Современное разломобразование в земной коре Южно-Байкальской впадины по сейсмологическим данным

Тип работы:
Диссертация
Предмет:
Геофизика
Страниц:
125
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальность проблемы

Разломы играют важнейшую роль в формировании континентальных рифтовых зон Земли. Анализ геолого-структурных, геоморфологических данных позволяет определить кинематику смещений по разлому, исследовать закономерности внутреннего строения его зоны, реконструировать эволюцию напряженного состояния. В тоже время, современный этап жизни разломов не доступен прямым геологическим наблюдениям. Особенно это касается активных разломов, скрытых под водами озер и осадками рифтовых впадин. Их исследования, а также познание особенностей процесса разломообразования в глубоких слоях земной коры возможны с использованием сеймологических методов.

Современное разломообразование — это процесс формирования разрывных структур и подвижек по ним, протекающий под действием тектонических сил на голоценовом и историческом отрезках геологического времени. Сейсмические подвижки связаны с развитием новых разрывов или активностью уже существующих плоскостей разломов. Такая связь реализуется в модели очага землетрясения, рассматривающей землетрясение как результат быстрой разрядки сдвиговых напряжений путем образования разрыва сплошности среды (Мячкин, 1978- Костров, 1975). В районах с тектонически нарушенной земной корой разрядка напряжений осуществляется по разломам благоприятно ориентированным по отношению к главным напряжениям (модель прерывистого скольжения — stick-slip). Генетическая связь разломов и сейсмичности указывает на возможность и необходимость использования результатов сейсмологических исследований при изучении процессов разломообразования. Получение надежной сейсмологической информации и сопоставление ее с геологическими данными по разломной тектонике способствует решению ряда проблем, затрагивающих геометрию разломов на глубине, кинематический тип движений по разлому, реологические свойства среды и многие другие.

Байкальская рифтовая зона (БРЗ) представляет собой полигон для изучения процессов разломообразования в условиях внутриконтинентального растяжения (Введенская, Балакина, 1960- Мишарина, 1972- Мишарина и др., 1973 и др.). В качестве объекта исследования выбрана Южно-Байкальская впадина. Поскольку впадина является историческим ядром развития БРЗ {Логачев, 2001), то именно здесь должны быть наиболее полно проявлены черты рифтовых структур. Кроме того, Южное Прибайкалье — развитый промышленный район, для которого актуальным является вопрос сейсмического риска. Оценка сейсмической опасности территории основывается на результатах изучения современных активных разломов и региональной сейсмичности.

Цель работы 1

Исследовать закономерности современного разломообразования в БРЗ на примере Южно-Байкальской впадины с использованием сейсмологических методов.

В соответствии с целью работы были поставлены и решались следующие задачи:

1. Определить глубины очагов землетрясений, используя современные методы локализации гипоцентров и различные скоростные модели среды, для оценки распространения хрупких деформаций в земной коре рифтовой зоны.

2. Дополнить существующий банк данных механизмов очагов землетрясений в районах со сложным геологическим строением, особенно в зонах пересечений активных разломов.

3. Построить прочностной разрез земной коры центральной части Байкальской рифтовой зоны для оценки реологических условий разрывообразования на разных глубинных уровнях.

4. Провести сопоставление сейсмологических данных с известными разрывными структурами для анализа геометрии разломов и типов разломообразования в земной коре Южно-Байкальской впадины.

Научная новизна

1. Впервые для центральной части Байкальской рифтовой зоны на большом фактическом материале получены данные о глубоком — до 26−30 км — залегании подошвы сейсмоактивного слоя.

2. Построен прочностной разрез земной коры по глубине с использованием реологических моделей.

3. Показано, что современные хрупкие деформации в Южно-Байкальской впадине сосредоточены вдоль планарных сегментов зон главных разломов, г достигающих нижней коры.

Защищаемые положения

1. В Южно-Байкальской впадине подошва сейсмоактивного слоя, соответствующая уровню, выше которого сосредоточено 90% очагов, залегает на глубине 26−27 км. Наиболее активное разрушение коры происходит в диапазоне глубин 10−20 км. По результатам реологического моделирования хрупкое разрушение на таких глубинах в рифтовой зоне возможно при преимущественно основном составе коры и относительно низкой температуры на разделе кора-мантия.

2. Локальные возмущения поля напряжений на фоне общего растяжения в СЗ-ЮВ направлении в Южно-Байкальской впадине обусловлены неортогональностью расположения отдельных структурных звеньев впадины по отношению к вектору раздвижения Сибирского и Забайкальского блоков и наличием сочленений разноориентированных разломов.

3. Характер распределения очагов землетрясений и их фокальных механизмов по разрезу коры свидетельствует о том, что сейсмическая активность приурочена к планарным сегментам зон главных разломов Южно-Байкальской впадины, достигающим нижней коры.

Практическая значимость работы

Любое исследование региональной сейсмичности в перспективе направлено на прогноз землетрясений и расчет сейсмического риска территории. Вероятностная оценка максимально возможной энергии сильного землетрясения в зоне активного разлома зависит от кинематики сейсмогенных движений и мощности сейсмогенного слоя, которые оцениваются по данным о механизмах очагов и их глубинам. Для релокализации землетрясений Байкальской рифтовой зоны был опробован ряд ¦ программ, широко используемых в мировой сейсмологической практике. Показана применимость скоростных разрезов, полученных методами ГСЗ. В ходе работы были сделаны методические выводы, которые могут быть использованы при массовой обработке землетрясений.

Фактический материал

Основными сейсмологическими данными, использованными в работе, служили решения фокальных механизмов землетрясений Южного и Центрального Байкала, эпицентральное распределение землетрясений и значения глубин очагов. Использованный банк данных по механизмам очагов был сформирован в лаборатории сейсмологии ИЗК СО РАН, куда вошли определения, выполненные как для индивидуальных сейсмических событий, так и для групп землетрясений разного энергетического уровня {Мишарина, Солоненко, 1972- Солоненко, Мельникова, 1994- Солоненко и др., 1993), Для землетрясений, начиная с 1991 г., механизмы очагов определялись с участием автора. Пространственные координаты землетрясений региона заимствованы из бюллетеней и каталогов БОМСЭ ГС РАН. Значения глубин очагов землетрясений были собраны по материалам работ, выполненных в ИЗК и БОМСЭ. Глубины и механизмы очагов Южно-Байкальской последовательности землетрясений 1999 г. определялись при использовании сейсмограмм, записанных станциями БОМСЭ и БГИН СО РАН. При сопоставлении решений фокальных механизмов с разломными структурами использовался обширный литературный материал и полевые наблюдения.

Апробация работы

Основные положения работы докладывались на Всероссийских молодежных конференциях & quot-Геология и геодинамика Евразии& quot- (Иркутск, 1999) и & quot-Строение литосферы и геодинамика& quot- (Иркутск, 2001) — на второй (2000 г.) и третьей (2001 г.) Байкальской молодежной школе-семинаре & quot-Геофизика на пороге третьего тысячелетия& quot-, международной конференции «Seismology in Siberia at the Millenium boundary» (Новосибирск, 2000). Результаты работ также представлялись на научных сессиях и семинарах ИЗК СО РАН.

По теме диссертации опубликовано 4 статьи в соавторстве и 10 тезисов в отечественных и зарубежных сборниках.

Диссертация состоит из пяти глав, введения и заключения. Объем работы составляет 125 страниц, 32 рисунка, 7 таблиц- список литературы включает 175 наименований отечественных и зарубежных публикаций.

Автор выражает глубокую признательность своим научным руководителям: к.г. -м.н. В. А. Санькову и д.г. -м.н. В. А. Потапову за постановку темы, дискуссий, ценные замечания и консультации. Искреннюю благодарность автор выражает к. д-м.н. В. И. Мельниковой, своему учителю в сейсмологии, за участие и постоянную помощь, а также совместно проведенные исследования над темой диссертации.

Автор благодарен сотрудникам ИЗК к.г. -м.н. О. П Смекалину., к.г. -м.н. А. И Мирошниченко, к.г. -м.н. Р. П. Дорофеевой, д.г. -м.н. В. В. Ружичу, О. В. Луниной за советы, обсуждение результатов и проведенные полевые работы- а также H.A. Гилевой (БОМСЭ) и Ц. А. Тубанову (БГИН) за предоставленные данные и консультации. Автор благодарит за помощь и поддержку всех сотрудников лаборатории общей и инженерной сейсмологии ИЗК, а также французских коллег Ж. Девершера, А. Дешан и К. Петит за помощь в освоении программ обработки сейсмологических данных и предоставленную возможность стажировки в Университете им. П. и М. Кюри (Париж).

Работа выполнена при частичной финансовой поддержке РФФИ (грант 01−0 $-65 134) и ИНТАС (гранты 96−2194 и 97−30 874).

Выводы к главе 5:

В Южно-Байкальской впадине, развивающейся в режиме растяжения и растяжения со сдвигом, доминируют сбросовые движения. Плоскости возможных разрывов в очагах землетрясений Байкальской впадины имеют преимущественно северо-восточное простирание, согласующееся с простиранием основных геологических структур. Таким образом, современные сейсмические подвижки происходят по уже готовым ослабленным зонам. Неортогональное расположение структур и оси растягивающих усилий приводит к возникновению разных кинематических типов движения по разломам, начиная от чистых сдвигов на субширотном участке впадины.

Западный борт озера представлен практически сформированным единым граничным разломом, чья протяженность позволяет предполагать сейсмогенность практически всей коры.

Данные о механизмах очагов землетрясений Южно-Байкальской впадины свидетельствуют, что большинство разрывов происходит по плоскостям с углами

108 падения 30−70°. Изменения с глубиной основных параметров осей напряжений и плоскостей разрывов не наблюдается. Распределение гипоцентров по вертикали, узкие зоны эпицентров, преобладание наклонных и субвертикальных плоскостей разрывов в очагах, не выполаживающихся с глубиной, свидетельствуют, что разрывообразование в Южно-Байкальской котловине происходит, главным образом, по планарным разломам или их сегментам. Более рассеянная по площади сейсмичность и геоморфологические особенности прибрежного рельефа Приольхонья указывают на листрический тип разломов на Среднем Байкале. Разные геометрические типы разломов в этих котловинах могут быть обусловлены различной степенью растяжения и доминирующей кинематикой разломов.

Заключение

Южно-Байкальская впадина представляет собой пример зоны внутриконтинентального активного растяжения. Структура впадины представлена асимметричным полуграбеном, сформированным протяженным граничным разломом сбросового типа, обрамляющим западный борт. Восточный борт впадины сформирован системой эшелонированных разломов, представляющих собой антитетические сбросы. Высокая сейсмическая активность впадины отражает продолжающуюся деформацию земной коры, сосредоточенную главным образом внутри депрессии. Сейсмичность трассирует активизированные сегменты разломов, по которым и происходят современные тектонические движения.

Для БРЗ характерна коровая сейсмичность. Распределение гипоцентров по вертикали свидетельствует об активности практически всех горизонтов земной коры. Наиболее активен диапазон глубин 10−20 км. Подошва сейсмоактивного слоя в Южно-Байкальской впадине, соответствующая уровню, выше которого сосредоточено 90% очагов, располагается на глубине 26−27 км- 95-ти процентный уровень залегает на 30 км. Вопреки представлению о том, что для рифтовых зон характерны приповерхностные очаги, результаты локализации гипоцентров землетрясений БРЗ убедительно указывают на значительную активность средней коры. Возможность возникновения землетрясений практически по всей вертикальной толще коры должна определяться соответствующими значениями параметров, контролирующих прочность земной коры. В результате расчета прочности земной коры БРЗ выявлено, что преобладающая часть землетрясений происходит в области хрупкого разрушения. Эта область простирается до глубин 21−25 км, что не противоречит результатам работ (Крылов, Тен, 1994- Devershere et al, 2001). Такое значение диапазона хрупкого разрушения получено при допущении о преобладании пород основного состава в средних и нижних частях земной коры Байкальского рифта, высоком поровом давлении на глубине и умеренной температуре на разделе кора-мантия.

В Восточно-Африканской рифтовой системе также регистрируются землетрясения с очагами в нижней коре (Shudofsky et al, 1987- Seno & Saito, 1994- Nyblade & Langston, 1995). При всех попытках объяснить их происхождение, видимо, следует признать, что землетрясения в качестве индикатора температуры не могут быть использованы без информации о локальных вещественных неоднородностях, скорости деформации, наличия или отсутствия воды.

Отсутствие резкой границы распространения очагов по вертикали свидетельствует о постепенном переходе от хрупкого разрушения к собственно пластическому. Наличие мощной линзы осадков в Байкальской впадине обуславливает практически полное отсутствие очагов землетрясений в приповерхностных слоях депрессии озера.

Дальнейшее накопление информации о распределении очагов землетрясений, геотермии и вещественном составе разных частей БРЗ будет способствовать выделению региональных особенностей реологического состояния земной коры.

Современное разломообразование в Байкальской впадине развивается в режиме общего растяжения в СЗ-ЮВ направлении. Особенности поля напряжений на отдельных участках этой структуры обусловлены расположением сегментов впадины по отношению к вектору раздвижения Сибирского и Забайкальского блоков и наличием разноориентированных разрывных структур.

При анализе азимутов простирания возможных плоскостей разрывов в очагах землетрясений четко выделяется СВ направление согласующееся с простиранием основных геологических структур. В местах пересечения СВ структур с поперечными разломами происходит активизация последних. В таких разломных узлах наблюдается разнообразие простираний плоскостей разрывов и отклонения осей напряжения от регионального поля, вызванное геометрией локальных структур. Субширотная южная часть Южно-Байкальской впадины характеризуется сдвиговыми типами подвижек в очагах землетрясений, что обусловлено перекосом рифта.

Сейсмические подвижки, судя по фокальным решениям, в БРЗ происходят по наклонным и субвертикальным плоскостям. Изменения с глубиной углов падения плоскостей сместителей не наблюдается. Разрывообразование в Южно-Байкальской впадине происходит по планарным разломам или сегментам, хотя в Приольхонье имеются косвенные указания на листрические структуры. Активность пологих разломов или их сегментов ввиду небольшой степени растяжения осуществляется через иной механизм, например посредством пластических деформаций.

Возможности сейсмологических методов в изучении процессов современного разломообразования далеко не исчерпываются данными определений фокальных

Показать Свернуть

Содержание

Глава 1. Краткая геолого-геофизическая характеристика Южно-Байкальской впадины

1.1. Геолого-структурная позиция и строение Байкальской рифтовой зоны.

1.2. Строение и развитие Южно-Байкальской впадины.

1.3. Глубинное строение Байкальской рифтовой зоны и ЮжноБайкальской впадины.

1.4. Разломная тектоника Южно-Байкальской впадины.

Выводы.

Глава 2. Сейсмичность Южно-Байкальской впадины

2.1. Общая характеристика сейсмичности Южно-Байкальской впадины.

2.2. Методы локализации гипоцентров землетрясений.

2.3. Глубины очагов землетрясений Байкальской рифтовой зоны.

2.4. Новые определения глубин гипоцентров землетрясений Прибайкалья.

Выводы.

Глава 3. Соотношение разрывов в очагах землетрясений и разрывных структур Южно-Байкальской впадины

3.1. Методика определения механизмов очагов, фактический материал.

3.2. Общие закономерности поля современных тектонических. напряжений.

3.3. Анализ механизмов очагов землетрясений и структур по отдельным районам.

3.4. Механизмы очагов землетрясений Южно-Байкальской последовательности 1999 г.

Выводы.

Глава 4. Использование сейсмологических данных для оценки реологических свойств земной коры

4.1. Реологическое поведение земной коры (теоретические аспекты).

4.2. Оценка прочности земной коры Южно-Байкальской впадины.

Выводы.

Глава 5. Особенности современного разломообразования в земной коре

Южно-Байкальской впадины.

Выводы.

Список литературы

1. Аниканова Г. В., Боровик Н. С. новые данные о глубинах очагов землетрясений Прибайкалья // Геология и геофизика, 1981, № 2, с. 157−161.

2. Аниканова Г. В., Боровик Н. С. О возможности определения скоростных характеристик среды по сейсмологическим данным / Новосибирск, 1986. УДК 550. 34. 016 ВИНИТИ № 7, № 4719-В86.

3. Введенская A.B. Исследование напряжений и разрывов в очагах землетрясений с помощью теории дислокации. М., Наука, 1961, 136 с.

4. Вертлиб М. Б. Определение глубины очагов землетрясений групповым способом в некоторых районах Прибайкалья / В кн. :Сейсмические исследования в Восточной Сибири. М. Наука, 1981, с. 82−88.

5. Вертлиб М. Б. Гипоцентрия и механизм землетрясений в связи с геодинамикой северо-востока Байкальской зоны // Геология и геофизика, 1997, т. 38, № 8,с. 13 761 385.

6. Гайский В. Н., Данциг Л. Г., Дергачев A.A. Детальные сейсмологические исследования в Баргузинском районе БРЗ / Континентальный рифтогенез. М. Сов. радио, 1977, с. 65−69.

7. Галазий Г. И., Лут Б. Ф. Байкальские землетрясения (одна из возможных причин) // География и природные ресурсы, 2000, № 2, с. 37−42.

8. Геология и сейсмичность зоны БАМ: Сейсмичность // Голенецкий С. И., Кочетков В. М., Солоненко A.B. и др.- Новосибирск, Наука, 1985.

9. Гилева H.A., Мельникова В. И., Радзиминович H.A. и др. Локализация землетрясений и средние характеристики земной коры в некоторых районах Прибайкалья // Геология и геофизика, 2000, т. 41, № 5, с. 629−636.

10. Гладков A.C. Разрывные нарушения и разломно-блоковое строение осадочного чехла южной окраины Сибирской платформы / Мат-лы совещания & laquo-Тектоника Неогея: общие и региональные аспекты. М., 2001, с 145−147.

11. Голенецкий С. И. Сейсмичность Прибайкалья история ее изучения и некоторые итоги / В сб. Сейсмичность и сейсмогеология Восточной Сибири, М. Наука, 1977, с. З-42.

12. Голенецкий С. И. Проблема изучения сейсмичности Байкальского рифта / В кн. Геодинамика внутриконтинентальных горных областей. Новосибирск, Наука, 1990, с. 228−235.

13. Голенецкий С. И. Сейсмичность района оз. Байкал по наблюдениям региональной сети сейсмических станций / Мат-лы Всероссийской межрегион, конф. & laquo-Геологическая среда и сейсмический процесс& raquo- Иркутск, ИЗК СО РАН, 1997, с. 81−83.

14. Голенецкий С. И., Голубев В. А. О связи сейсмичности с тепловым потоком в районе впадины оз. Байкал II Геология и геофизика, 1985, № 6, с. 87−96.

15. Голенецкий С. И., Дреннова Г. Ф., Смекалин О. П. и др. Сейсмичность района полуострова Святой Нос на Байкале и землетрясение 14 февраля 1992 г. // Геология и геофизика, 1996, т. 37, № 6 с. 104−112.

16. Голенецкий С. И., Кругляков М. И. К вопросу о глубинах очагов землетрясений района трассы БАМ / Сейсмичность и глубинное строение Прибайкалья. Новосибирск, Наука, 1978 с. 38−52.

17. Голубев В. А. Геотермия Байкала. Новосибирск, Наука, 1982, 150 с.

18. Голубев В. А. Модель гидротермального стока и его влияния на геотермическое поле

19. Байкальской рифтовой зоны II Геология и геофизика, 1991, № 12 с. 102−109.

20. Грачев А. Ф. Хамар-Дабан-горячая точка Байкальского рифта: данные химическойгеодинамики // Физика Земли, 1998, № 3, с. 3−28.

21. Дорофеева Р. П. Теплопроводность земной коры юга Восточной Сибири // Геология и геофизика, 1986, № 10, с. 85−94.

22. Дорофеева Р. П. Теплогенерация горных пород и радиогенное тепло Прибайкалья и Забайкалья // Физика Земли, 1990, № 1, с. 82−90.

23. Зоненшайн Л. П., Гольмшток А. Я., Хатчинсон Д. Структура Байкальского рифта // Геотектоника, 1992, № 5, с. 63−77.

24. Зорин Ю. А. Новейшая структура и изостазия Байкальской рифтовой зоны и сопредельных территорий. М. Наука, 1971.

25. Зорин Ю. А., Беличенко В. Г., Турутанов Е. Х. и др. Байкало-Монгольский трансект // Геология и геофизика, 1994, № 7−8, с. 94−110.

26. Зорин Ю. А., Беличенко В. Г., Логачев H.A. и др. Палеогеодинамика Центральной Азии / В сб. Литосфера Центральной Азии. Под ред. Логачева H.A. Новосибирск, Наука, 1996. с. 9−16.

27. Казьмин В. Г., Гольмшток А. Я., Клитгорд К. и др. Строение и развитие района Академического хребта по данным сейсмических и подводных исследований // Геология и геофизика, 1995, т. 36, № 10, с. 164−176.

28. Карта новейшей тектоники юга Восточной Сибири. М-б 1: 1 500 000 / Под ред.

29. Золотарева А. Г., Хренова П. М., Мингео, 1981.

30. Касахара К. Механика землетрясений. М., Мир, 1985, 264 с.

31. Киселев А. И., Попов A.M. Глубинная структура Байкальского рифта, проблема корреляции геофизических и петрологических данных // Геодинамические исследования, 1992, № 14, с. 76−85.

32. Киссин И. Г. Флюидонасьпценность земной коры, электропроводность, сейсмичность И Физика Земли, 1996, № 4, с. 30−40

33. Козьмин Б. М. Сейсмические пояса Якутии и механизмы очагов их землетрясений. М., Наука, 1984, 126 с.

34. Костров Б. В. Механика очага тектонического землетрясения. М. Наука, 1975. Крылов C.B., Тен E.H. Об оценке прочности литосферы поданным ГСЗ и геотермии II Докл. РАН, 1994, т. 337

35. Крылов C.B., Дучков А. Д. Изучение условий возникновения коровых землетрясений: деформационно-прочностное районирование сейсмоактивной среды // Докл. РАН, 1996, т. 349, № 6, с. 814−817.

36. Леви К. Г., Бабушкин С. М., Бадардинов A.A. и др. Активная тектоника Байкала // Геология и геофизика, 1995, т. 36, № 10, с. 154−163.

37. Леви К. Г., Мирошниченко А. И., Саньков В. А. и др. Кинематика активных разломов центральной части Байкальской рифтовой зоны // Геофизические исследования в Восточной Сибири на рубеже XXI века. Новосибирск, Наука, 1996, с. 120−126.

38. Логачев H.A. Осадочные и вулканогенные формации Байкальской рифтовой зоны / В сб. Байкальский рифт, М., Наука, 1968,183 с.

39. Логачев H.A. Главные структурные черты и геодинамика Байкальской рифтовой зоны // Физическая мезомеханика, т. 2, № 1−2, 1999, с. 163−170.

40. Логачев H.A. Об историческом ядре Байкальской рифтовой зоны II Докл. РАН, 2001, т. 376, № 4, с. 510−513.

41. Лухнев A.B. Кинематика раскрытия Байальского рифта в позднем кайнозое: Афтореф. дис. канд. геол. -мин. наук. Иркутск, 2000, 16 с.

42. Лысак C.B. Геотермия южных районов Восточной Сибири // Геофизические исследования в Восточной Сибири на рубеже XXI века. Новосибирск, Наука, 1996, с. 120−126.

43. Лысак C.B., Дорофеева Р. П. Геотермический режим верхних горизонтов земной коры в южных районах Восточной Сибири II Докл. РАН, 1997, т. 352, № 3, с. 405−409. Лысак C.B., Зорин Ю. А. Геотермическое поле Байкальской рифтовой зоны. М. Наука, 1976.

44. Лысак C.B., Шерман С. И. Глубинный тепловой поток и сейсмическая активность Прибайкалья / В сб. Сейсмичность и глубинное строение Прибайкалья. Новосибирск, Наука, 1978, с. 56−84.

45. Мельникова В. И. Напряженно-деформированное состояние Байкальской рифтовой зоны по данным о механизмах очагов землетрясений: Автореф. дис. канд. геол. -мин. наук. Иркутск, 2001, 16 с.

46. Мельникова В. И., Радзиминович H.A. Механизм очагов землетрясений Байкальского региона за 1991 1996 гг. // Геология и геофизика, 1998, т. 39, № 11, С. 1598−1607.

47. Мельникова В. И., Радзиминович H.A., Н. А. Гилева и др. Механизм и глубины очагов землетрясений юго-западного фланга Байкальской рифтовой зоны // Науки о Земле: современные проблемы сейсмологии. Сб. тр., М.: Вузовская книга, 2001, с. 96−112.

48. Мишарина JI.A. Исследование механизма очагов повторных толчков Среднебайкальского землетрясения 29 августа 1959 г. // Бюлл. Совета по сейсмологии, 1963, № 15, с. 81−94.

49. Мишарина JI.A., Мельникова В. И., Балжинням И. Юго-западная граница Байкальской рифтовой зоны по данным о механизме очагов землетрясений // Вулканология и сейсмология, 1983, № 2, с. 74−83.

50. Мишарина JI.A., Солоненко Н. В. О напряжениях в очагах слабых землетрясений Прибайкалья // Физика Земли, 1972, № 4, с. 24−36.

51. Мишенькин Б. П., Мишенькина З. Р., Петрик Г. В. и др. Изучение земной коры и верхней мантии в Байкальской рифтовой зоне методом глубинного сейсмического зондирования // Физика Земли, 1999, № 7−8, с. 74−93.

52. Новоселова М. Р. О структуре и источниках аномального магнитного поля Байкальской рифтовой зоны / В сб. Роль рифтогенеза в геологической истории Земли. Новосибирск, Наука, 1977, с. 72−77.

53. Плешанов С. П., Ромазина A.A., Чернов Ю. А. Новейшая структура Приольхонъя (Центральная часть БРЗ) / В сб. Роль рифтогенеза в геологической истории Земли. Новосибирск, Наука, 1977 г., с. 108−112.

54. Попандопуло Г. А. Метод одновременного определения координат гипоцентров землетрясений и скоростей сейсмических волн / В кн. Экспериментальная сейсмология, М., Наука, 1983, с. 109−117.

55. Попов А. М. Результаты глубинных МТЗ в ПРибайкалье в свете данных других геофизических методов // Физика Земли, 1989, № 8,с. 31−37

56. Попов А. М. Глубинные исследования юга Восточной Сибири и Монголии электромагнитными методами: Автореф. дисс. доктора геол. -мин. наук. Иркутск, 1995.

57. Поспеев A.B. Геофизические данные о флюидах в земной коре // Геофизические исследования в Восточной Сибири на рубеже XXI века. Новосибирск, Наука, 1996, с. 38−42.

58. Потапов В. А. Энергия очагов и интенсивность землетрясений в структурно неоднородной земной коре / Науки о Земле: современные проблемы сейсмологии. Сб. тр., М., Вузовская книга, 2001, 130−153 с.

59. Разломобразование в литосфере. Зоны растяжения. /С.И. Шерман, КЖСеминский, С. А. Борняков и др. Новосибирск, Наука, 1992 г. 228 с.

60. Рассказов C.B., Логачев H.A., Брандт И. С. и др. Геохронология и геодинамика позднего кайнозоя: (Южная Сибирь-Южная и Восточная Азия). Новосибирск, Наука, 2000, 228 с.

61. Резанов И. Н. Кайнозойские отложения и морфоструктура Восточного Прибайкалья. Новосибирск, Наука, 1988, 128 с.

62. Рогожина В. А., Кожевников В. М. Область аномальной мантии под Байкальским рифтом. Новосибирск, Наука, 1979.

63. Ружич В. В., Семенов P.M., Алакшин A.M. и др. Южнобайкальское землетрясение 25. 02. 1999 года // Геология и геофизика, в печати.

64. Ружич В. В., Хилько С. Д. Анализ моделей очагов землетрясений с геологических позиций // Физические основы прогнозирования разрушения горных пород при землетрясениях. М., Наука, 1987, с. 113−122.

65. Рулев Б. Г. Вопросы пространственной структуры сейсмичности Гармского района // Физика Земли, 1999, № И, с. 48−62.

66. Сейсмическое районирование Восточной Сибири и его геолого-геофизические основы. / Под ред. Солоненко В. П., Новосибирск, Наука, 1977, 303 с.

67. Сейсмогеология и детальное сейсмическое районирование Прибайкалья / Под ред. Солоненко В. П., Новосибирск, Наука, 1981, 168 с.

68. Сейсмотектоника и сейсмичность рифтовой системы Прибайкалья./ Под ред. Солоненко В. П., М., Наука, 1968, 219 с.

69. Селезнев B.C., Соловьев В. М., Еманов А. Ф. и др. Глубинное строение неотектонических впадин (оз. Байкал и оз. Телецкое). Мат-лы к междунар. конф. & laquo-Методы изучения, строение и мониторинг литосферы& raquo-, Новосибирск, 6−13 сент. 1998, с. 266−272.

70. Семинский К. Ж., Карабанов Е. Б., Кузьмин М. И. Тектонические нарушения осадков озера Байкал (по материалам исследования бурового керна BDP-98) // Геология и геофизика, 2001, т. 42, № 1−2, с. 308−318.

71. Скляров Е. В., Беличенко В. Г., Васильев Е. П. и др. Палеогеодинамика Центрально-Азиатского складчатого пояса и зон его сочленения с Сибирским кратоном / В сб. Литосфера Центральной Азии. Под ред. Логачева H.A. Новосибирск, Наука, 1996. с. 16−26-

72. Славина Л. Б., Эпштейн А. Г. Определение времени в очаге по данным региональной сети станций / В сб. Алгоритмы и практика определения параметров гипоцентров землетрясений на ЭВМ. М. Наука, 1983, с. 87−92.

73. Тресков A.A. Интерпретация наблюдений над близкими землетрясениями. Вопросы сейсмичности Сибири. Вып. 18 Новосибирск, 1964 с. 106−135.

74. Тресков A.A., Вертлиб М. Б. Объективное определение эпицентров близких землетрясений. М., Наука, 1973, 74 с.

75. Уфимцев Г. Ф. Сейсмичность и структура Байкальского рифта // Отечественная геология, 1994, № 1, с. 44−48

76. Физика твердого тела //Павлов П.В., Хохлов А. Ф. Учеб., М. :Высшая школа., 2000, 494 с.

77. Хатчинсон Д. Р., Гольмшток А. Ю., Зоненшайн Л. П. и др. Особенности строения осадочной толщи оз. Байкал по результатам многоканальной сейсмической съемки (1989 г.) // Геология и геофизика, 1993, т. 34, № 10−11, с. 25−36.

78. Хлыстов О. М., Май В. Д., Воробьева С. С. и др. Строение и развитие подводного Академического хребта (озеро Байкал) // Геология и геофизика, 2000, т. 41, № 6, с. 819−824.

79. Хренов П. М., Демин А. Н., Таскин А. П. и др. Скрытые поперечные разломы Байкальской рифтовой системы / В сб. Роль рифтогенеза в геологической истории Земли. Новосибирск, Наука, 1977, с. 99−104.

80. Шерман С. И. Физические закономерности развития разломов земной коры. Новосибирск, Наука, 1977, 102 с.

81. Шерман С. И., Лобацкая P.M. О корреляционной зависимости между глубинами залегания гипоцентров и длиной разрывов в Байкальской рифтовой зоне // Докл. АН СССР, 1972, т. 205 № 3, с. 578−581.

82. Юншен С., Крылов C.B., Баоцзюнь и др. Глубинное сейсмическое зондирование литосферы на международном трансекте Байкал-северо-восточный Китай // Геология и геофизика, 1996, т. 37, № 2, с. 3−15.

83. Brace W.F., Kohlstedt D.L. Limits on lithospheric stress imposed by laboratoryexperiments II J. geophys. Res. 1980, Vol. 85, No. Bll, p. 6248−6252.

84. Byerlee J.D. Brittle-ductile transition in rocks // J. geophys. Res. 73, 4741−4750, 1968.

85. Calais, E., Lesne O., Deverchere J., Sankov V.A. et al. GPS measurements of crustaldeformation in the Baikal rift zone, Siberia // Geophys. l Res. Lett., 1998. V. 25, № 21,p. 4003−4007.

86. Carter N.L. and Tsenn M.C. Flow properties of continental lithosphere // Tectonophysics, 136 (1987), 27−63.

87. Chen W.P. & Molnar P. Focal depths of intracontinental and intraplate earthquakes and their implications for the thermal and mechanical properties of the lithosphere // J. geophys. Res., 1983, No. 88, p. 4183−4214,.

88. Chery J. Core complex mechanics: from the Gulf of Corinth to the Snake Range // Geology, 2001, Vol. 29, No. 5, p. 439−442.

89. Chili J-M, Chiu S-C. C., Kim S.G. The significance of the crustal velocity model in local earthquake locations from a Case Example of a Panda Experiment in the Central United States II Bull. Seism. Soc. Am. 1997, vol. 87, No. 6, p. 1537−1552.

90. Clifton A.E., Schlische R.W., Withjack M.O., et al. Influence of rift obliguity on fault-population systematics: results of experimental of clay models // Journal of structural geology, 2000, 22, p. l491−1509.

91. Das, S., Scholz, C.H. Why large earthquakes do not nucleate at shallow depths // Nature, 1983, 305, p. 621−623.

92. Doser D.I., Smith R.B. Seismic moment rates in the Utah region II Bull Seismol. Soc. Am., 72, 525−551,1982.

93. Doser D., Yarwood D. Deep crustal earthquakes associated with continental rifts //Tectonophysics, 1994, 229, p. 123−131

94. Douglas A. Joint epicentre determination ?/Nature, 1967, Vol. 215, p. 47−48.

95. Ebinger C.J., Jackson J.A., Foster A.N. et al. Extensional basin geometry and the elasticlithosphere // Phil. Trans. R. Soc. Lond. A (1999) 357, p. 741−765.

96. Everden J.F. Identification of earthquakes and explosions by use of teleseismic data II Bull. Seism. Soc. Am. 1969, 59, p. 1365−1398.

97. Gao S., Davis P.M., Liu H. et al. Seismic anisotropy and mantle flow beneath the Baikal rift zone II Nature, 1994, Vol. 371, p. 149−151.

98. Gudmundsson A., Homberg C. Evolution of stress fields and faulting in seismic zones // Pure appl. Geophys. 1999,154, p. 257−280.

99. Jackson J.A., White N.J. Normal faulting in the upper continental crust: observationsfrom regions of active extension II J. Struct. Geol., 1989,11, p. 15−36.

100. Maggi A., Jackson J.A., Priestley K. et aL. A re-assessment of focal depth distributions in southern Iran, the Tien Shan and northern India: do earthquakes really occur in the continental mantle? //Geophys. J. Int., 2000b, No. 143, p. 629−661.

101. Pujoi, J. Application of the JHD Technique to the Loma Prieta, California, mainshock-aftershock sequence and implications for earthquake location I/Bull. Seism. Soc. Am., vol. 85, No. 1, pp. 129−150, 1995.

102. Ranalli G., Murphy D.C. Rheological stratification of the lithosphere // Tectonophysics, 132 (1987), 281−295.

103. Solonenko A.V., Solonenko N.V., Melnikova V.I. et al. The analysis of the spatial-temporal structure of seismicity of the Baikal rift zone // Earthquake hazard and risk. Kluwer Academic Publishers. 1996, p. 49−62.

104. Townend J., Zoback M.D. How faulting keeps the crust strong // Geology, 2000, v. 28, No. 5, p. 399−402.

105. Tsenn M.C. and Carter N.L. Upper limits of power law creep of rocks // Tectonophysics, 136 (1987) 1−26.

106. Wernicke B. Low-angle normal faults and seismicity: a review // J. geophys. Res., 1995, v. 100, No. B10, p. 20 159−20 174.

107. Wernicke B., Burchfiel B.C. Modes of extensional tectonics // J. Struct. Geol., 4, 105−115, 1982.

108. Yeats R.S., Sieh K., Allen C.R. The geology of earthquakes //Oxford University Press, 1997.

109. Zoback M.D., Townend J. Implications of hydrostatic pore pressures and high crustal strength for the deformation of intraplate lithosphere // Tectonophysics, 336, 2001, p. 19−30.

Заполнить форму текущей работой