Становление и развитие российской бизнес-деятельности в IX-XVII вв. : формирование и реализация ценностных принципов (социологический анализ)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ББК 60. 56
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ БИЗНЕС-ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В IX-XVII ВВ.: ФОРМИРОВАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ ЦЕННОСТНЫХ ПРИНЦИПОВ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)
А. Л. Кузеванова
FORMATION AND DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN BUSINESS ACTIVITY IN IX-XVII CENTURIES: FORMATION AND REALIZATION OF VALUABLE PRINCIPLES (SOCIOLOGICAL ANALYSIS)
A. L. Kuzevanova
В статье рассматривается процесс формирования и реализации ценностных принципов отечественной бизнес-деятельности в IX—XVII вв. Опираясь на анализ исторических данных, автор приходит к выводу о том, что на индивидуальном и организационном уровнях действовал комплекс принципов, регулировавших деятельность купцов и торговых предприятий того времени.
In this article the process of formation and realization of valuable principles of domestic business activity in IX-XVII is considered. Based on the analysis of the historical data, the author comes to the conclusion that at individual and organizational levels the complex of the principles regulating the activity of merchants and trade enterprises operated at that time.
Ключевые слова:
ценности, ценностные принципы, бизнес-деятельность, купечество, торговля.
Keywords:
values, valuable principles, business activity, merchant class, trade.
Становление бизнес-деятельности в рассматриваемый период связано прежде всего с инициативами купечества, которые определяли основные формы и пути развития русской торговли. В середине XI века произошло окончательное оформление русского купечества в социально-профессиональную группу, а торговые экспедиции перестали быть военными операциями, купцы утратили воинские черты, хотя организация караванной торговли и в этот период оставалась крайне рискованным и опасным занятием [1]. Ведение активной внешней торговли обусловило формирование в купеческой среде ценностных принципов инициативности и развития дела, реализация которых осуществлялась путем поиска новых рынков сбыта. О неутомимой деловой активности средневековых русских купцов и их стремлении расширить сферу своей торговой деятельности свидетельствуют путевые заметки тверского купца Афанасия Никитина, написавшего «Хожение за три моря» и совершившего в 60−70-е гг. XV века путешествие в Индию через Закавказье и Персию [2]. Не менее показательными в интересующем нас плане являются дневниковые записи купца Василия, побывавшего с торговыми целями в 60-х гг. XV века в городах Ближнего Востока и Малой Азии и оставившего подробные описания их системы торговли,
городского управления и состава населения [3].
Одним из основополагающих в торговой деятельности купечества стал принцип полезности, заключающийся в соблюдении правила извлечения выгоды в той или иной форме. Нередко действие этого принципа приводило к этическим девиациям в профессиональном поведении купцов. Летописные источники свидетельствуют о том, что русские хлеботорговцы, стремившиеся к максимальной выгоде, завышали цены на хлеб в условиях чрезвычайных ситуаций, например при неурожае. В период нашествия на русские земли в 1408 году полчищ Едигея простые люди голодали, не имея возможности купить рожь и пшеницу по ценам, искусственно завышенным торговцами, желавшими обогатиться, пользуясь сложившейся ситуацией [4]. Организация заграничных торговых экспедиций сопрягалась с трудностями и опасностью для жизни, а коммерческий успех предприятия не всегда был гарантирован. К примеру, география караванной торговли в Х1-ХШ вв. впечатляет своим масштабом: от Закавказья, Египта и Византии на востоке и юге и до европейских стран на западе и севере [5]. Осложнения в международных отношениях, неурегулированность межгосударственных торговых связей, специфика налоговой политики разных стран не создавали оснований для обеспечения безопасности купцов и стабильности получаемого ими дохода. В связи с этим одним из основных для бизнес-деятельности стал ценностный принцип моральной выносливости, реализация которого была связана с особенностями профессионального поведения купца, руководствующегося в своих действиях силой воли, поддерживающей, как отмечал русский историк В. П. Безобразов, «бодрость духа, не позволяющей предаваться излишнему самообольщению при успехе и излишнему унынию при неудаче, всегда дающей рассудку господство над порывами чувств» [6].
Ведение купцами деловых операций заграницей обусловило актуализацию ценностного принципа стремления к новым знаниям, заметного прежде всего в том, что торговые люди проявляли интерес к получению определенного уровня образования, необходимого для заключения коммерческих сделок. Анализ источников свидетельствует, что в купеческой среде навыки чтения, письма, счета и владения иностранными языками являлись неотъемлемыми характеристиками русского купца [7]. Реализация ценностного принципа состязательности, являющегося одним из основных в бизнес-деятельности, способствовала усилению конкурентной борьбы между отечественными и иностранными купцами. На западных рынках новгородские торговые люди оказывались в неравных условиях по сравнению с ганзейцами, имевшими монопольные права на посредническую торговлю между западноевропейскими странами и Новгородом. Используя преимущества такого положения, ганзейские купцы поставляли новгородцам товары невысокого качества. Не получив удовлетворения своих исков у властей германских городов, русские купчины прибегали к конфискации товаров у торговцев-иноземцев [8]. В среде купечества сформировался и действовал ценностный принцип свободы, предусматривавший неограниченную реализацию самостоятельной инициативы торгового человека в деятельности, направленной на получение прибыли. Однако идеи экономической свободы, возникшие в деловой среде рассматриваемого периода, вызывали неоднозначную реакцию со стороны властей, стремившихся к ограничению независимости купцов. Так, в конце XVII в. обострились отношения между местными хлеботорговцами и кунгурским воеводой, обвиненным купцами во взимании незаконных пошлин и вмешательстве в дела таможни [9]. Злоупотребления
представителей местной администрации приобрели столь широкий характер, что центральная власть была вынуждена признать наличие особой системы застав, организованных воеводами для задержания торговцев [10].
В купеческой среде высокую степень значимости имел ценностный принцип связи торговой деятельности с церковной жизнью. Так, в средневековом Киеве активизация торговли, как правило, приходилась на время религиозных праздников и церковных служб в выходные дни, когда большое скопление людей обеспечивало наилучшие условия для продажи товаров. Отметим, что первоначально купля-продажа велась прямо в храмах, а затем была перенесена на площади, находившиеся перед ними [11]. Духовными центрами купечества были церкви: для московских гостей — храм Иоанна Златоуста, в котором находилась купеческая казна и имелись амбары для хранения товаров- для новгородских купцов главной стала церковь св. Иоанна Предтечи, где под надзором священников хранились официальные меры длины и весы- в среде представителей псковского купечества патрональной святыней торга считалась церковь Параскевы. Проведение ежегодных ярмарок было непосредственно связано с православными праздниками, а торговая территория прилегала к монастырям.
Основополагающими для бизнес-деятельности являются ценностные принципы, на основе которых строятся отношения с покупателями. Идеальная модель взаимодействия двух сторон, участвующих в процессе купли-продажи, базирующаяся на соблюдении принципов честности, лояльности и уважения достоинства, описана в наставлении священника Сильвестра (XVI в.), дававшего советы своему сыну, работавшему в таможенной службе: «Если же сам у кого что купливал, так ему от меня любезное обхождение, без волокиты платеж, да еще и хлеб-соль сверх того, так что и дружба навек и никогда мимо меня не продаст, и худого товару не дает, и за все меньше возьмет. Кому же что продавал, все честно, а не в обман: кому не понравится мой товар, я назад возьму, а деньги отдам. Ни в купле, ни в продаже ни с кем ни тяжба, ни брань не бывали…» [12]. Однако ведение торговых дел купцами во многом отличалось от описанного выше идеального варианта взаимоотношений покупателя и продавца. Известный мыслитель, наставник детей царя Алексея Михайловича Симеон Полоцкий, весьма критично относившийся к торговцам, писал: «. чин купеческий без греха едва может быти, на многи бо я злобы врас обыче лстити- изряднее лакомство в купцех обитает, еже в многия грехи оны убеждает» [13]. Перечисляя различные греховные дела, сопутствующие деятельности русских торговых людей, автор «Вертограда многоцветного» особо отмечает обман и обвешивание покупателей, «лихоимство», искусственное завышение цен.
Профессиональная деятельность купечества основывалась, естественно, на соблюдении принципа практического расчета, предполагавшего умение акцентировать внимание на целях, имеющих для торгового дела особую важность и значимость. Именно расчет побуждал русских купцов, занимавшихся крупной торговлей в России XVII века, учитывать особенности отечественной экономики, основанной на ведении натурального или полунатурального хозяйства, удовлетворявшего спрос на предметы первой необходимости. В этой связи торговые люди предпочитали продавать крупные партии только тех товаров, которые не производились в домашних условиях или не предлагались на местном рынке. Придерживаясь принципа практического расчета, русские купчины избегали узкой специализации в торговой деятельности — из-за низкой покупательной способности населения простолюдинам предлагали разного
товара понемножку в связи с опасностью остаться с нераспроданным товаром.
Для православных деловых людей была характерна нравственная двойственность мироощущения, проявлявшаяся в отношении к своему делу не только как к способу наживы, но и как к миссии, возложенной на них волей Бога. В свете подобных ментальных установок в купеческой среде сформировался ценностный принцип использования части полученной прибыли для храмосозидания и благотворительности. Ярким свидетельством тому служит находящаяся в центре российской столицы церковь Троицы, возведение которой осуществлялось на средства богатого купца Г. Л. Никитникова. Благодаря московским гостям, переселенным царем на новое место жительства в Новгород, здесь в XVI веке появилась церковь Жен-Мироносиц, ставшая фамильным храмом купцов Сырковых. Один из представителей этой семьи выделил весомую сумму для реставрации церкви Параскевы Пятницы, являвшейся патрональной для новгородских купцов [14]. Важную роль в храмосозидании сыграли купцы Таракановы и Корюковы. Ф. Д. Сырков, перейдя в ранг дьяка и организовав успешное посольство в Колывань, пожертвовал денежные средства на строительство монастыря и церквей Владимирской Богоматери и во имя Феодосия Печерского. При финансовой поддержке купца велись реставрационные работы в новгородском Софийском соборе (50-е гг. XVI в.) и была написана икона Владимирской Божьей Матери [15].
При изучении ценностных принципов российской бизнес-деятельности рассматриваемого исторического периода на организационном уровне, мы приходим к выводу о том, что перечисленные выше индивидуальные принципы дополняются новыми, действующими в рамках торговых объединений и предприятий. Утверждение ценностного принципа профессионализма в купеческой среде способствовало появлению сословно-корпоративных объединений, организованных по определенному иерархическому принципу. С XII века в Новгороде действовал устав Ивановской общины, которая объединяла оптовых торговцев, занимавшихся продажей воска в странах Западной и Северной Европы. Подчеркнем, что члены Ивановской общины придерживались в своей профессиональной деятельности ценностного принципа взаимопомощи, действие которого обеспечивало им в случае финансовых проблем предоставление кредита и даже безвозмездной денежной поддержки, а также получение при необходимости вооруженного отряда, выполнявшего охранные функции во время опасных торговых экспедиций.
В XШ-XIV вв. в средневековой Руси появились «складничества» -торговые товарищества, объединявшие купцов на основе общих деловых интересов. «Складники» создавали торговые предприятия, основанные на принципе общности капитала, предполагавшем ведение дела таким образом, что члены объединения могли осуществлять торговую деятельность в разных городах, оперируя не только своей долей привезенного товара, но и долей партнера. В связи с этим появлялась ответственность товарищей друг за друга в уплате пошлин и при предъявлении претензий [16]. В деятельности подобных объединений принимали участие не только купцы, но и стрельцы, казаки и даже воеводы, занимавшиеся торговой деятельностью незаконно. Информация о «складничестве» содержится в новгородских берестяных грамотах, найденных на территории купеческих усадеб. В одной из таких грамот автор сообщает своему товарищу о том, что «распродал олово и клепание все», приобрел восковые круги, в связи с чем адресату нет необходимости предпринимать поездку в Суздаль [17]. Псковские берестяные грамоты служили для переписки компаньонов,
торговавших мехами. Так, грамота, отправленная Кюриком и Герасимом Анфиму, сообщает о необходимости доставки дополнительной партии беличьих шкурок, пользующихся большим спросом [18]. Одним из вариантов складничества были пешеходные компании, организованные мелкими торговцами-ходебщиками Шуйского и Суздальского уездов, которые отправлялись на Украину с целью покупки икон. Таким образом, мы можем зафиксировать реализацию на организационном уровне ценностного принципа коллективной ответственности, социальные основы которого следует искать в русской модели хозяйственного развития, характеризовавшейся значимостью ценностей крестьянской общины (коллективизма, взаимной помощи, самоуправляемо сти).
Анализ деятельности торговых предприятий XVII века показывает, что на организационном уровне во взаимоотношениях с работниками купцы нередко придерживались принципа партнерства. Такие торговые служащие, как приказчики, могли брать на себя ведение дел «из прибыли», что означало разделение полученного дохода пополам между хозяином лавки и его работником. Как свидетельствуют источники, мог быть использован и другой вариант взаимоотношений, когда приказчик играл роль и компаньона, и участника торгового дела. При этом обе стороны объединяли свои капиталы, а извлеченный доход делился поровну. Положение приказчика в этом случае имело свои преимущества: он был наделен такими же правами, как у хозяина, вел торговлю от его имени, использовал в своей деятельности царскую грамоту. Таким образом, реализация принципа партнерства создавала условия, при которых соблюдались интересы как владельца торгового предприятия, так и его служащего. От последнего требовали соблюдения обязательств в отношении недопущения мошеннических операций с капиталом, воровства и пьянства [19].
Во взаимоотношениях купцов с торговыми служащими действовал и принцип патриархальной ответственности, соблюдение которого предполагало отношение к приказчику или покрученнику как к одному из домочадцев. Нередко хозяин лавки выступал в роли старшего наставника, благодаря которому молодые работники постигали основы ведения торгового дела, становясь впоследствии самостоятельными торговцами. Патриархальность проявлялась и в том, что купцы, наблюдая за успехами своих подопечных, считали необходимым выразить в той или иной форме свое одобрение действий приказчиков: наиболее отличившихся служащих приглашали на совместные обеды, им дарили вещи с хозяйского плеча, присылали лучшие кушанья. Выступая в роли строгого и справедливого отца семейства, купец, желая наказать провинившегося работника, мог прибегнуть и к физической силе, и к денежному штрафу, и к словесному выговору. «Если же никакими мерами нельзя было привести покрученника на путь истины, — пишет Н. И. Костомаров, — то хозяин ссылал его со двора- добрый хозяин должен был прибегнуть к этой последней мере без запальчивости, ласково, с сожалением последний раз накормивши своего покрученника, и приписывать его неисправность врожденной глупости, потому что если кого и удар не имет, это было явным признаком крайней непонятливости» [20].
Таким образом, на основе анализа исторических данных мы проследили процесс формирования и реализации ценностных принципов российской бизнес-деятельности в IX—XVII вв. Применительно к данному историческому периоду выявлено, что на индивидуальном уровне сформировался и действовал комплекс принципов, к которым прежде всего следует отнести принципы извлечения инициативности и развития дела, реализация которых осуществлялась путем поиска
новых рынков сбыта. В исторических источниках фиксируется реализация купцами принципов полезности и мирных взаимоотношений с иноземцами, в основе которых лежало соблюдение правила извлечения выгоды. Действие принципов моральной выносливости и стремления к новым знаниям способствовало достижению успеха в бизнес-деятельности. На индивидуальном уровне реализовывались ценностные принципы состязательности и свободы, связи торговой деятельности с церковной жизнью. Выявлено, что для православных деловых людей была характерна двойственность отношения к своему делу: его рассматривали не только как способ наживы, но и как миссию, связанную с божественной волей. Подобные установки повлекли за собой реализацию ценностного принципа использования части прибыли для храмосозидания и благотворительности. Анализ исторических данных позволил нам зафиксировать на организационном уровне в рамках торговых объединений реализацию принципов взаимопомощи и коллективной ответственности.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Перхавко В. Б. История русского купечества. М.: Вече, 2008. С. 21.
2. Хожение за три моря Афанасия Никитина. Л.: Наука, 1986. 213 с.
3. Книга хожений: записки русских путешественников XI—XV вв. М.: Совет. Россия, 1984. 448 с.
4. Полное собрание русских летописей. Т. 2. М., 1965. С. 209.
5. Новосельцев А. П., Пашуто В. Т. Внешняя торговля Древней Руси (до середины XIII века) // История СССР. 1967. № 3. С. 81−108.
6. Безобразов В. П. Народное хозяйство России. СПб., 1882. Т. 1. С. 78−79.
7. Галаган А. А. История предпринимательства российского: от купца к банкиру. М.: Ось-89, 1997. С. 19.
8. Казакова Н. А. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения: конец XIV — начало XVI вв. Л., 1975. С. 188−337.
9. Преображенский А. А. Очерки колонизации западного Урала в XVII веке -начале XVIII века. М., 1956. С. 118−122.
10. Маньков А. Г. Государственно-правовое обеспечение торговых путей // Общество и государство в феодальной России. М., 1975. С. 311−316.
11. Барышников М. Н. История делового мира России. М.: Аспект-Пресс, 1994. С. 7−8.
12. Памятники литературы Древней Руси: середина XVI века. М., 1985. С. 169−171.
13. Полоцкий С. Избранные произведения. М. — Л., 1953. С. 7−8.
14. Варенцов В. А. Привилегированное купечество Новгорода XVI—XVII вв. Вологда, 1989. С. 21−25.
15. Там же. С. 21−25.
16. Сыроечковский В. Е. Гости-сурожане. М. — Л., 1935. С. 74−75.
17. Арциховский А. В., Янин В. Л. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1962−1976 гг.) М., 1978. С. 42−45.
18. Рыбина Е. А. Сведения о торговле в берестяных грамотах. М., 1989. С. 7481.
19. Бахрушин С. В. Научные труды. М., 1954. Т. 2. С. 138−142.
20. Костомаров Н. И., Забелин И. Е. О жизни, быте и нравах русского народа. М.: Просвещение, 1996. С. 260.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой