Роль презенса в языковом структурировании пространственно-временного континуума художественного текста

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 801. 541. 559. 11
С. А. Жукова
РОЛЬ ПРЕЗЕНСА В ЯЗЫКОВОМ СТРУКТУРИРОВАНИИ ПРОСТРАНСТВЕННО-ВРЕМЕННОГО КОНТИНУУМА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА
Определяется специфика локально-темпоральной организации немецкоязычных литературно-повествовательных текстов Х1Х-ХХ веков. В данном контексте рассматривается многозначность немецкого презенса, выявляется его стилистический потенциал.
This article deals with the determination of local-temporary organization of German literary-narrative texts of Х1Х-ХХ centuries.
The category of polysemy of German verb and its stylistic potential are examined in this context.
Ключевые слова: время, хронотоп, презенс, многозначность, стилистический потенциал.
Будучи базовым, универсальным концептом, время отражает мироощущение, сознание, ритм жизни, отношение людей к вещам в каждую конкретную эпоху. В данном понятии аккумулированы человеческие знания, принадлежащие разным картинам мира — обыденной, научной, религиозной, духовной и языковой, что говорит о неоднозначно-
Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. 2009. Вып. 2. С. 49 — 53.
50
сти способов осмысления и интерпретации человеком времени на разных этапах его развития. Данный процесс определяется уровнем самосознания и самоопределения человека как субъекта исторического и социального действия, стадией развития культуры, науки и производственных отношений. Существует множество теорий, концепций и моделей времени, каждая из которых научно обоснована и аргументирована, но при этом не является абсолютно истинной.
На заре человечества осознание времени формировалось в мифологических образах, а с зарождением философии началась многовековая история его философского осмысления. Искусство никогда не находилось в стороне от жизнеполагающих проблем человеческого бытия. Художественное освоение временной структуры действительности составляет богатое наследие культурного развития общества.
Вполне понятно, что художественный мир, как и мир объективный, также не существует вне времени и пространства: пространство и время есть формы его существования, его непременные атрибуты.
В основе пространства и времени художественного мира лежит концепция этих категорий, сформировавшаяся в сознании художника, т. е. пространство и время индивидуального авторского сознания, «объективированные» в локально-темпоральном континууме текстового целого.
Таким образом, субъективный хронотоп художника, воплотившийся в созданном им художественном мире, становится формой существования этого художественного мира, определяет его структуру [4, с. 67].
Пространство и время охватывают весь комплекс проблем, связанных с «жизнью» художественного текста, от лингвистических до философско-культурологических. Более того, именно хронотоп включает идеологию определенного художественного текста в общественно-исторический и культурный контекст- пространство и время текста прежде всего и связывают данный текст с «внетекстовым» миром. Благодаря этому обстоятельству система пространственновременных представлений, выраженных в художественном тексте, позволяет определить место данного текста в культуре. Вместе с тем анализ пространственно-временных структур художественного мира может быть положен в основу анализа литературного, художественного, культурного процессов- движение пространственно-временных структур демонстрирует прежде всего движение искусства, движение культуры.
Изображение времени в художественном произведении, создание меняющейся временной перспективы и изучение тех языковых средств, которые принимают в этом участие, — одна из интереснейших проблем современной лингвистической и литературоведческой науки. Категория времени в различных аспектах — историческом, философском, языковом — тесно связана с природой художественного творчества. Однако серьезный интерес к ней лингвистов и литературоведов — явление последних десятилетий. Он отражает особенности литературы ХХ века, для которой характерно особое осмысление времени, сложное
переплетение различных временных пластов, ломка хронологического ряда событий и вторжение в их последовательность. Все это, в свою очередь, показывает стремление создателей художественных произведений проникнуть во внутренний мир персонажей на основании реконструкции их временного опыта, а также установить глубинные связи между эпохами, поколениями, событиями.
Важность категории времени для словесного произведения с точки зрения поэтики выражается прежде всего в том, что временная ориентация повествователя определяет характер используемых автором произведения языковых средств.
Итак, помимо времени реального любое литературное произведение существует во времени художественном, которое, в свою очередь, является неотъемлемым элементом художественного отражения мира. Оно подчиняет себе время грамматическое: формы настоящего времени ни для автора речи, ни для ее получателя не выражают и не могут выражать «теперь, сейчас». Здесь авторское и читательское время противостоят времени персонажей.
Сложная временная семантика видо-временных глагольных форм является важной особенностью художественного текста. Она выражается в отсутствии прямой временной соотнесенности этих форм, участвующих в создании темпоральной картины мира персонажей, с реальным моментом речи автора или читателя.
Категория глагольного времени является одной из базовых категорий, актуальных в плане изучения процесса формирования и функционирования художественных текстов, поскольку именно посредством грамматического времени выражается время художественное.
Как известно, временные значения служат для дейктической ориентации обозначаемой ситуации относительно момента речи. При этом из трех «основных» времен — настоящего, прошедшего и будущего, указывающих соответственно на одновременность, предшествование и следование ситуации моменту речи, — наибольшей сложностью характеризуется настоящее время [2, с. 131].
Следует отметить, что особенности семантики настоящего времени вызывают определенные трудности в плане описания и теоретического осмысления временных значений в целом. Действительно, формы настоящего времени тяготеют к описанию длящихся или незавершенных ситуаций, т. е. не имеющих явно выраженных временных границ, поскольку тот фрагмент ситуации, который попадает в поле зрения говорящего в «момент речи», как правило, оказывается меньше ситуации в целом, т. е. не включает ни ее начала, ни ее конца. Формы прошедшего или будущего времени таких отчетливых ограничений не имеют. Но при этом незавершенная ситуация, включающая в себя момент речи, может трактоваться очень широко: не только как ситуация, развертывающаяся в каком-то смысле на глазах у говорящего, но и, например, как ситуация, регулярно повторяющаяся в прошлом и способная к такому же повторению в будущем, или как ситуация, в принципе способная иметь место в произвольный момент времени (в том числе — но не обязательно — и в момент речи) [1, с. 37].
51
52
Особый интерес к настоящему времени вызван также тем, что в отличие от прошедшего и будущего времени, имеющих «естественную границу», в качестве которой выступает момент речи, определяющий конечную точку прошедшего и начальную точку будущего, настоящее время подобных ограничений не имеет.
Возможность заменить настоящее время сочетанием прошедшего и будущего по существу означает, что настоящее время не занимает какой-то самостоятельной области на временной оси, а представляет собой соединение смежных участков прошлого и будущего, длительность которых зависит от особенностей обозначаемой ситуации [Там же, с. 36].
В условиях литературной коммуникации глагольные формы немецкого презенса могут выполнять разнообразные функции. Так, достаточно часто презенс принимает значение претерита. Такой вид пре-зенса называется повествовательным, так как он чаще всего встречается не в отдельных высказываниях, а является средством ведения повествования. В подобных случаях употребления презенс и претерит являются контекстуальными грамматическими синонимами.
Здесь стоит упомянуть о таком понятии, как многозначность. Данное свойство выделяет презенс из всех остальных глагольных форм немецкого языка, что дало основание считать ее лишенной временного значения вообще [3, с. 102].
Использование различных видов презенса («исторического», «глобального», «качественного» и др.) дает возможность управлять действием в произведении по желанию автора. Чередование форм настоящего и прошедшего времени, а также внезапный переход в повествовании от претерита к презенсу — излюбленный стилистический прием у многих писателей, акцентирующих внимание читателя на кульминационных эпизодах повествования, на размышлениях, обобщениях, а также снах и видениях героев.
Следует подчеркнуть, что на протяжении XIX—XX вв.еков в художественной литературе отмечается постепенное расширение сферы употребления презенса. Это явление тесно связано с процессами становления и развития различных направлений и жанров.
Так, для периода немецкого романтизма ведущей формой презенса является «исторический» презенс. Он «взрывает» претеритальный план повествования, маркируя кульминационные моменты в отдельных фрагментах, наиболее актуальных или даже судьбоносных в жизни литературных персонажей (Й. фон Ейхендорф, Э. Т. А. Гофман и др.).
Немецкая реалистическая литература характеризуется доминированием «глобального» презенса, используемого в многочисленных комментариях и резюме повествователя, а также в описаниях, носящих статический характер. Он упорядочивает события в произведении, лишает их хаоса и путаницы, что отражает состояние тогдашнего общества, характеризующегося стабилизацией, становлением и укреплением капитализма (Т. Фонтане, Г. Келлер и др.).
В литературе немецкого модернизма доминирующим является такой вид презенса, как «фрагментарный», который придает произведе-
нию экспрессивную напряженность и имеет репортажную тенденцию, а также отражает бурные социальные процессы, происходящие в то время в обществе, ускорение темпа жизни, разрушение монолитных систем в науке и искусстве. Нередко в произведениях модернистов встречается презенс как ведущая форма внутреннего монолога, который изображает сознание героя, его внутренний мир (М. Фриш, А. Деблин, А. Шницлер и др.).
Как показали исследования, каждый отмеченный выше вид презен-са выполняет в тексте определенные стилистические функции. В целом можно говорить о следующем характере функционирования форм презенса в художественном тексте:
• «исторический» презенс: «оживление» повествования, придание ему динамики-
• «глобальный» презенс: констатация фактов, размышления, комментарии и резюме повествователя, используемые для убеждения читателя- подведение итогов, предвосхищение финала- проспективные обобщения философского характера-
• «фрагментарный» презенс: выхватывание отдельных картин как элементов мозаики, переключение внимания читателя на отдельные фрагменты-
• презенс как ведущая форма внутреннего монолога: передача хода мыслей героев, проникновение во внутренний мир персонажей, усиление психологического напряжения повествования.
В заключение необходимо подчеркнуть, что эпизоды, где автор использует формы презенса, вливаются в повествование с целью акцентировать внимание читателя на определенных моментах, важных как для сюжета произведения, так и для восприятия его читателем. Появляясь на фоне претеритального повествования, презенс выделяет отдельный эпизод, привлекает к нему внимание читателя, заставляет над ним задуматься. В этом заключается богатый стилистический потенциал презенса как наиболее многозначной временной формы немецкого глагола, являющейся одним из основополагающих параметров формирования пространственно-временного континуума художественного текста.
Список литературы
1. Булыгина Т. В. Грамматические и семантические категории и их связи // Аспекты семантических исследований. М., 1980. С. 35 — 38.
2. Князев Ю. П. Настоящее время: семантика и прагматика / / Логический анализ языка. Язык и время / под ред. Н. Д. Арутюновой, Т. Е. Янко. М., 1997. С. 131 — 138.
3. Москальская О. И. Теоретическая грамматика немецкого языка. М., 1983.
4. Трубников Н. Н. Проблема времени в свете философского мировоззрения // Вопросы философии. 1978. № 2. С. 25−30.
Об авторе
С. А. Жукова — ассист., РГУ им. И. Канта, svetlanka_4@mail. ru.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой