина», «начальника». В правовом государстве роль государства кардинально меняется: оно становится партнером, своеобразным «менеджером» (управленцем), которого общество нанимает для ведения общих дел.

Разделение властей, предполагающее, что власть разделена на три ветви — законодательную, исполнительную и судебную. Такое разделение называется горизонтальным разделением властей. В правовом государстве власть не должна быть сосредоточена в одних руках, существуют демократические процедуры передачи власти, контроля над властью. В государстве обеспечивается система сдержек и противовесов между ветвями власти. Наряду с «горизонтальным» разделением властей должен осуществляться также принцип «вертикального» разделения на два уровня власти между федерацией и ее субъектами.

Правовое обеспечение прав человека и гражданина, предусматривающее существование в государстве системы юридических гарантий прав человека и гражданина. Таким образом, естественные права получают закрепление в позитивном праве. В правовой системе сочетаются два типа правового регулирования: действия гражданина регулируются по принципу «разрешено все, что не запрещено законом», действия государства — по принципу «запрещено все, что не разрешено». Иными словами, государство, его органы и должностные лица вправе принимать решения и действовать только в пределах своей компетенции. Государство и право ориентированы на человека, его благосостояние и благополучие являются высшей целью государства.

В неправовом государстве, являющемся противоположностью правового, государство встает над личностью и правом. По отношению к таким государствам часто используется термин «полицейское государство». Наиболее характерными признаками неправового государства являются следующие.

В неправовом государстве осуществляется мелочная опека над гражданами; административный аппарат является громоздким и нацелен на всеохватное регулирование всего и вся. В сферу регулирования могут попасть вопросы брака, семьи, обучения и т. п. В таких условиях личность становится принадлежностью государства, из субъекта права превращается в объект власти.

Сильное имущественное расслоение общества. В неправовом государстве существует значительный имущественный разрыв между «верхами» и «низами», отсутствует сколько-нибудь заметная прослойка среднего класса. Государство либо не ставит задачу улучшения благосостояния общества, либо ставит, но на практике не стремится реализовать ее.

Ограничение свобод личности, прав человека. В неправовом государстве не обеспечиваются права и свободы человека и гражданина.

Как обстоит дело с правовым государством в Российской Федерации?

В начале 1990-х годов появилось и стало доминировать такое мнение о преобразованиях в правовой области, в соответствии с которым многое, что необходимо для утверждения в жизни правового государства, уже достигнуто. Нужно только принять новую Конституцию, принять несколько законов по нерешенным вопросам, а там дело лишь за тем, чтобы обеспечить их реальное действие, полное фактическое применение, — и наступит эра правового государства, окажутся созданными надлежащие условия для демократии и рыночного хозяйства.

Однако такое мнение оказалось иллюзорным. Законодательные преобразования, осуществленные в 1989 — 1992 годах, при всей значительности перемен не могут быть оценены однозначно. Они не дали ожидаемых результатов, не привели к кардинальным изменениям в обществе. Причин тому несколько.

Во-первых, во многих случаях сами законы оказались половинчатыми, не содержащими действенных юридических механизмов, обеспечивающих их осуществление, фактическое претворение в жизнь (в частности, в законы о собственности не были заложены механизмы, способные юридически обеспечить ее разгосударствление).

Во-вторых, возник параллелизм в законах, вспыхнула «война законов», что парализовало законодательные инициативы. Особенно проявилось это во второй половине 1991 года, когда союзные республики еще существовавшего тогда союзного государства конституировали себя в качестве суверенных государств (Татарстан, Башкортостан и др.).

В-третьих, отстали в своем реформировании правоохранительные органы и в первую очередь органы правосудия.

В-четвертых, несмотря на крушение в 1991 году партократической власти и имперской государственности, вплоть до осени 1993 года российское право оставалось неразвитой юридической системой, «застрявшей» по основным своим характеристикам на ступени права власти. Особо негативное значение имеет то обстоятельство, что эта система отличалась в целом опубличенным, огосударствленным характером.

Наряду с указанными обстоятельствами одно из слабых мест в сложных процессах становления российского права как важнейшего звена формирующегося гражданского общества — это отсутствие достаточно обоснованной, выверенной теорией и практикой правовой политики в России. Хотя принимаемые в этом отношении меры подчас и носили название реформ (например, судебная реформа), многие государственные акции в этой области нередко имели случайный, поверхностный характер, были лишены единой стержневой линии, четких ориентиров и приоритетов.

Крупные, в сущности первые, по-настоящему значительные законодательные акты, способные заложить прочный фундамент современного российского права, были приняты после октября 1993 года. Это прежде всего Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Консультант Плюс. Законодательство. Гражданский кодекс. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. от 30. 11. 1994 г (ред. от: 21. 07. 2014) // Консультант Плюс: Законодательство.

Эти акты заложили некоторые исходные элементы права современного гражданского общества. Для них характерны либерально-демократическая направленность конституционных, законодательных установлений, тенденция к возвышению личности, прав человека, к известному ограничению государственного вмешательства в жизнь общества, к более высокому статусу правосудия.

Важным положением российской Конституции является ст. 15 (п. 4), в соответствии с которой международно-правовые нормы стали частью правовой системы России. В случае конфликта национальных норм и норм международного права действуют нормы международного права, т. е. установлен примат международного права над внутригосударственным.

Гражданский кодекс, вышедший в четырех частях, заложил достаточно прочную нормативную базу для урегулирования вопросов, возникающих в области международного частного права, т. е. отношений между юридическими лицами с иностранным элементом.

Однако в самой правовой материи, которая должна образовать основу современного российского права, имеются существенные недостатки.

Так, в Конституции 1993 года положения о фундаментальных правах человека оказались не только отодвинутыми с заглавного места, но и «перемешанными» с социально-экономическими правами гражданина, которые ставят человека в зависимость от власти. Из окончательного текста исчезли и такие ключевые моменты, как «выводимость» прав человека из его достоинства, и о том, что частная собственность является естественным правом человека.

Недостаточно четко прописаны в Конституции вопросы разграничения полномочий и ответственности Федерации и ее субъектов, осуществляемого через выделение в Конституции так называемых предметов ведения (ст. ст. 71 — 73). Конституция законодательно определяет только предметы ведения Федерации (ст. 71) и предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов (ст. 72). В то же время предметы ведения субъектов Федерации не имеют прямого конституционного закрепления и вне пределов ведения Российской Федерации субъектов обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73). Такой подход и порождает, по нашему мнению, перманентные диспропорции и кризисы в развитии федеративных отношений в Российской Федерации, которая фактически пытается функционировать как федерация без четкого конституционно-правового закрепления статуса ее субъектов. Основное практическое следствие данного пробела в действующем законодательстве — отсутствие законодательных основ формирования финансово-экономической базы полномочий и ответственности субъектов Федерации, которые не затрагиваются Конституцией Российской Федерации.

До сих пор остается лишь декларируемой задачей проведение основательной судебной реформы, которая привела бы к формированию в России независимого и сильного правосудия.

Каковы же пути «очеловечения» права, возвращения права к его истинному, цивилизованному облику и предназначению, столь необходимым в свободном демократическом современном гражданском обществе?

В связи с этим можно выделить три аспекта проблемы, соответствующие основным институтам и принципам, способным возвысить право, придать ему такой статус, когда оно может стать над властью.

Первый аспект касается воссоздания частного права, предоставления ему достойного места в правовой системе. Частное (или гражданское, цивильное) право, в значительной мере огосударствленное при советском режиме, является своеобразной правовой сферой, куда, за исключением случаев, предусмотренных законом, заказан вход государству. Это сфера юридического господства частных лиц, решения которых становятся юридически обязательными: государство обязано их поддерживать, обеспечивать. Частная собственность, предпринимательство, экономическая свобода, да и вообще свобода в обществе невозможны без частного права. В правовой системе демократического общества на первое место выходит именно частное (гражданское) право.

Второй аспект связан с приданием общепринятым фундаментальным правам и свободам человека определяющего значения, центра демократической правовой системы. Движение российского законодательства в этом направлении уже обозначилось с достаточной определенностью. Как отмечалось выше, определенный позитивный шаг сделан в Конституции Российской Федерации, в которой закреплено непосредственно юридическое действие прав человека. Необходимо в связи с этим еще раз подчеркнуть, что именно общепризнанные права и свободы человека должны стать отправной точкой, жестким критерием правового обустройства общества. Необходимость эффективной государственной власти с этих позиций должна реализовываться так, чтобы даже в перспективе, в непредсказуемых изломах политической жизни сильная власть никогда ни в чем не могла стать угрозой для свободы людей, неотъемлемых прав человека.

Третий аспект связан с резким повышением роли суда в жизни общества. Ситуация в этой области представляется сложной и даже обманчивой, поскольку может сложиться впечатление, что с созданием Конституционного Суда проблема третьей власти в России исчерпана. Между тем третьей властью является вся система правосудия, во всех ее отправлениях. В связи с этим приходится признать, что все иные суды — и общие и арбитражные — продолжают находиться на обочине государственно-правовой жизни, не обрели в ней высокого, достойного положения. Опыт демократических стран, причем не только англо-американской правовой системы, свидетельствует, что высокий уровень правового развития достигается в обществе тогда, когда суд, опираясь на конституцию, на закон, на закрепленные в законе основополагающие правовые принципы, общепризнанные права человека, тоже «творит право». Поэтому настало время рассмотреть вопрос придания решениям высших судебных инстанций функций судебного прецедента.

Отмеченные аспекты «очеловечения» права должны с опорой на российскую Конституцию найти выражение в законах, реализовываться в правовом бытии. Но прежде всего, на наш взгляд, нужны концептуальное уяснение самой проблемы, сдвиг в понимании права демократического общества, фундаментальные перемены в правовом мировоззрении и правовой политике России.

С.С. Алексеев считает, что «гражданское общество — это общество свободных индивидов». Алексеев С. С. Теория государства и права. М., 1997. С. 89. В экономическом плане сказанное означает, что каждый индивид является собственником. Он реально обладает теми средствами, которые необходимы для его нормального существования. Он свободен в выборе форм собственности, определении профессии и вида труда, распоряжения результатами своего труда. Вслед за Гегелем можно сказать, что гражданское общество — это сообщество частных собственников, которые независимо от своего социального статуса, религиозных и политических воззрений, расовой, этнонациональной принадлежности и т. д. в юридически-правовом отношении равны перед законом. Члены гражданского общества вправе преследовать свои интересы с помощью всех тех средств, которые предусмотрены законом, выбирать род занятий и профессию, место проживания и т. д.

Разумеется, в современных условиях эта роль частной собственности нуждается в определенном переосмыслении, но фактом остается то, что свобода выбора в важнейших сферах жизни, в том числе и политической, предполагает свободу экономического выбора, что в свою очередь предполагает наличие альтернативных источников получения средств к существованию. Система отношений собственности, или система имущественных отношений, а также отношения купли-продажи во всех их проявлениях фиксируются в системе гражданского права, реализация которой обеспечивается государством.

В социальном плане принадлежность индивида к определенной социальной общности (семья, клан, класс, нация) не является абсолютной. Он может существовать самостоятельно, имеет право на достаточно автономную самоорганизацию для удовлетворения своих потребностей и интересов. Политический аспект свободы индивида как гражданина заключается в его независимости от государства, т. е. в возможности, например, быть членом политической партии или объединения, выступающих с критикой существующей государственной власти, вправе участвовать или не участвовать в выборах органов государственной власти и местного самоуправления. Обеспеченной свобода считается тогда, когда индивид через определенные механизмы (суд и т. д.) может ограничивать своеволие государственных или иных структур в отношении себя. Иными словами, гражданское общество суть открытое социальное образование, в котором обеспечивается свобода слова, включая свободу критики, гласность, доступ к разного рода информации, право свободного въезда и выезда, широкий и постоянный обмен информационными, образовательными технологиями с другими странами, культурное и научное сотрудничество с зарубежными государственными и общественными организациями, содействие деятельности международных и иностранных объединений в соответствии с принципами и нормами международного права. Гражданское общество привержено общегуманистическим принципам и открыто для взаимодействия с аналогичными образованиями в планетарном масштабе.

С типологической точки зрения гражданское общество — это своего рода социальное пространство, в котором люди связаны и взаимодействуют между собой в качестве независимых как друг от друга, так и от государства индивидов Ковалев А. А. Международная защита прав человека: учебное пособие. М.: Статут, 2013. 591 с. С. 451. Это система обеспечения жизнедеятельности социальной, социокультурной и духовной сфер, их воспроизводства и передачи от поколения к поколению, система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и отношений, которые призваны обеспечить условия для самореализации отдельных индивидов и коллективов, реализации частных интересов и потребностей, будь то индивидуальных или коллективных. Вступая в систему общественных отношений, отдельный индивид не утрачивает своего личностного начала, своей безусловной значимости. С точки зрения нравственной личность не должна превратиться в простое средство, для которого высшей целью является общество. Общество — это союз личностей, и вне этого союза оно лишено всякого смысла. Качество общества зависит от качества составляющих его личностей, имеющих свою волю, свои устремления, нравственные ориентиры на формы общественной жизни. Здесь одно из двух — либо режим всеобщего принудительного согласия, исключающий какое-либо несогласие с намеченными целями общества, либо условия для полного проявления творческих возможностей каждого индивида, всяких противоречий и конфликтов, без чего невозможно представить себе прогрессивное развитие общества. Поэтому естественно, что формирование гражданского общества неразрывно связано с формированием идеи индивидуальной свободы, самоценности каждой отдельно взятой личности. С этой точки зрения основополагающее значение имели формирование и подтверждение в Новое время идеи о прирожденных, неотчуждаемых правах каждого человека на жизнь, свободу и стремление к счастью. Не удивительно, что мыслители Нового времени объявили потерявшими силу все формы наследственной власти и сословных привилегий. Они поставили на первое место свободу и естественные способности отдельного индивида как самостоятельной, независимой единицы социального действия. Лежащий в основе этого подхода индивидуализм развивался рука об руку с гуманизмом, с идеей человеческой свободы, плюрализмом мнений и убеждений, стимулировал их, стал как бы их основанием, подпоркой. Здесь ударение делается на самоценность индивида, на его свободу выбирать формы и сферы своей деятельности и т. д.

1.2 Феномен государства в контексте гражданского общества

Исторически государство рассматривается как явление, противостоящее гражданскому обществу. Антагонизм интересов служил объяснением такой трактовки у Дж. Локка. Ж-Ж. Руссо и другие ученые углубили понимание трактовки «двух публичных» сторон в жизни людей: между ними либо вечный конфликт и борьба, либо отношения соподчинения первого второму на основе договора или конституции. Теперь развивается теория «сервисного» государства, по которой оно является корпорацией по оказанию публичных услуг.

Анализ этих концепций дан Ю. А. Тихомировымв книге «Государство». Тихомиров Ю. А. Государство. М., 2013. В данной же работе мы лишь подчеркнем, что государство есть особый институт общества, которому оно поручило выполнение общих дел. Собственно гражданское общество, основанное на равенстве прав граждан и их публичном приоритете, является производителем материальных и духовных благ и призвано заботиться о безопасности всех и каждого, решать общественные вопросы и контролировать государственные институты.

Конституционное государство может функционировать только в условиях гражданского общества, являющегося неотъемлемым атрибутом конституционного государства и гарантией его существования, поскольку только гражданское общество обладает способностью контроля за властью.

Гражданское общество охватывает совокупность моральных, правовых, экономических, политических отношений, включая собственность, труд, предпринимательство, организацию и деятельность общественных объединений, воспитание, образование, науку и культуру, семью как первичную основу общежития, систему средств массовой информации, неписаные нормы этики, многие конкретные стороны политического режима.

Гражданское общество отождествляется в целом со сферой частных интересов и потребностей. Именно в его рамках реализуется большая часть прав и свобод человека.

Однако, как отмечает О. Е. Кутафин, «…гражданское общество нельзя представить себе как мир изолированных индивидов. Оно не арифметическая сумма составляющих его субъектов, а их совокупность, образующая его сущностное единство. Последнее состоит в том, что в гражданском обществе действуют разнородные социальные силы, институты, организации и т. д., объединенные общим стремлением к совместной жизни». Кутафин О. Е. Российский конституционализм. // - М.: НОРМА, 2008. С. 240.

Понятие «гражданское общество» возникло в Древней Греции. Оно как философское определение дано Аристотелем, который, перед тем как определить, что есть государство, считал необходимым объяснить понятие «гражданин», ибо государство есть не что иное, как совокупность граждан, гражданское сообщество Аристотель. Политика. // -М.: 2005. Из этого нередко делается вывод, будто «государство» и «гражданское общество», по Аристотелю, синонимы.

«Между тем, — писал З. М. Черниловский, — вчитываясь в «Политику» Аристотеля, приходишь к выводу, что истинное государство, а следовательно, и составленное из граждан сообщество существует только там, где верховная власть действует в интересах всеобщего блага, т. е. в государствах, которые греческий философ называет правильными. Иначе говоря, в таких, где лица, признаваемые гражданами (не рабы, не неполноправные), могут принимать «равное участие во всех выгодах общественной жизни». Черниловский З. М. Гражданское общество: опыт исследования / З. М. Черниловский // Государство и право. 1992. N 6. С. 48.

З.М. Черниловский считал возможными и допустимыми несовпадающие воззрения на отношения между античным государством и обществом. «Одни исследователи, — отмечал он, — полагают, что между ними не существовало разделения, и значит, и то и другое может быть воспринято как части целого. Другие, напротив, доказывали, что государство находилось на службе гражданского общества, третьи — что гражданское общество контролировалось и модифицировалось по воле государственно-правовых интересов и, таким образом, превалировало не общество, а государство. Вынужденный к выбору, я, хотя и не без колебаний, принимаю последнее воззрение как наиболее адекватное реалиям античного полиса» Там же. С. 148.

По мнению З. М. Черниловского, концепции гражданского общества придерживались и авторы Великой хартии вольностей 1215 г., из которой вышли не только английские и французские декларации, но и некоторые фундаментальные принципы, ограничивающие вмешательство государственной власти в дела общества и индивидаЧерниловский З. М. Указ. соч. С. 144.

Никколо Макиавелли гражданское общество представлял совокупностью противостоящих интересов — классовых, сословных, партийных. Здесь нет, считал он, почвы для демократии, ибо последняя требует от народа должной этической основы — благородства, чести, отваги во всем, что относится к защите общественного интереса, тем более республиканского строя. Иначе говоря, достойное сообщество свободных индивидов. Он подчеркивал, что общество, пораженное стяжательством и только с этим связывающее свое благополучие, не способно ни создать республиканскую форму правления, ни тем более защитить ее. Пассивное общество, изредка откликающееся на сопротивление непосильному гнету, не может считаться гражданскимАрато А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание — направление для дальнейших исследований // Полис. 1995. N 3. -. С. 14.

В отличие от Н. Макиавелли, Г. Гроций возвращается к античной модели гражданского общества. Опираясь на модифицированную концепцию естественного права, Г. Гроций рассматривает государство, возникшее на его основе, как необходимый институт, служащий охране гражданского общества. Вместе с тем основой учения Г. Гроция служила все-таки отдельная личность, а не общество в целом.

В сочинениях Гоббса, Локка, Руссо и других мыслителей раннекапиталистической эпохи был поставлен ряд проблем, порожденных распадом феодальных структур и постепенным переходом к отношениям свободной конкуренции равноправных собственников: как обеспечить гражданский мир и частные интересы, личную свободу граждан; как гарантировать устойчивое функционирование демократических институтовСм., например: Ромашов Р. А. Общество и государство: концепция Дж. Локка: Дис. … канд. юрид. наук. // СПб., 1995. Они считали необходимым, чтобы люди, пребывающие в хаотическом («естественном», как они его называли) состоянии, когда каждый действовал по собственному произволу, объединились на договорных началах в «политическое или гражданское общество», наделив его определенной властью. При этом гражданское общество они отождествляли с государством.

Однако смешение и даже отождествление гражданского общества и государства не было случайным. Во-первых, они исходили из того, что государство в целом возникло из потребностей развития общества, а во-вторых, они отождествляли с гражданским обществом не всякое государство, а лишь такое, которое основано на общественном договоре, выражает интересы граждан.

В XVIII в. некоторые авторы начинают проводить различие между государством и гражданским обществом. Наиболее последовательным в этом отношении был В. фон Гумбольдт, который выделял три главных различия между государством и гражданским обществом: систему национальных общественных учреждений, формируемых снизу самими индивидами, и систему государственных институтов; «естественное и общее право» и позитивное право, создаваемое государством; «человек» и «гражданин». При этом подчеркивалось, что чем значительнее объем и шире размах действий государственной власти, тем меньшей свободой располагают индивиды и их объединенияКутафин О. Е. Указ. соч. С. 247.

Переход от Средневековья к Новому времени привел к формированию гражданского общества и осознанию того, что, кроме различий между ними и сугубо государственными структурами, существуют различия, порожденные идеями о свободе человека как гражданина общества, независимого от государства.

Постепенно различия между гражданским обществом и государством становятся важным аргументом в борьбе за социальное равенство, гражданские свободы и конституционное государство и получают развернутое освещение в программном документе Великой французской революции — Декларации прав человека и гражданина.

Особая заслуга в разработке концепции гражданского общества принадлежит Г. Гегелю, который пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию в диалектическом движении от семьи к государству в длительном и сложном процессе исторической трансформации от Средневековья к Новому времени. Один из принципов гражданского общества Гегель видел в том, что конкретное лицо есть для себя особенная цель и целостность потребностей Гегель Георг Вильгельм Фридрих. Философия права. АН СССР. // -М.: Изд-во «Мысль», 1990. С. 227. Если государство представляет собой единство различных лиц, единство, выражающееся в общности, то в гражданском обществе — каждый для себя Гегель Г. В. Фридрих. Философия права. С. 228. Именно это общество охраняет и защищает индивида, личность от излишней опеки, тем более произвола государства, его вмешательства в частную жизнь человека и гражданина.

Социальная жизнь, характерная для гражданского общества, радикально отличается от этического мира семьи и от публичной жизни государства, образуя необходимый момент рационально структурированного политического общества. Социальная жизнь, по Гегелю, включает рыночную экономику, социальные классы, корпорации, институты, в задачу которых входят обеспечение жизнедеятельности общества и реализация гражданского права.

Гражданское общество, подчеркивал Гегель, это комплекс частных лиц, классов, групп и институтов, взаимодействие которых регулируется гражданским правом и которые прямо не зависят от самого политического государства.

Гегель считал, что гражданское общество содержит в себе три следующих момента: систему потребностей, удовлетворяемых посредством работы «единичного» и «всех других»; всеобщую свободу и покровительство собственности посредством правосудия; обеспечение особенного интереса как части общего посредством полиции и корпораций.

Для Гегеля в праве предметом является лицо, с моральной точки зрения — субъект, в семье — член семьи, в гражданском обществе — гражданин вообще. И только в том, что касается жизненной цели, деятельности, которая его интересует, в склонностях, страстях, мнениях и т. п. лицо выступает как человек.

Понятие «гражданское общество» использовалось и в русской дореволюционной юридической литературе (Чичерин, Градовский, Сергеевич и др.) См.: Резник Ю. М. Гражданское общество как феномен цивилизации. // -М., 1993. С. 133 — 166. Так, Б. Н. Чичерин считал гражданское общество совокупностью частных отношений между лицами, управляемых гражданами или частным правом. Кроме отдельных лиц сюда он относил и образуемые ими частные союзы. С этой точки зрения, указывал он, семейство входит в состав гражданского общества, хотя оно имеет свои собственные, специально ему свойственные начала.

Но и здесь, по его мнению, право устанавливает только формальную сторону общежития. Содержание его составляют определяемые правом интересы — материальные и духовные. Интерес есть цель, которую ставит себе человек; правом же определяется область его свободы, т. е. возможность преследования этих целей совместно со свободой других. Правом устанавливаются границы, в которые интерес вносит жизненное содержание. При общении людей из этого возникает живое взаимодействие интересов, которые, соединяясь и разделяясь, образуют бесконечно разнообразное стечение частных отношений. Совокупность их и есть то, что называется гражданским обществом, или просто обществом в отличие от государства.

По нашему мнению, признать общество только частью государства, а не самостоятельной областью явлений значит признать, что гражданское право есть часть государственного, чего, конечно, ни один юрист допустить не может. Если же общество есть самостоятельная область явлений, управляемых особыми нормами права, то нет сомнения, что эти явления должны быть предметом самостоятельного изучения, а потому и отдельной отраслью науки.

Находясь в государстве и подчиняясь ему внешним образом, общество состоит с ним в постоянном взаимодействии. Оно влияет на государство, так же как последнее, со своей стороны, влияет на него. Но общество не поглощается государством, так же как и семейство им не поглощается, хотя и оно в нем находится и состоит у него в подчинении.

Было бы неправильным представлять гражданское общество, как нечто такое, что остается за вычетом государства, как некий феномен, существующий и функционирующий независимо от государства. Формирование и развитие институтов гражданского общества и политических институтов современного государства шли одновременно и в тесной взаимосвязи, взаимодействии и взаимопереплетении друг с другом, хотя вычленение тех и других институтов и знаменовало собой разграничение друг от друга сферы гражданского общества и сферы политического общества.

В сфере властных отношений гражданскому обществу соответствует правовое государство. Последнее призвано с помощью закона обеспечить условие для существования и функционирования гражданского общества, основных его институтов, принципов и ценностей. В то время как гражданское общество представляет собой комплекс частных, противоречащих друг другу интересов, правовое государство как выражение всеобщей воли призвано принимать и совмещать друг с другом эти интересы.

2. Проблемы формирования гражданского общества в современной России

2.1 Соотношение государства и гражданского общества в современной России

Выше нами была рассмотрена теоретическая модель взаимного функционирования гражданского общества и правового государства. Следует признать, что реальное функционирование государства порождает в обществе немало критических оценок. Приведем данные социологического опроса из доклада экспертов Центра стратегических разработок «Изменения политических настроений россиян после президентских выборов», опубликованного на его сайте 23 октября 2012 г.

На вопрос о том, какова цель сегодняшней российской власти, 29% опрошенных ответили, что власть не может объяснить свои цели народу, 26% - что цель власти — личное обогащение, 22% - что власть не хочет объяснять свои цели народу, 15% - что власть хочет построить сильное авторитарное государство и лишь 12% - что власть хочет построить сильное демократическое государство с либеральными ценностями. Таким образом, если суммировать первые четыре позиции, получается, что подавляющее большинство респондентов полагают, что власть так или иначе работает в своих интересах. Особый интерес вызывает высказанная опрошенными позиция о том, что власть не может объяснить свои цели народу: то ли сама не понимает, по какому курсу ведет страну, то ли боится озвучить свою позицию народу, то ли не в состоянии ее высказать и публично отстаивать.

В соответствии с методикой оценки положительных и отрицательных характеристик российской власти были получены следующие результаты. Заслугами сегодняшней российской власти, отмеченными более чем половиной респондентов, являются: стремление решить демографическую проблему — выплаты на рождение ребенка, материнский капитал, попытка поднять рождаемость в стране (57%); способность «красиво говорить» (54%); борьба с терроризмом (53%); развитие высоких технологий (51%).

К худшим проявлениям российской власти, также отмеченным не менее чем половиной опрошенных, относятся: постоянный рост цен на ЖКХ (94%); плохое решение жилищного вопроса (81%); развал экономики и сельского хозяйства (75%); постоянные разговоры о борьбе с коррупцией и отсутствие реальных действий (70%); стремление любыми путями удержаться у власти (67%); клановость (66%); введение ЕГЭ (64%); неумение наладить законность и порядок в стране (62%); плохой контроль над исполнением указаний (62%); стремление делать «как лучше для себя» (58%); снижение количества бюджетных мест в вузах (58%); несоблюдение законов собственной страны (57%); неэффективная социальная политика (53%); оглупление народа (52%); оторванность от народа (51%). Тихомиров Ю. А. Гражданское общество в фокусе права // Журнал российского права. 2013. № 10. С. 35 — 45.

Признавая, что формирование гражданского общества в разных странах происходит неодинаково, применительно к России следует признать, что государственно-организованное начало в нашей стране всегда было сильнее, и сейчас оно не находится в фокусе гражданского общества в полной мере. Обсуждение в 2012 г. в Счетной палате РФ и в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Р Ф проблемы общественного контроля выявило его слабость, несмотря на наличие соответствующих институтов. Стародубова О. Е. Общественный контроль: правовая поддержка // Журнал российского права. 2013. № 2. Общество имеет главный потенциал страны: это люди, язык, культура, традиции, природа. Отсюда и понимание права, которое охватывает новые сферы в режиме правового пространства" с присущим ему комплексом национальных и международных регуляторов. Право все в большей степени должно быть ориентировано на пробуждение, формирование и активизацию граждан как определяющую гуманистическую характеристику состояния и жизнедеятельности общества.

Для того чтобы понять, в правильном ли направлении развивается гражданское общество в России (и развивается ли оно вообще или это производимая государством имитация его развития) и какие меры должно предпринять государство для поддержки гражданского общества, следует обратить внимание на некоторые статистические данные измерения его состояния. Некоторые из этих данных были обнародованы на сайте Общественной палаты РФ в форме доклада о состоянии гражданского общества в РФ (2008 г.) http: //www. socpolitika. ru/rus/ngo/activity/document252. shtml. (Последующие статистические данные приводятся на основании из этого доклада)..

Говоря о состоянии гражданского общества, следует иметь в виду как формализованные, так и неформализованные его проявления. При этом сама формализация гражданского общества в какие-либо институты есть показатель его зрелости и способности более целенаправленно и эффективно выражать и реализовывать свои интересы. В настоящее время в связи с экономическим кризисом, происходящим в России можно предполагать дальнейшее снижение количества фондов, общественных движений и общественных организаций, поскольку в жизни большинства людей начинают доминировать и актуализироваться экономические интересы. Минимизация расходов в условиях этого экономического кризиса плохо сочетается с различной благотворительной деятельностью, даже если она стимулируется государством. А если учесть, что в плане государственной поддержки этой деятельности происходит как раз все наоборот, можно смело прогнозировать не рост, а сокращение общественных фондов. Отметим, что по наблюдению профессора А. А. Уварова, со вступлением в силу главы 25 «Налог на прибыль организаций» Налогового кодекса РФ оказались отмененными льготы для коммерческих структур, участвующих в благотворительной деятельности: средства, направляемые на такую деятельность, налогооблагаемую прибыль не уменьшают. В результате значительная часть средств, идущих на благотворительные цели, до адресатов не доходит, ее забирают налоги. Более того, на практике получается, что при направлении и получении безвозмездной помощи налог уплачивается дважды — сначала благотворителем, а потом получателем Уваров А. А. Тенденции развития гражданского общества в России / А. А. Уваров // Российская юстиция. -2009. — N 7. — С. 26.

Среди общественных организаций следует ожидать некоторого оживления деятельности профсоюзных организаций, которые в связи с массовыми увольнениями трудящихся, случаями задержки выплаты заработной платы, сокращением социальных льгот, изменениями условий труда в сторону его интенсификации и др. вынуждены будут как-то оправдывать свое предназначение защитников прав трудящихся. Что касается некоммерческих объединений экономической сферы, в частности объединений крестьянских (фермерских) хозяйств, потребительских кооперативов и т. п., то логика необходимости мобилизации производителей против общей угрозы экономического кризиса диктует такое их поведение, которое бы сплачивало и объединяло их усилия, вырабатывало и реализовывало бы общие конструктивные подходы для преодоления трудностей производственной и связанной с ней иной экономической деятельности.

Гражданская активность — это лишь один из индикаторов оценки состояния гражданского общества. Важным является прежде всего вопрос о том, каковы объекты приложения этой гражданской активности. Выше рассматривались только позитивные и формализованные аспекты гражданской активности, но, как известно, в гражданском обществе имеют место и неформальные проявления как конструктивного, так и деструктивного характера. О тенденциях их развития говорить намного сложнее, поскольку их появление может быть следствием как общей политики нашего государства (в широком значении), так и следствием пробелов и противоречий в законодательстве (в специальном значении). Необходимо отметить, что пробел в законодательстве не всегда так очевиден, как противоречие, и может восполняться действием общих принципов законодательства, а также преодолеваться аналогией закона и аналогией права. Неформальные общественные проявления гражданского общества свидетельствуют о неурегулированности определенных отношений в ракурсе «конкретные права — конкретные обязанности». Но это не значит, что такие общественные проявления не находятся под воздействием общих правовых принципов, определяющих взаимоотношения государства, гражданского общества и человека. Данные общественные проявления также находятся в правовом поле и развиваются в определенном направлении, заданном этими правовыми принципами. Возможно, что это и есть естественная правовая среда, в которой только и могут функционировать неформальные проявления гражданского общества, которые, в свою очередь, можно расценивать и как некую промежуточную стадию образования формализованных структур гражданского общества. Излишнее вмешательство в эту среду правовых установлений может погубить зарождающиеся ростки новых общественных структур. Вместе с тем многие из неформальных проявлений гражданского общества так и остаются таковыми, поскольку по своей природе не способны эволюционировать в те или иные формализованные структуры гражданского общества. Полезность таких неформальных структур заключается не только в том, что они потенциально представляют собой новые, более совершенные структуры и институты гражданского общества, но и в том, что они являются своеобразной флорой для питания и дальнейшего развития гражданского общества. В этой связи задача законодателя заключается в том, чтобы обеспечить благоприятный демократический режим функционирования этих неформальных структур, в отдельных случаях стимулируя их проявление и определяя желательное в интересах государства и общества русло их развития. Однако навязанные гражданскому обществу сверху, искусственно созданные государственными органами структуры гражданского общества могут принести только вред, поскольку рано или поздно произойдет отторжение этих структур от гражданского общества, как инородного тела, не способного ассимилироваться в нем. Так, попытки навязать населению муниципальными чиновниками управляемую ими модель территориального общественного самоуправления путем назначения его руководителей, определения круга задач, введения системы отчетов о проделанной работе и т. п. создают у населения на самом деле представление не о реальном территориальном общественном самоуправлении, а об очередной структуре местной администрации муниципального образования.

Проявления гражданского общества могут носить не только позитивный характер. Общий экономический кризис создает среди населения определенные протестные настроения, безработица увеличивает число маргинальных групп населения, оппозиционно или даже враждебно настроенных против представителей публичной власти и установленных ими порядков. Снижается роль действующих в рамках законодательства формализованных общественных структур гражданского общества и повышается роль стихийных, хаотичных проявлений неформальных структур гражданского общества. В этой ситуации государство вынуждено будет принимать меры, ограничивающие некоторые права и свободы граждан, которые они реализуют в качестве членов гражданского общества.

В немалой степени приведенным негативным тенденциям в обществе также способствует пресловутый правовой нигилизм, упомянутый выше. Следует признать, что развитию данного деструктивного явления в значительной степени способствует не только незнание законов и некое абстрактное неверие власти, но и конкретные случаи подчас вопиющего несоблюдения законодательных требований конкретными государственными служащими. Особенно остро данная проблема проявляет себя в действиях отдельных представителей судебной власти.

По нашему мнению, в условиях объективного и беспристрастного правосудия, основанного исключительно на букве закона и осуществляемого без учета политической, идеологической или иной конъектуры, а тем более, некой сомнительной «солидарности» с представителями исполнительной ветви власти, произвол последней неизбежно был бы ограничен, причем в значительной степени. Его проявления носили бы единичный характер и не могли бы причинить значительного ущерба охраняемым законом правами и интересам граждан, поскольку в условиях независимого правосудия существовала бы реальная возможность противодействовать неправомерным действиям чиновников путем их судебного обжалования. Очевидно, что в подобной ситуации неверие в силу закона — одни из основных источников правового нигилизма, значительно ослабло бы. Каждый неправомерный акт представителя власти, отмененный судом, лишь укреплял бы в обществе осознание того, что закон действительно работает и он един для всех. Самые вопиющие примеры некомпетентности, злоупотребления должностными полномочиями и проявления так называемой «палочной системы», когда ради отчета о высоких показателях нарушаются права граждан, иного произвола государственных служащих, не способны в значительной мере поколебать правосознание граждан, которые, имея на то объективные основания, уверены, что существует, реальная возможность защитить свои права в суде от любого проявления беззакония.

В свою очередь подобная гражданская позиция, несомненно, способствовала бы укреплению гражданского общества в положительном, продуктивном ключе. Выстраивая свои отношения с институтами государственной власти с позиции закона и правопорядка, как отдельные представители общества, так и многие его кластеры, в большинстве своем не были бы столь подвержены влиянию всевозможных радикальных течений и идеологий, и в меньшей степени прислушивались бы к разглагольствованиям политических авантюристов, чья деятельность направлена на дестабилизацию социальной обстановки в стране.

К сожалению, объективная действительность рисует диаметрально противоположную картину. На сегодняшний день она такова, что способна подорвать веру в правосудие не только у лиц, далеких в силу своей профессиональной ориентации от правоприменительной практики, но и у действующих юристов. В частности, один из опрошенных нами на условиях анонимности юристов, практикующий, в том числе, в сфере административного права, упоминая о мировых судьях и районных судах в аспекте рассмотрения ими дел об административных правонарушениях, именовал их не иначе, как «судилищами». По его мнению, позиция мировых судей и судей районных судов по делам указанной категории сводится к формуле «Инспектор всегда прав». Данная позиция подтверждается случаями из практики рассмотрения указанной категории дел Березовским районным судом Красноярского края, описанными другим опрошенным нами юристом.

В первом случае суд трижды ответил отказом на письменные заявления лица, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, в ознакомлении с имеющимися в деле доказательствами (видеозаписью с регистратора, установленного в патрульном автомобиле ДПС) до судебного заседания.

Во втором случае суд признал лицо виновным в совершении административного правонарушения, основываясь на таком доказательстве, как составленная инспектором ГИБДД и не подписанная самим указанным лицом, а равно не заверенная подписями понятых в части отказа от подписи указанным лицом, схема совершения обгона. При этом в рамках решения суд не дал никакой правовой оценки имевшейся в деле видеозаписи с видео регистратора, установленного в автомобиле ДПС. Опрошенный юрист связывает это с тем обстоятельством, что на видеозаписи запечатлен порядок совершения обгона, явно отличающийся от того, который отражен на схеме.

Принимая во внимание, что отмена принятого решения чревата для принявшего его инспектора неблагоприятными последствиями по служебной линии, можно утверждать, что в указанных случаях налицо проявление упомянутой выше нездоровой «солидарности» судей с представителями правоохранительных органов вопреки законным интересам граждан, не являющихся субъектами публичной власти.

Разумеется, в достоверности приведенных выше примеров, описанных на условиях анонимности, можно было бы усомниться. Однако, на наш взгляд, предоставленные опрошенными юристами сведения заслуживают доверия, поскольку корреспондируют к случаю из практики Красноярского краевого суда, описанному в рамках Постановления от 12. 03. 2015 по делу № 7-р 187/2015, которым были отменены постановление зам. командира полка ДПС ГИБДД МУ МВД России «Красноярское» № 18 810 024 130 002 620 416 от 24. 08. 2014, фактически вынесенное 18. 11. 2014, и решение федерального суда Центрального районного суда г. Красноярска от 22. 01. 2015 об оставлении данного постановления без изменения, а поданной на него жалобы без удовлетворения, и прекращено производство по делу.

Лицу, в отношении которого было возбуждено данное дело, вменялось совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12. 23 КоАП РФ — нарушение требований к перевозке детей, установленных Правилами дорожного движения. В ходе разбирательства по данному факту на досудебной стадии, вопреки требованиям ст. 26. 11 КоАП РФ о всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела, доводы лица, в отношении которого было возбуждено дело об административном правонарушении, о том, что заднее сиденье его транспортного средства ГАЗ 31 029 не оборудовано ремнями безопасности, не были приняты во внимание. Более того, по словам предоставившего указанное постановление Красноярского краевого суда юриста, который осуществлял подготовку жалоб по указанному делу сначала в районный, а затем в краевой суд, само рассмотрение носило не только формальный, но и крайне небрежный характер.

Такая оценка подтверждается тем обстоятельством, что постановление сотрудника ГИБДД датировано 24 августа 2014 года, при том, что оно содержит описание событий, имевших место 11 ноября 2014 года. Кроме того, в постановлении в качестве года рождения лица, привлекаемого к административной ответственности, указан не наступивший 2977 год.

Тем не менее, Центральный районный суд г. Красноярска не предал значения не только безалаберному составлению постановления, напрямую влияющего на обеспечения прав и законных интересов заявителя жалобы, но и позиции вышестоящего суда по аналогичному делу, ставшему в свое время предметом Обзора судебной практики Красноярского краевого суда по делам об административных правонарушениях за первый квартал 2010 года СПС «Гарант», 2015., в рамках которого было указано, что пункт 22.9 Правил дорожного движения прямо предусматривает, что его нарушение имеет место лишь тогда, когда будет установлена перевозка виновным лицом в автомобиле ребенка в возрасте до 12-ти лет без специального детского удерживающего устройства, позволяющего пристегнуть ребенка с помощью ремней безопасности, предусмотренных конструкцией транспортного средства.

В свете изложенного напрашивается вопрос: чем руководствовался районный суд, игнорируя доводы не только заявителя жалобы, но и вышестоящей судебной инстанции? И это при том, что с момента публикации указанного обзора не изменилась ни сама норма, по поводу которой были даны разъяснения, ни позиция краевого суда относительно ее применения.

Предположительный ответ на данный вопрос можно дать, если принять во внимание тот факт, что как на досудебной стадии, так и в заседании районного суда, заявитель представлял свои интересы самостоятельно. Участие профессионального юриста, со слов последнего — в виду его занятости, ограничилось лишь составлением жалоб в районный и краевой суд соответственно. Данный факт, а также марка упомянутого в материалах дела транспортного средства, явно не относящегося к категории элитных, в совокупности могли создать впечатление о заявителе, как о человеке со средним достатком, не способным позволить себе помощь юриста, стоимость которой могла превышать размер назначенного штрафа, равный трем тысячам рублей. Вероятность того, что указанная помощь хотя бы в части составления жалоб, может быть оказана безвозмездно, очевидно, районным судом не рассматривалась. Соответственно, упомянутая выше позиция районного суда, явно противоречащая позиции краевого суда, которая, к слову, была отражена в жалобе, поступившей в суд первой инстанции, могла быть продиктована предположениями судьи, что заявитель, получив судебный отказ в удовлетворении своей жалобы, посчитает дальнейшую деятельность по отстаиванию своих прав и законных интересов бесперспективной. Руководствуясь данным предположением, а также указанной выше «солидарностью» с представителями правоохранительных органов, судья районного суда намеренно, понимая противоправность выносимого им решения с точки зрения недопустимости нарушения единообразия толкования, вынес решение об оставлении неправомерного постановления сотрудника ГИБДД без изменения, а жалобы заявителя — без удовлетворения.

Восстановление нарушенных прав лица, неправомерно привлеченного к административной ответственности в рассмотренной ситуации было достигнуто исключительно благодаря благоприятному совпадению двух обстоятельств: 1) активной гражданской позиции данного лица, сохранившего намерение защищать свои права даже после неправосудного решения, принятого судом первой инстанции, и 2) возможности получить квалифицированную юридическую помощь на безвозмездной основе. Подобные совпадения, к сожалению, не носят систематического характера. Остается невыясненным процент случаев, когда гражданин прекращает деятельность по защите своих прав потому, что не получает основанной на законе беспристрастной судебной оценки обстоятельств, имеющих значение по делу, лишь в силу того, что последние подтверждают его невиновность.

Изложенное позволяет сделать вывод о ключевой роли деятельности институтов судебной власти, призванных непосредственно воплощать законодательные положения в жизнь, в деле формирования и развития гражданского общества не только в России, но и в любой другой стране. Наличие независимого и беспристрастного правосудия, способного восстановить законность независимо от статуса сторон в споре, выступает непременным условием веры граждан в силу права, в эффективность правовых механизмов разрешения любых возникающих в обществе и между отдельными его членами конфликтов. В свою очередь отсутствие такой веры превращает формирование гражданского общества в нереализуемую декларацию.

В связи с этим предпринятые на сегодняшний день попытки государства политизировать население путем усиления через законодательные акты роли политических партий в управлении делами государства, продиктованные вполне естественным желанием оградить население от всяких рвущихся во власть криминальных личностей, могут оказаться неэффективными. Например, во время встречи 25 февраля 2009 г. с Генеральным прокурором Р Ф Президент РФ поручил ему провести работу по выявлению так называемых «криминальных авторитетов» среди представителей органов муниципальной власти и отстранению их от должности Российская газета. 26. 02. 2009. Работа проведена была, однако представленные выше статистические данные, полученные после реализации поручения Президента Р Ф, не позволяют утверждать о значительном влиянии данной работы на развитие гражданского правосознания и гражданского общества и резком снижении уровня скептицизма и нигилизма по отношению к этим явлениям.

Предполагается, что официально зарегистрированные политические партии должны стать своеобразным фильтром, который бы не пропускал во власть людей, чьи интересы весьма далеки от общих интересов населения и государства. Но даже если данная цель будет достигнута в части формирования законодательных (представительных) органов власти, то это, по нашему мнению, не сможет автоматически оградить исполнительные органы власти от проникновения в них подобных элементов. С другой стороны, эффективное функционирование судебной власти с точки зрения законности и обеспечения прав человека и гражданина может стать мощным внешним фактором оказания давления на неправомерную деятельность отдельных недобросовестных представителей административных органов.

Помимо партийного воздействия широкое распространение на практике получила организация на федеральном уровне общественных советов при исполнительных органах государственной власти. Кроме того, особые надежды государством возлагаются на созданную им Общественную палату РФ, которую предполагается ввести в законотворческий процесс Федерального Собрания Р Ф не на эпизодической, а на постоянной основе. Иными словами, все законопроекты, направляемые в Государственную Думу, будут в обязательном порядке представляться для рассмотрения в Общественную палату РФ. По-прежнему, по вполне понятным причинам, Общественная палата не будет иметь в этом случае каких-либо директивных полномочий, но сам факт отрицательной или положительной оценки ею представляемого на рассмотрение законопроекта, несомненно, будет влиять в качестве авторитетного экспертного заключения на мнение депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации при обсуждении и голосовании по соответствующему законопроекту.

Тем не менее, мы считаем, что при создавшемся положении дел в сфере правосудия, любые попытки развития гражданского общества в России путем просветительской, политической, коммуникативной, общественной и иной деятельности, обречены на провал. Чем больше отдельно взятый гражданин впитает в себя информации о ценностях гражданского общества ио действиях властных структур, направленных на его формирование, тем более болезненно будут им восприниматься случаи попрания данных ценностей государственными, и прежде всего — судебными органами. И тем сильнее, в последствие, у него укоренится скептическое, а затем и нигилистическое отношение к любым официальным призывам и программам развития гражданского общества, в том числе к попыткам создания общественно-консультативных структур при органах государственной власти. В масштабах страны это способно дать значительный толчок к росту основанных на популизме, контрпродуктивных, примитивных по своему содержанию политических идей, противоречащих идеалам гражданского общества и способных принести непоправимый вред обществу и государству в случае их реализации.

Отсюда следует вывод о необходимости коррекции ситуации, создавшейся в современной российской системе правосудия. Принимая во внимание положение ч. 1 ст. 5 Федерального конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // СПС «Гарант». 2015. (далее: Закон о судебной системе) о независимости судей и их подчиненности только Конституции Р Ф и закону, считаем, что указанная коррекция может быть проведена лишь посредству изменения действующего законодательства. Учитывая при этом, что основным гарантом соблюдения норм права выступает ответственность за их нарушение, считаем, что вектор указанных изменений должен быть направлен в сторону ужесточения ответственности судей за вынесение неправосудных (особенно — заведомо неправосудных) решений, вплоть до отстранения от занимаемой должности с формулировкой «за несоответствие».

Особое внимание в этом аспекте следует уделить проблеме общественного контроля за деятельностью судей. Внепроцессуальные попытки влияния на деятельность по отправлению правосудия, разумеется, недопустимы. Однако, это вовсе не означает, что качество деятельности того или иного суда не подлежит оценке. В России на сегодняшний день уже предпринимаются попытки использования экспертных оценок, сфокусированных на вопросах соблюдения этических норм судьями, их независимости и т. д. Самойлов М. Оценка профессиональной деятельности судьи / М. Самойлов// Прецеденты и позиции. 04. 12. 2014. [Электронный ресурс]: http: //www. kiaplaw. ru/press-centr/public/otsenka-professionalnoy-deyatelnosti-sudi. html.

Мы, в свою очередь, исходим из того, что общественная оценка деятельности судей должна, во первых, быть, профессиональной, а во вторых носить коллегиальный характер в целях нивелирования субъективного фактора оценки, и при этом учитываться квалификационными коллегиями, такими как высшая квалификационная коллегия судей РФ (далее — ВККС РФ), квалификационными коллегиями судей субъектов РФ (далее — ККС).

Оптимальным в этом отношении представляется создание в обязательном порядке на общественных началах при Верховном суде Российской Федерации, а также при федеральных судах уровня субъектов Российской Федерации общественно-научных экспертных советов, состоящих из профессиональных юристов, не являющихся государственными служащими и имеющих ученые степени не ниже кандидата юридических наук. Численность советов должна устанавливаться в зависимости от численности населения в данном конкретном субъекте. Данным советам целесообразно делегировать полномочия по подготовке экспертных заключений по решениям судов, отмененных судами субъектов федерации в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Для подготовки экспертных заключений в данные общественно-научные экспертные советы надлежит направлять заверенные от имени суда субъекта федерации копии всех материалов, содержащихся в данном конкретном деле.

Результатом работы такого совета должно стать экспертное заключение, содержащее ответы на следующие вопросы:

1) Рассматривалось ли ранее судом субъекта федерации либо верховным судом Российской Федерации решение, аналогичное отмененному, то есть совпадающее с отмененным в части правовой квалификации и имеющее общие элементы фабулы дела?

2) Заявлял ли кто-либо из лиц, участвующих в деле, о том, что аналогичная ситуация ранее была предметом рассмотрения вышестоящего суда? Если да, то какая правовая оценка дана судом данному заявлению?

3) Все ли доказательства, имеющиеся в деле, получили правовую оценку суда? Применительно к административному и уголовному судопроизводству — учитывался ли установленный Конституцией Р Ф и соответствующими процессуальными нормами принцип презумпции невиновности?

4) В случае, если суд отклонил какие-либо доказательства, имеющиеся в деле, либо отнесся к ним критически, на чем было основано данное отклонение, а равно критическое отношение? Имеется ли противоречие между отклоненными доказательствами, а равно доказательствами, к которым суд отнесся критически, и доказательствами, положенными судом в основу отмененного решения? Были ли получены последние в соответствии с законом?

5) Отвечает ли отраженная в отмененном решении суда оценка доказательств критериям всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела, а также установленным кодексом судейской этики Кодекс судейской этики от 19 декабря 2012 г. (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.) // СПС «Гарант». началам справедливости и беспристрастности?

В зависимости от ответов на указанные выше вопросы советом отдельно принимается резолюция, в рамках которой осуществляется оценка действиям судьи при принятии отмененного решения с точки зрения требований, установленных кодексом судейской этики, и дается рекомендация о применении, либо об отказе от применения в отношении судьи дисциплинарного взыскания в порядке ч.1 ст. 12.1 Закона Р Ф от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» Закон Р Ф от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» // СПС «Гарант». (далее: Закон о статусе судей). Данная резолюция не должна носить характер обязательной для квалификационной коллегии судей, но должна подлежать учету при принятии решения о привлечении (отказе от привлечения) судьи к ответственности в порядке, указанном выше, наряду с иным характеризующим материалом.

Принимая во внимание объем работы, возложенной на совет, считаем, что его состав не должен быть постоянным. Его члены должны быть сменяемы, и осуществлять свою деятельность в рамках совета с определенной периодичностью.

Конкретные законодательные предложения по формированию указанного совета будут приведены в заключении настоящей работы.

2.2 Информационные аспекты формирования гражданского общества в России

Гражданское общество в целом и его отдельные сферы находятся в области правового регулирования См.: Тихомиров Ю. А. Правовое регулирование: теория и практика. М., 2010. Вопрос заключается в том, в какой мере оно необходимо и насколько реально способствует гражданской самодеятельности. Поиск «меры» здесь также важен и позволяет избегать явного огосударствления некоторых сфер и чрезмерной регламентации поведения граждан в сфере их частной (личной) жизни. Стратегия законодательства призвана учитывать данную тенденцию как одну из важнейших в современных условиях.

Все отрасли законодательства прямо или косвенно влияют на общество и социальные слои. Но всегда ли данный аспект получает отражение в правовых институтах и нормах административного, трудового, экологического, бюджетного законодательства? Нет. Еще более ярко социальная ориентация должна быть выражена в отраслях социального законодательства, где удовлетворенность качеством услуг является мерой оценки публичных и иных служб. Социальное законодательство должно приобрести более высокий удельный вес во всей системе законодательства.

При характеристике правовых аспектов гражданского общества важно не допускать полного отождествления механизмов государственного и правового воздействия, поскольку последний остается непосредственно источником гражданского общества. К формам права можно добавить механизм саморегулирования с его нормами-самообязательствами, этико-правовые документы типа правил этики служебного поведения, социальных хартий и др. Рекомендации научного сообщества, как и других социальных слоев, выступают правообразующим фактором, влияя на правосознание и правомерное поведение.

С этой точки зрения следует избегать недооценки роли таких научных дисциплин, как социология права и юридическая психология, что позволит в полной мере использовать социальное и психологическое «измерение права» и расширить границы соотношения правового регулирования и сфер жизнедеятельности гражданского общества Мальцев Г. В. Социальные основания права. М., 2007; Яковлев А. М. Социальная структура общества и права. М., 2013., не ограничиваясь рамками традиционного соотношения государства, власти и гражданина.

В рамках темы следует сказать и о такой функции права, как официальное признание в качестве основных (первичных) субъектов права человека и гражданина, социальных общностей. Таков смысл положений конституций многих стран мира и основополагающих международно-правовых актов. Названная статусная функция права сочетается с установлением системы охраны и защиты прав и законных интересов людей и социальных общностей, с функцией поддержки и стимулирования саморегулирования. Таким путем должно обеспечиваться сочетание всех видов социальных интересов — публичных, национальных, корпоративных и личных. Отступления здесь весьма опасны.

Право весьма гибко должно влиять на процессы развития гражданского общества, не оставляя в стороне публичные интересы как его системную основу и не вторгаясь в сферы жизни граждан, где больше пользы могут дать другие социальные регуляторы. Пока же право иногда дублирует ослабевшие моральные нормы и переводит их в свой состав. Но нужно ли это?

Более полезно разъяснять правовые нормы. Так, в Финляндии специально разъясняют смысл «всеобщего права»: право свободно передвигаться по суше и по воде, пользоваться благами природы при условии ненанесения ущерба природе, соблюдения уставов национальных парков. Такие нормы побуждают граждан и туристов бережно относиться к природе.

До сих пор нет ясности в понимании природы и видов институтов гражданского общества. Это является одной из причин неполного использования их потенциала. Между тем их существование и функционирование предопределены демократическим характером устройства общества и государства и известными конституционными положениями о народе как источнике власти и носителе суверенитета, о признании человека и его прав и свобод высшей ценностью. Согласно ст. 18 Конституции Р Ф права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяющими смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Широкий перечень конституционных прав и свобод открывает гражданам простор для выражения своих интересов и активного участия в общественных делах.

Но реализация конституционного потенциала требует институциональных форм, которые обеспечивали бы стабильное и широкое участие граждан и их объединений в решении частных и публичных вопросов. Их правовое опосредование служит гарантией эффективности функционирования. Следовательно, институты гражданского общества порождены природой общественного и конституционного строя и призваны непосредственно выражать интересы, мнения и позиции как отдельных граждан, так и их объединений. Последние выступают не только в виде социальных сообществ, отражающих общие взгляды социального слоя, группы, но и как организационно-юридические объединения граждан для реализации тех или иных интересов.

К сожалению, в научной литературе указанным институтам уделяется мало внимания, за исключением анализа их конституционных аспектов. Природа институтов, их статус, виды и режимы деятельности не стали предметом системного изучения. Их вспоминают от случая к случаю. К тому же часто институты общества и государства рассматриваются в общем виде без очевидной дифференциации государственных, муниципальных, общественных институтовДимов В. Справедливый либерализм. Путь к комфортному государству. М., 2007., что не способствует устойчивости их роли как каналов народовластия.

Как можно определить природу института гражданского общества? Это обусловленный конституционными принципами народовластия и приоритета прав и свобод человека и гражданина структурно-правовой способ легального самовыражения и социализации личности; способ непосредственного выражения мнений, предложений, позиций граждан по вопросам общественной жизни; способ прямого участия в принятии социально значимых решений. Все грани этого способа в той или иной мере опосредованы правом: признаны, урегулированы, защищены, поддержаны.

По нашему мнению, для института гражданского общества характерны следующие признаки: юридическое основание (прямое или косвенное); самоорганизация; самодеятельность; саморегулирование; самоответственность. Указанные свойства по-разному выражаются в организации и деятельности тех или иных видов гражданских институтов. Они весьма многообразны и развиваются вне принципов иерархичности, свойственных группам государственных институтов. Поэтому сложно дать исчерпывающую характеристику видов гражданских институтов ввиду специфики их целей, и все же попытаемся выделить условно некоторые группы: местное самоуправление; объединения на основе членства — партии («Единая Россия», «Коммунистическая партия Российской Федерации», «Либерально-демократическая партия России», «Парнас» и т. д. «), профсоюзы, общественные организации (например, действующая в Красноярске организации «Хвостики»), саморегулируемые организации (например саморегулируемые организации арбитражных управляющих) творческие союзы (например — «Союз кинематографистов России»), советы ветеранов; институты непосредственного принятия решений -различного уровня выборы, референдум (например — референдум по вопросу вступления республики Крым в состав Российской Федерации), публичные обсуждения и слушания (например, по поводу принятия генерального плана застройки г. Красноярска, обсуждение которого производилось через сайт администрации г. Красноярска), народное собрание (сельские сходы); ситуационные институты гражданской инициативы; ассоциации — профессиональные, по интересам; средства массовой информации; митинги, шествия, демонстрации; общественные движения; фонды, центры, советы по вопросам гражданского общества; смешанные институты — общественная палата, общественные советы при исполнительных органах, саморегулируемые организации, некоммерческие организации и др.; семья.

Можно выделить юридические основания для возникновения и функционирования институтов гражданского общества. Во-первых, первичным основанием служат названные выше конституционные нормы о правах и свободах граждан и другие конституционные положения. Во-вторых, в законодательстве есть нормы о гражданских институтах, например ст. 68 об общественном контроле Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды"ФЗ РФ от 10. 01. 2002 № 7-ФЗ (в ред. от 21. 07. 2014) «Об охране окружающей среды» // Консультант Плюс: Законодательство., статьи федеральных законов об образовании и здравоохранении, об общественных советах при социальных учреждениях.

Особое значение для определения правового статуса гражданских институтов имеют федеральные законы о выборах, о референдуме, о местном самоуправлении, о политических партиях, об общественных объединениях, об объединениях работодателей, о порядке рассмотрения обращений граждан, о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании и др.; положения об общественных образованиях, утверждаемые Правительством, исполнительными и муниципальными органами.

И все же состояние правовой регламентации в данной сфере нельзя признать удовлетворительным. Есть очевидные пробелы, «скупые» нормы, не позволяющие институту реализовать в полном объеме свой потенциал. Отсутствуют или почти не применяются санкции за нарушение прав гражданских институтов, что порождает неуверенность людей в реализации их предложений и публичных требований.

В-третьих, основанием возникновения институтов гражданского общества служит непосредственная инициатива граждан для решения тех или иных актуальных задач. И здесь добровольность и свобода самоорганизации должны реализовываться в соответствии с конституционными принципами и порядком легализации, если он установлен.

Каков юридический механизм действия институтов гражданского общества? С учетом их многообразия можно лишь в общих чертах дать такую характеристику. Во-первых, есть правовые основания для их функционирования в виде норм-целей, норм-принципов и норм-стимулов для граждан. Во-вторых, ответственность по уставу перед своими членами сочетается с общей юридической ответственностью. В-третьих, институты самостоятельно определяют направления и программы своей деятельности и осуществляют ее в виде единичных и коллективных поведенческих актов. Если же активность участников замирает, то тщетны усилия небольшого аппарата ее компенсировать. В-четвертых, большего внимания заслуживают решения и акты гражданских институтов, которые призваны отражать коллективное мнение. Здесь субъект — объект решения и действия соединяются. Но качество актов и порядок их реализации в публичном секторе пока остаются неудовлетворительными.

Любое общество проходит этапы своего развития, когда обостряются внутренние противоречия или достигается стабилизация в социальных отношениях. Американский философ Ф. Фукуяма в книгах «Конец истории и последний человек» и «Великий разрыв» отразил обострение противоречий в западных странах в силу падения морали, роста преступности, распада семьи, утраты доверия к институтам. Общество «фрагментизируется» и превращается в толпу одиночек.

Право не всегда адекватно отражает эти процессы, стремясь подчас восполнить экономические и моральные изъяны путем введения новых и жестких регуляторов. Это находит выражение в преувеличенной «наказательной» тенденции правотворчества, увеличении более чем втрое объема КоАП Р Ф Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (ред. от 21. 07. 2014) // Консультант Плюс: Законодательство. и введении новых, подчас более дробных, составов в УК РФ. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от: 21. 07. 2014) // Консультант Плюс: Законодательство. Между тем поощрение и стимулирование правомерного поведения с помощью норм трудового, социального, административного, налогового законодательства дает более высокий социальный эффект в обществе.

В последнее время происходит активизация деятельности разных слоев гражданского общества. Активизируется его участие в государственной политике, в процессе правотворчества, имеет место взаимодействие гражданских институтов с органами государственной власти и местным самоуправлением, например Министерством юстиции РФ одобрена концепция взаимодействия государственных и муниципальных органов с институтами гражданского общества в сфере противодействия коррупции.

Наблюдаются выступления с критикой в адрес государственной политики, массовые протесты. Причем соответствующие действия совершаются легальной оппозицией как в рамках парламентских процедур Васильева С. В. Конституционно-правовой статус политической оппозиции. М., 2010., так и с попытками насильственных и антигосударственных действий.

Конституционные принципы политического многообразия, многопартийности и плюрализма теоретически создают основу для активной деятельности граждан. Но этот процесс протекает медленно и противоречиво во многом из-за неготовности непосредственно включаться в общественные дела. Сдерживающим фактором является чрезмерно жесткая позиция властей и их нежелание поддерживать гражданские инициативы. По этой причине почти не используется закрепленное в уставах ряда областей право граждан вносить предложения о подготовке и принятии законов.

Естественно, гражданское общество развивается в контексте конфликтных ситуаций. И это неизбежно, поскольку оно охватывает много социальных слоев и граждан, которым свойственны как сугубо личные, так и корпоративные и общественные интересы. В рамках названных гражданских институтов в сфере государственного управления возникают столкновения интересов ввиду приоритетов разных ценностей.

Конфликты могут быть устойчивыми и длящимися, повторяющимися, но могут быть и ситуационными и кратковременными. Однако правильно организованный мониторинг и диагностика социальных процессов пока явно недооцениваются, и социальные факторы почти не попадают в фокус прогнозных оценок социально-экономического развития. Между тем придание «забвению» этих проблем приводит к обострению противоречий в обществе.

И в России, и в зарубежных странах по-прежнему возникают конфликты между работодателем и работником, гражданами и публичными властями, представителями разных национальностей, профессиональными и территориальными группами. И тут необходимо принятие комплексных мер юридического и социального характера.

Первостепенное значение имеют:

повышение уровня правосознания граждан;

строгое соблюдение правовых процедур предотвращения и устранения конфликтов (в сфере трудовых отношений и т. п.);

формирование умения и навыков вести переговоры, достигать согласованных решений и компромиссов, достигать устойчивых договоренностей и их соблюдение;

принятие специальных правовых актов по предотвращению конфликтных ситуаций (например, Указ Президента Р Ф об обеспечении межнационального согласия Указ Президента Р Ф от 07. 05. 2012 г. № 602 «Об обеспечении межнационального согласия» // Гарант: Акты органов власти.). Примером в этом отношении может служить разработанная и принятая в целях гармонизации межнациональных отношений, укрепления единства многонационального народа Российской Федерации и обеспечения условий для его полноправного Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации. Указ Президента Р Ф от 19. 12. 2012 г. № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» // Гарант: Законодательство.

совершенствование процедур разрешения разногласий и споров на основе концепции коллегиального права Тихомиров Ю. А. Коллизионное право и отношения в правовой сфере // Право и политика. 2013. № 3. ;

возобновление разработки методологии и методик в сфере юридической конфликтологии Дмитриев А., Кудрявцев В., Кудрявцев С. Юридическаяконфликтология. М., 1995.

Полагаем, что эти меры посодействуют гармонизации социальных отношений.

Формирование правомерного поведения и ограничения неправомерного поведения может происходить и посредством использования правовых средств стимулирования поведения. Ими создаются, поддерживаются и признаются образцы «хороших» и «отличных» поведенческих актов (действий), которые как своего рода шкала поощрений отражает положительные изменения в состоянии дел, положении людей и соответствующих фактических результатах. Такие нормы есть в экологическом, земельном, трудовом законодательстве, но их очень мало. К тому же не определен механизм их применения на основе корреляции норм, действий и нового состояния. Простор не означает отказа от ограничений, запретов. Главное — правильно отразить разные интересы и возможные действия.

Охрана частной жизни и социализация личности — в этом положении отражен коренной мировоззренческий вопрос и разные ценности — индивидуализм, либерализм, солидарность, коллективность. На этой основе формируются идеология и институты общества и государства, сознание и поведение людей. В нашей стране переход от одного общественного строя к другому в начале и конце XX в. привел к смене правовых приоритетов. Если раньше огосударствление считалось основой общественной жизни, то теперь права и свободы человека и гражданина признаны приоритетными в общественном устройстве. Но это не означает забвения того, что мы называем социализацией, когда общество состоит из сознательных и активных граждан, когда сочетаются личные и общие интересы. Но путь к этому долог.

Частное право, которое веками охраняло сферу личных интересов гражданина, в современный период приобретает более полное выражениеКодификация российского частного права / Под ред. Д. Н. Медведева. М., 2008. Здесь важны два положения: 1) человек, его права и свободы являются высшей ценностью; 2) признание частной собственности как одной из основ социально-экономического развития. Отсюда трактовка охраны частной жизни граждан в соответствии со ст. 152.2 новой редакции ГК Р Ф Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. от 30. 11. 1994 г (ред. от: 21. 07. 2014) // Консультант Плюс: Законодательство. Ее элементы — неприкосновенность жилища, тайна переписки и др. в сочетании со ст. 152 ГК РФ о защите чести, достоинства и деловой репутации дают целостную картину правового обеспечения с помощью конституционных норм и норм других законов. Именно таков «правовой портрет» человека в гражданском обществе. И надо с помощью суда активно защищать свои права и законные интересы. Швейцарский профессор К. Экштайн раскрыл технологию такой защитыЭкштайн К. Основные права и свободы: Учеб. пособие. М., 2004. Гражданин теперь вправе заниматься самохозяйствованием, участвовать в создании акционерных обществ, кооперативов и товариществ. Бизнес получает простор для своей деятельности при двух условиях: социальной ответственности за «свое дело» и отсутствии ограничений со стороны властей. Этот вектор развития очень важен, поскольку приходится преодолевать эгоизм, рвачество, коррупцию.

Отметим также широкое правовое пространство для деятельности человека. Его жизнь не ограничивается сугубо частной сферой. «Личный» статус неизбежно дополняется «функциональным» статусом, позволяющим решать те или иные задачи, и «общегражданским» статусом, когда лицо участвует в выборах, вносит предложения по проектам законов и т. п.

Люди играют разные роли. Отсюда следующий шаг — статусы субъектов права и их реальные роли. Исходным в этом вопросе является конституционный статус гражданина как базовый для всех видовых статусов. Его содержание — признание приоритета прав и свобод человека и гражданина, единство прав и обязанностей, система государственных и общественных гарантий. Убедиться в этом можно, ознакомившись с содержанием конституционных прав и свобод, отраженных в гл. 2 Конституции Р Ф.

В соответствии с конституционным статусом построены видовые статусы гражданина, закрепленные в отраслевых кодексах и иных законах: статусы избирателя (законы о выборах), государственного служащего (законы о государственной службе), судьи (законы о статусе судей), депутата (законы о законодательных органах и статусе выборных представителей), пациента (законы о здравоохранении), учащегося (законы об образовании), потребителя, клиента (ГК РФ), работника (ТК Р Ф Трудовой кодекс Российской Федерации от 30. 12. 2001 г. № 197-ФЗ // Консудьтант Плюс: Законодательство.) и др.

Действуя в рамках статусов, гражданин выражает разные интересы. Используя ролевой критерий, можно оценить интересы, установки, образы, мотивы и действия людей различным образом. Так, одни роли могут быть нормативно предписанными, заданными и строго легальными, другие — неформальными, допускаются статусом и ему не противоречат, третьи — противоправными, негативными, означающими нарушение законности. Социологические исследования подтверждают нежелательность резких расхождений между этими ролями, поскольку тогда защищенный интерес уступает место противоправному эгоцентрическому интересу. Пассивность избирателей, плохая работа госслужащих, забвение экологических обязанностей, недооценка гуманитарной ориентации, нарушения прав граждан на получение публичных услуг — таковы типичные проявления данной тенденции.

Сказанное позволяет расширить спектр анализа. Дело в том, что в последние два десятилетия оправданный акцент на правах человека вытеснил на второй план аспекты социализации личности. Имеется в виду личность с высоким политическим и правовым сознанием, умеющая делать выбор, участвующая в управлении государственными делами, создающая объединения и ассоциации для своей и совместной деятельности. Социологические опросы Института социологии РАН, Общественной палаты, Центра стратегических разработок и собственные наблюдения автора убеждают в следующем: 1) невысокая политическая культура порождает пассивность, и тогда «протестная» активность явно превышает позитивную социальную активность; 2) низкий уровень правосознания порождает отчуждение от права и нарушение законности; 3) наличие государственных и гражданских институтов не является показателем реального участия граждан в общественной жизни; 4) по-прежнему преобладает такой метод социализации личности, как «приглашение» ее публичными органами, а не метод самоорганизации и гражданской инициативы.

Таким образом, можно констатировать наличие двух взаимосвязанных тенденций развития гражданского общества путем охраны частной жизни и социализации личности на основе правильного сочетания личных, корпоративных, государственных и общегражданских интересов. В этом залог укрепления страны и ее устойчивого развития.

Гражданское общество может развиваться в разных направлениях: сохранять или приобретать черты «вертикально-организованной структуры», по-прежнему отражать доминирующее положение государства, либо становиться все более открытым для внутренних и внешних воздействий в условиях новых информационных технологий.

В системе гражданского общества, состоящей из множества взаимодействующих друг с другом элементов (отдельных людей, их организаций, сообществ), меняющихся и дополняющих друг друга, восприятие, переработка и передача информации являются той самой основой, которая формирует на ближнюю и дальнюю перспективу их поведение. Иными словами, от того, какую информацию получит индивид или сообщество индивидов и как эта информация будет проанализирована (сделаны выводы), зависит формирование поведенческой программы и динамика развития всей системы гражданского общества. Если совсем просто, то правильно подобранная информация — это конкретная управленческая модель, применимая к индивиду (или социальной группе) с учетом конкретных условий и обстоятельств.

Право как составляющая информации также является в самом широком смысле управленческой моделью, в которой с помощью определенной информации (научно-правовой, действующего законодательства, комментариев к законодательству, выступлений политиков, судебной практики и т. д.) корректируется поведенческая программа социума, гражданского общества в зависимости от обстоятельств. Сначала должны возникнуть и сформироваться отношения в обществе, а затем наступить фаза их регулирования законом Дмитриев Ю. А. О современном этапе развития российской конституционно-правовой науки // Право и жизнь. 2014. N 189(3). С. 52. От того, какая информация поступает (продуманно «вбрасывается» государством) в свободный оборот системы гражданского общества, как она обрабатывается и насколько свободно может передаваться между элементами (частями) системы, зависят не только их развитие и направления взаимодействия, но и развитие и изменение всей системы в целом. В вопросе поступления информации в оборот гражданского общества важно определить роль государства в регулировании (фильтровании) этой информации Дмитриев Ю. А. За веру и верность! // Право и жизнь. 2014. N 187(1). С. 19 — 21.

Известно, что информация — это инструмент двойного назначения. От того, в чьих руках он находится и насколько квалифицированно используется, зависит равновесное и гармоничное развитие государства и общества. Использование информации — это и есть глобальная проблема современного управления. Без информации не осуществляется управление. Особым видом информации является социальная, которая характеризуется смыслом, ценностью и другими свойствами.

Прежде чем перейти к вопросу о гражданском обществе и роли информации в его развитии, следует сказать несколько слов о теории информации. Н. Винер дал следующее определение: «Информация — это информация, а не материя и не энергия» Винер Н. Кибернетика. М., 1968. С. 201. Определение не бесспорно, но именно оно стало отправной точкой для многих исследований в этой сфере. В вероятностно-статистической теории информация характеризуется как антипод неопределенности, как преодолеваемая неопределенность (известная теория К. Шеннона). Исходя из этого, дается определение количества информации как степени уменьшенной (снятой) неопределенности (вероятности) в результате передачи сообщений Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. М., 1975. С. 12., иными словами, как пишет А. Д. Урсул, «когда эта неопределенность присуща или нашим знаниям об объекте, или же самому этому объекту» Урсул А. Д. Информация и мышление. М., 1970. С. 6. Характерной чертой теории К. Шеннона является то, что за исходное, первичное понятие берется вероятность, а уже на этой основе выстраивается понятие количества информации. Однако сам факт существования информации говорит о том, что она (ее количество) существует безотносительно теории вероятности, и это доказал академик А. Н. Колмогоров, открывший новый способ измерения объема информации без помощи вероятности — алгоритмический. Важность этого открытия состоит в том, что ученый предложил взять за основу само понятие «информация» и затем уже на этой базе выстроить всю теорию вероятностей и вывести понятие вероятности. Колмогоров А. Н. Три подхода к определению понятия «количество информации» // Проблемы передачи информации. М., 1965. В науке информация представлялась как снятая, уничтоженная неопределенность, т. е. различие, многообразие. Разнообразие становится основой информации. В дальнейшем была доказана неразрывная связь отражения и информации; появилась формула, измеряющая количество информации в одном объекте относительно другого.

Основным компонентом любой социальной системы всегда выступает человек как социальное существо. Как верно писал В. Г. Афанасьев, «человек есть последний, в известном смысле слова элементарный носитель социального системного качества. В то же время, будучи компонентом любой социальной системы, воплощением ее сущности, человек есть лишь часть социальной системы. Только будучи включен в определенную общественную систему, индивид обретает свою социальную сущность» Афанасьев В. Г. Общество: системность, познание и управление. М., 1981. С. 23.

Развитие науки об информации вполне позволяет нам учитывать «парадокс Нейсбитта», согласно которому чем выше уровень глобализации экономики (и не только экономики. — Прим. авт.), тем сильнее ее мельчайшие участники См.: Лагуткин А. В. Великая иллюзия демократии. М., 2014. Действительно, опираясь на эту научную теорию, применительно к рассматриваемой проблеме можно сделать следующий важный вывод: если человек является компонентом (элементом) социальной системы, то его нахождение в ней предполагает выполнение человеком определенных функций (объекта и (или) субъекта) в этой системе, которые, во-первых, структурно связывают его с системой, во-вторых, изменяют саму систему. То, какие функции и действия должен (может) выполнять человек как часть системы, зависит от информации, которую он получает и обрабатывает. Таким образом, и человек в отдельности, и сама система в целом развиваются, обретая новые качества, благодаря воспринимаемой и передаваемой друг другу информации. Чем интенсивнее развитие конкретного человека в его взаимодействии (передаче информации) с другими людьми (элементами системы), тем быстрее совершенствуется сама система. Здесь возникает по меньшей мере три сценария развития ситуации:

1) тотальный контроль государства за поступлением информации: по сути, говорить о гражданском обществе не приходится, поскольку огосударствливается негосударственная сфера жизни граждан. Наиболее ярким недавним историческим примером того, как с помощью информации можно управлять народными массами (понятие «общество», имеющее сложную самоорганизованную динамическую структуру, здесь неприменимо), является СССР, в котором партийная идеология направляла научные исследования, особенно гуманитарные (наиболее подверженные в отличие от технических наук), в нужное, политически ориентированное руслоГрудцына Л. Ю. Средний класс как основа развития экономических отношений собственности // Образование и право. 2013. № 5−6. С. 45. ;

2) индифферентное государство: государство не просто устраняется от контроля за гражданским обществом, но и не помогает его институтам формироваться и расти (отсутствует государственная поддержка, благоприятный режим законодательства, налогообложения и т. п.). Это стремление к идеалу правового демократического государства: чем свободнее и интенсивнее будет развиваться человек, индивиды, народ конкретного государства, тем быстрее его развитие будет (по некоторым направлениям) переходить в саморазвитие и формирование институтов гражданского общества.

Самоорганизация граждан и наличие не контролируемых государством сфер так называемой гражданской активности (повторим, что в этом случае государство прилагает определенные волевые усилия по самоограничению собственной власти во имя полноценного развития всей системы) являются важным симптомом благополучного развития всей системы, сравнимым с наличием иммунитета в организме. Как верно отмечал С. М. Петров, именно государство в данном случае может являться как рычагом, так и тормозом всего процесса Петров С. М., Грудцына Л. Ю. Конституционное законодательство России: проблемы и перспективы развития // Государство и право. 2010. № 7. С. 14 — 22. А инструментом данного процесса является, конечно, информация;

3) смешанный вариант, при котором государство может «вбрасывать» в гражданское общество нужную себе информацию, но намеренно не контролирует все, предоставляя социальной системе гражданского общества возможности для саморазвития с использованием собственной информации и ее обработки. Сегодня в России также действует машина государственной пропаганды, однако, во-первых, не в прежних масштабах, во-вторых, вместо разрушенной советской идеологии до сих пор не построена новая. Это важный момент, поскольку именно государственная идеология является наиболее удобным и функциональным инструментом конструирования и «донесения» в нужных формах до общества необходимой информации. Информационные потоки формируют и направляют наше сознание, социум наполнен информацией, которую он уже не в силах оперативно систематизировать и обрабатывать. А социальная информация всегда связана с психологическими факторами восприятия. По мнению Е. К. Войшвилло, количество информации, содержащейся в суждении по отношению к некоторой проблеме, определяется тем, насколько доказательство или допущение истинности этого суждения уменьшает энтропию, дезорганизованность системы. Афанасьев В. Г. Социальная информация и управление обществом. С. 12.

Исходя из понимания гражданского общества, предложенного А. В. Лагуткиным, как сообщества"независимых субъектов (граждан) внутри государства, вырабатывающих моральные и материальные ценности в интересах самого сообщества и государства… наряду с обострением взаимоотношений между обществом и государством обе стороны совершают шаги навстречу друг другу", Лагуткин А. В. Россия на распутье: куда пойдем? М., 2014. С. 3. отметим, что это отнюдь не то, что формально выходит за пределы государственных структур.

На наш взгляд, построение государством «сверху» в условиях его общей неразвитости и при наличии массовых стереотипов советского тоталитаризма в общественном сознании гражданского общества имеет ряд плюсов, хотя бы с позиций метода системного анализа. Во-первых, государству (и не только ему) легче управлять обществом как подсистемой, когда основные элементы системы (государство — общество) упорядочены, соотнесены друг с другом, когда понятны их внутренние связи и соподчиненность. Сложнее (и почти невозможно) управлять хаосом, беспорядком, в котором управляемые элементы разрозненны и не имеют четких связей друг с другом. Во-вторых, в современной России, где проживает более 200 народов и этнических групп, различающихся по языку, материальной и духовной культуре, конфессиональной принадлежности, необходимость «управляемой свободы» очевидна и вполне логична. Государство не просто является регулятором и реформатором данной сферы, но и сам факт государственного вмешательства в процессы формирования институтов гражданского общества — процесс во многом естественный и неизбежный с учетом исторических традиций нашей страны.

Государственная власть по природе своей стремится к самосохранению и контролю над гражданским обществом, в то время как спецификой России является возможность создания и начала развития общества только силами государства. Таким образом, государство должно вопреки своей природе развивать до конца неподконтрольную сферу, которая при определенных обстоятельствах и условиях развития (и саморазвития) может выйти из-под контроля государства. Иными словами, в России в настоящих социально-экономических условиях развитие гражданского общества, полагаем, возможно только «сверху», но не «снизу». Само общество не готово самоорганизовываться из-за в том числе советского прошлого, атомизировавшего социальную среду и не дававшего обществу определенных степеней свободы до уровня самоорганизации и самостоятельного развития во всех сферах, не связанных с государством. Ранее тоталитарная государственность России воспринимала любые основы самоорганизации и вытекающей из нее самостоятельности как угрозу государственной безопасности и стремилась контролировать абсолютно все сферы жизни общества, разбивая его на отдельные части. Атомизация рано или поздно ведет к энтропии, ускоряя разрушение системы в целом.

Как верно отметил Б. С. Эбзеев, «государственное признание прав человека представляет собой форму их трансформации в права гражданина, которые есть лишь превращенные права человека"Эбзеев Б. С. Конституция, власть и свобода в России: опыт синтетического исследования. М., 2014. С. 248. Нельзя в принципе установить четкое различие между членом гражданского общества и гражданином государства. Почти каждый гражданин государства является одновременно членом семьи, частью гражданского общества и так или иначе участвует в политической жизни общества, сталкивается с государством в лице органов государственной власти.

Изложенное позволяет констатировать, что государство является необходимым фактором создания и самого факта существования гражданского общества. Если не будет силы и государственной воли (принуждения) в определенных вопросах общественной жизни, все скатится к беспорядкам и хаосу. Не в последнюю очередь это касается гражданского общества, саморегулируемой системы, нуждающейся, по-видимому, в постоянном контроле со стороны государства. Все это лишь демонстрирует объективную взаимосвязь государства и гражданского общества (в котором государство, безусловно, доминирует) применительно к особым примерам. Воистину гражданское общество и государство представляют собой единство и борьбу противоположностей. Как отмечал Г. В. Ф. Гегель, «в гражданском обществе каждый для себя — цель, все остальное для него ничто» Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 228. или: «Гражданское общество является ареной борьбы частных индивидуальных интересов, войны всех против всех» Гегель Г. В. Ф. Указ. Соч. С. 330. Гегель здесь использует известную характеристику Т. Гоббса естественного состояния, которое, по его определению, есть «война всех против всех». И как раз эта война, которая сама является следствием социального единства и вытекающих из него ограничений, рождает необходимость мощного интегрирующего начала, коим и является государство. Гражданское общество рассматривается Гегелем как сфера понятия государства и именно как сфера его конечности. Как указывал К. Маркс (в своих ранних произведениях), государство выступает для гражданского общества как его «внешняя необходимость» Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы. М., 2010. С. 52 — 53. Жизнь гражданского общества немыслима без государства, опосредованно или прямо устанавливающего рамки формирования и развития общественной жизни. Именно это и задает предпосылки не двойственности, но двуединства индивида — как члена гражданского общества и как гражданина государства. Грудцына Л. Ю. Государственно-правовой механизм формирования и поддержки институтов гражданского общества в России: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2009.

Медленное развитие в России институтов гражданского общества вызвано исторически, в том числе отсутствием у населения страны социальной ответственности и кризисом самоидентификации личности, отдельных социальных групп и общества в целом. Здесь можно обнаружить очередной парадокс: даже если государство санкционирует «сверху» развитие гражданских свобод и дает все законные возможности для самоорганизации граждан на местах, но при этом народ не готов воспринимать поступающую от государства информацию, не готов к самоорганизации и саморазвитию, не имеет должного уровня образования и культуры, любые усилия со стороны государства в скором времени сойдут на нет. К примеру, анализ изменений российского законодательства об образовании и науке за последние 15 лет, проведенный Л. Ю. Грудцыной и А. В. Лагуткиным, привел данных авторов к выводу, что «государственная политика в этой сфере направлена отнюдь не на повышение образования граждан — потенциальных членов гражданского общества. Если посмотреть на то, что происходит сейчас с культурой, и на весьма ограниченный (по факту) доступ к культурным ценностям, то о высокой культуре среднестатистического гражданина также говорить не приходится. Из этого в том числе складывается такое важное понятие, как правосознание. Вместо него у большинства населения России присутствуют лишь правовой нигилизм, незнание законов и неверие власти». Грудцына Л. Ю., Лагуткин А. В. Роль информации в управлении гражданским обществом: философские и правовые аспекты // Журнал российского права. 2014. № 10. С. 37. Понимание же социальной ответственности (каждого гражданина, бизнеса и т. д.) является результатом достигнутого высокого уровня осознания каждым своей роли в стране и обществе. До этого современным гражданам России еще далеко. Ответственность как социальный феномен определяет пределы допустимой деятельности отдельных индивидов, групп, организаций в обществе, а значит, является индикатором возможности саморегулирования обществом своих отношений, их социокультурной и экономической трансформации (без привлечения к этому процессу государства или при минимальном привлечении последнего).

Идеал, по крайней мере в ближайшем будущем, для России недостижим: когда участие государства в формировании российского гражданского общества должно быть весьма взвешенным и само это участие должно контролироваться (при открытости государственной политики, цивилизованном диалоге между властью и обществом) общественными институтами, чтобы не допустить информационного манипулирования процессом формирования гражданского общества в интересах самой власти. А для этого власть (не только в России, но и в любом государстве) должна осознать важность и необходимость самоограничения, пойти во многом против своей природы. Грудцына Л. Ю., Лагуткин А. В. Роль информации в управлении гражданским обществом: философские и правовые аспекты // Журнал российского права. 2014. N 10. С. 30 — 38. Но в любой сложной системе случаются сбои, отклонения (флуктуации) от общих законов развития, которые невозможно было предсказать и предотвратить.

Заключение

На основании проведенного исследования, можно выделить следующие характерные особенности гражданского общества: оно представляет собой совокупность социальных групп, каждая из которых является центром социальной власти; каждая ассоциация, входящая в гражданское общество, стремится к полной или частичной автономии от государства; говорить о существовании гражданского общества можно лишь в случае, если политическая и социальная сферы общественной жизни отделены друг от друга. Государство преимущественно разрешает политические проблемы, а гражданское общество представляет собой среду, где протекает повседневная жизнь людей; гражданское общество формирует основные нравственные добродетели людей, способствует выработке цивилизованного поведения и социальной ответственности.

Представляется, что определить то или иное общество, как гражданское, позволяют следующие критерии:

1) экономическая и социальная свобода членов общества, возможная только в обществе с рыночной экономикой, где личность не отчуждена от собственности, вправе выбрать любую ее форму, где существует свобода экономической деятельности;

2) признание и реальная обеспеченность естественных, неотчуждаемых прав человека, возможность их судебной защиты;

3) самоуправляемость, самоорганизованность, инициативность его членов;

4) открытость, что предполагает, во-первых, свободный доступ людей ко всем источникам информации (кроме государственной, коммерческой и семейной тайн); во-вторых, гласность общественно-политических мероприятий; в-третьих, свободу слова, убеждений, суждений, свободу критики; в-четвертых, свободу общения с международными и иностранными общественными организациями;

5) режим законности, верховенство права и закона, эффективность надзора за исполнением законов;

6) равенство всех перед законом и судом, стабильность конституционного строя, демократический политический режим. Этот принцип часто называют главным среди всех перечисленных и основой гражданского общества;

7) политический и идеологический плюрализм, свобода мнений, слова и печати, независимость средств массовой информации.

Гражданское общество — тип общественного устройства, отличительным признаком которого является реальная многосубъектность общественной, экономической, социальной, культурной и политической жизни.

В системе гражданского общества, состоящей из множества взаимодействующих друг с другом элементов (отдельных людей, их организаций, сообществ), меняющихся и дополняющих друг друга, восприятие, переработка и передача информации являются той самой основой, которая формирует на перспективу их поведение. Правильно подобранная информация — это конкретная управленческая модель, применимая к индивиду (или социальной группе) с учетом конкретных условий и обстоятельств. Право как составляющая информации также является в самом широком смысле управленческой моделью, в которой с помощью определенной информации корректируется поведенческая программа социума, гражданского общества в зависимости от обстоятельств. Сначала должны возникнуть и сформироваться отношения в обществе, а затем наступить фаза их регулирования законом. Двойственная социально-правовая природа феномена гражданского общества в России состоит в том, что, с одной стороны, оно вырастает не «снизу», а формируется «сверху», по воле государства, имеющего возможность управлять развитием гражданского общества с помощью информации, воспринимаемой его институтами, с другой стороны, гражданское общество представляет собой сложную открытую социальную систему, развитие которой качественно зависит от развития составляющих ее элементов. Диалектическую возможность такого развития обеспечивает информация, которой обмениваются элементы системы и которая полностью не может контролироваться государством.

Анализ состояния гражданского общества в России позволяет сделать вывод, что, не смотря на то, что до завершения окончательного складывания данного типа общественной организации в нашей стране, стратегическое направление развития гражданского общества в России уже не подлежит какой-либо корректировке. На это не должны повлиять ни экономический кризис, ни обострение некоторых социальных противоречий в обществе. Укрепление государственности, повышение эффективности работы государственного аппарата не может произойти без мощной поддержки со стороны структур гражданского общества.

При этом развитию последних должна способствовать разработка соответствующих законодательных механизмов. Выше нами была предложена инициатива о создании общественно-научных экспертных советов, состоящих из профессиональных ученых-юристов.

Законодательная реализация данной инициативы может быть осуществлена, в частности, путем дополнения Закона о судебной системе статьей 8.1 под названием «Общественная оценка деятельности судей» следующего содержания:

«1. В Российской Федерации действуют общественно-научный экспертный совет при Верховном суде Российской Федерации и общественно-научные советы при верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов.

2. Для работы в составе общественно-научного экспертного совета при Верховном суде Российской Федерации приглашаются граждане Российской Федерации, не имеющие неснятой или непогашенной судимости, имеющие высшее юридическое образование и ученую степень не ниже доктора юридических наук и стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет, либо ученую степень не ниже кандидата юридических наук и стаж работы по юридической специальности не менее 10 лет.

3. Для работы в составе общественно-научных экспертных советов при верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов приглашаются граждане Российской Федерации, не имеющие неснятой или непогашенной судимости, имеющие высшее юридическое образование и ученую степень не ниже кандидата юридических наук и стаж работы по юридической специальности не менее 5 лет.

4. Одно и тоже лицо не имеет права осуществлять деятельность в рамках двух и более общественно-научных экспертных советов.

5. Члены общественно-научных экспертных советов сменяемы и осуществляют свою деятельность в рамках соответствующего общественно-научного экспертного совета в течение времени, не превышающего по совокупности трех месяцев в одном календарном году.

6. За время участия в деятельности общественно-научного экспертного совета его членам выплачивается вознаграждение из федерального бюджета.

7. Численность общественно-научного экспертного совета при Верховном суде Российской Федерации не может превышать 50 человек.

8. Численность общественно-научных экспертных советов при верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, судах автономной области и автономных округов устанавливается в зависимости от численности населения в данном конкретном субъекте.

9. Общественно-научным экспертным советам предоставляются полномочия по подготовке экспертных заключений по решениям судов, отмененных вышестоящими судами в порядке, установленном процессуальным законодательством, и резолюций о целесообразности привлечения судей, вынесших в ходе единоличного или коллегиального рассмотрения решения, отмененные в последствии вышестоящими судами.

10. Экспертное заключение, указанное в п. 9 настоящей статьи, должно основываться на копиях материалов дела, заверенных судом, отменившим решение в порядке, установленном процессуальным законодательством, и содержать ответы на следующие вопросы:

1) Рассматривалось ли ранее судом субъекта федерации либо верховным судом Российской Федерации решение, аналогичное отмененному, то есть совпадающее с отмененным в части правовой квалификации и имеющее общие элементы фабулы дела?

2) Заявлял ли кто-либо из лиц, участвующих в деле, о том, что аналогичная ситуация ранее была предметом рассмотрения вышестоящего суда? Если да, то какая правовая оценка дана судом данному заявлению?

3) Все ли доказательства, имеющиеся в деле, получили правовую оценку суда? Применительно к административному и уголовному судопроизводству — учитывался ли установленный Конституцией Р Ф и соответствующими процессуальными нормами принцип презумпции невиновности?

4) В случае, если суд отклонил какие-либо доказательства, имеющиеся в деле, либо отнесся к ним критически, на чем было основано данное отклонение, а равно критическое отношение? Имеется ли противоречие между отклоненными доказательствами, а равно доказательствами, к которым суд отнесся критически, и доказательствами, положенными судом в основу отмененного решения? Были ли получены последние в соответствии с законом?

5) Отвечает ли отраженная в отмененном решении суда оценка доказательств критериям всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела, а также установленным кодексом судейской этики Кодекс судейской этики от 19 декабря 2012 г. (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г.) // СПС «Гарант». началам справедливости и беспристрастности?

11. Резолюция, указанная в п. 9 настоящей статье, должна основаться на выводах экспертного заключения по вопросам, указанным в п. 10 настоящей статьи, и содержать рекомендация о применении, либо об отказе от применения в отношении судьи, а равно коллегии судей, вынесших отмененное в последствии вышестоящим судом решение, дисциплинарного взыскания в порядке ч.1 ст. 12.1 Закона Р Ф от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации».

12. Резолюция, указанная в п. 9 настоящей статьи и вынесенная в соответствии в с п. 11 настоящей статьи, имеет рекомендательный характер и подлежит учету квалификационной коллегией судей при принятии решения о привлечении либо отказе от привлечения судьи к ответственности в порядке, установленном ч.1 ст. 12.1 Закона Р Ф от 26 июня 1992 г. N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», наряду с иными обстоятельствами вынесения отмененного в последствии решения".

Кроме того, в случае принятия предложенных нами законодательных изменений возникнет необходимость в дополнении ч.2 ст. 10 Закона о статусе судей и изложении данной нормы в следующей редакции:

«Судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также представлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом и Федеральным Конституционным Законом „О судебной системе в Российской Федерации“».

Список литературы

Нормативные источники:

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12. 12. 1993. М. норма 2014.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. от 30. 11. 1994 г (ред. от: 21. 07. 2014) / - Консультант Плюс: Законодательство

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (ред. от 21. 07. 2014) / - Консультант Плюс: Законодательство.

4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от: 21. 07. 2014) / - Консультант Плюс: Законодательство.

5. Закон Р Ф от 07. 02. 1992 N 2300−1 «О защите прав потребителей» / в редакции /- Консультант плюс: Законодательство.

6. ФЗ РФ от 10. 01. 2002 № 7-ФЗ (в ред. от 21. 07. 2014) «Об охране окружающей среды» / - Консультант Плюс: Законодательство.

7. Указ Президента Р Ф от 07. 05. 2012 г. № 602 «Об обеспечении межнационального согласия» / - Гарант: Акты органов власти.

8. Указ Президента Р Ф от 19. 12. 2012 г. № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» / - Гарант: Законодательство.

Научная литература

1. Авакьян, С. А. Конституционное право России. Т. 1. /С.А. Авакьян. М., 2008.

2. Алексеев, С. С. Теория государства и права./ С. С. Алексеев М., 2014.

3. Андреев, А. Л. Становление гражданского общества: российский вариант. / А. Л. Андреев — М., 2002. С. 22.

4. Арато, А. Концепция гражданского общества: восхождение, упадок и воссоздание — направление для дальнейших исследований /А. Арато // - Полис. 1995. № 3.

5. Аристотель. Политика. / - М.: 2005.

6. Васильева, С.В. Конституционно-правовой статус политической оппозиции. / C.В. Василева. М., 2010.

7. Гаджиев, К. С. Концепция гражданского общества: идейные истоки и основные вехи формирования / К. С. Гаджиев // - Вопросы философии. 1991. № 7.

8. Гегель Г. Философия права. АН СССР. / Г. Гегель- М.: Изд-во «Мысль», 1990.

9. Голенкова З. Т., Витюк В. В. и др. Становление гражданского общества и социальная стратификация. / З. Т. Голенкова., В. В. Витюк. и др. — Социс. 1995. № 6.

10. Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. И. И. Кальной. / - СПб. :Изд-во «Юридический центр Пресс», 2006.

11. Грудцына, Л. Ю. Исторические особенности возникновения и развития гражданского общества в России / Л. Ю. Грудцына / - Законодательство и экономика. — 2009. № 6.

12. Грудцына, Л.Ю. Государственно-правовой механизм формирования и поддержки институтов гражданского общества в России: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. /- М., 2009.

13. Грудцына, Л. Ю. Средний класс как основа развития экономических отношений собственности / Л. Ю. Грудцына // - Образование и право. 2013. № 5 — 6.

14. Грудцына, Л.Ю., Лагуткин, А. В. Роль информации в управлении гражданским обществом: философские и правовые аспекты / Л. Ю. Грудцына, А. В. Лагуткин // - Журнал российского права. 2014. № 10.

15. Дарендорф Р. После 1989. Мораль, революция и гражданское общество. / Р. Даренорф /-М., 1998.

16. Демин, Г. И. Особенности становления и развития гражданского общества в России. /Г.И. Демин / -М., 2000.

17. Дилигенский, Г. Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе? / Г. Г. Дилигенский // - Pro et Contra. 1997. № 4.

18. Димов, В. Справедливый либерализм. Путь к комфортному государству. / В. Димов. /- М.: Изд-во Моск. ун-та, 2007.

19. Дмитриев, Ю. А. За веру и верность! / Ю. А. Дмитриев / - Право и жизнь. 2014. № 187(1)

20. Дмитриев, Ю.А. О современном этапе развития российской конституционно-правовой науки / Ю. А. Дмитриев // - Право и жизнь. 2014. № 189(3).

21. Заславская, Т. И. Инновационный потенциал России и проблемы гражданского общества / Т. И. Заславская — Гражданское общество в России: проблемы самоопределения и развития. М., 2001.

22. Ковалев, А. А. Международная защита прав человека. /А.А. Ковалев/ - М.: Статут, 2013. 591 с.

23. Кочетков, А. П. Гражданское общество: проблемы исследования и перспективы развития /А.П. Кочетков // - Вестник МГУ. Серия «Право». № 4. / - М., 1998.

24. Кочетков, А. П. Россия на пороге XXI века. /А.П. Кочетков / - М., 1998.

25. Кравченко, И. И. Концепция гражданского общества в философском развитии / И. И. Кравченко // - Полис. 1991. № 5.

26. Кутафин, О. Е. Российский конституционализм. / О. Е. Кутафин / - М.: НОРМА, 2008.

27. Лагуткин, А. В. Великая иллюзия демократии. /А.В. Лагуткин / - М., 2014.

28. Лагуткин, А. В. Россия на распутье: куда пойдем? /А.В. Лагуткин / - М., 2014.

29. Лейст, О. Э. Гражданское общество, государство и право // - Теория государства и права / Под ред. М.И. Марченко/ - М., 2014.

30. Лысенко, В. В. Гражданское общество: к вопросу правопонимания / В. В. Лысенко // - История государства и права. 2009. № 23.

31. Магомедов, К. О. Гражданское общество и государство. / К. О. Магомедов / -М., 2003.

32. Розин, В. М. Право, власть, гражданское общество. / В. М. Розин / - Алматы, 2009.

33. Мальцев, Г. В. Социальные основания права. / Г. В. Мальцев / - М. 2011.

34. Нерсесянц, В. С. Платон. / В. С. Нерсесянц / - М., 2012.

35. Одинцова А. В. Гражданское общество: взгляд экономиста / - Государство и право. 1992. № 8.

36. Перевалов, В. Д. Гражданское общество и правовое государство / - Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского, В. Д. Перевалова. /- М., 2002.

37. Петров, С.М., Грудцына, Л. Ю. Конституционное законодательство России: проблемы и перспективы развития / С. М. Петров, Л. Ю. Грудцына // - Государство и право. 2010. № 7.

38. Резник, Ю. М. Гражданское общество как феномен цивилизации. / Ю. М. Резник / -М.: СПб.: Пневма, 2005. — 496 с.

39. Ромашов, Р. А. Общество и государство: концепция Дж. Локка: Дис. … канд. юрид. наук. /Р.А. Ромашов / - СПб., 1995.

40. Руссо, Ж. -Ж. Трактаты. / Ж-Ж. Руссо / -М., 1969.

41. Смольников В. Г. Гражданское общество и государство / - Гражданское общество. /- М., 1993.

42. Стародубова, О. Е. Общественный контроль: правовая поддержка / О. Е. Стародубова // Журнал российского права. 2013. № 2.

43. Тихомиров, Ю. А. Государство. /Ю.А. Тихомиров /- М., 2014.

44. Тихомиров Ю. А. Коллизионное право и отношения в правовой сфере / Ю. А. Тихомиров / - Право и политика. 2013. № 3.

45. Тихомиров Ю. А. Гражданское общество в фокусе права / Ю. А. Тихомиров / - Журнал российского права. 2013. № 10.

46. Уваров А. А. Тенденции развития гражданского общества в России / А. А. Уваров / - Российская юстиция. -2009. — № 7.

47. Эбзеев Б. С. Конституция, власть и свобода в России: опыт синтетического исследования. /- М., 2014.

48. Экштайн К. Основные права и свободы: Учеб. пособие. / - М., 2004.

49. Яковлев А. М. Социальная структура общества и права. / - М., 2013.

50. http:/ -www. socpolitika. ru/rus/ngo/activity/document252. shtml.

51. http:/ -www. rospotrebnadzor. ru

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой