Становление и развитие института судебных приставов в мировых судах Вятской губернии (1864-1917 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРАВО
УДК 347. 91(470. 342)
В. М. Туичиев
СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ИНСТИТУТА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ В МИРОВЫХ СУДАХ ВЯТСКОЙ ГУБЕРНИИ (1864−1917 гг.)
В статье освещаются проблемы и особенности функционирования института судебных приставов в мировых судах Вятской губернии в пореформенный период. Анализируются отличия организационно-правового статуса судебных приставов мировых и общих судов Вятской губернии, исследуются полномочия судебных приставов.
In the article the author explains matters and particularities the functioning of bailiff service for magistrate court in Vyatka province in the course of reforming. The article clearly illustrates organizational and legal differences of bailiff status for magistrate court and common court in Vyatka province, analyzing the functions of bailiff.
Ключевые слова: судебные приставы, мировые суды, судебная реформа, Вятская губерния.
Keywords: bailiff, magistrate court, forensic reform, Vyatka province.
Демократические преобразования, осуществление которых началось в Российской Федерации в 90-е гг. XX в., затронули одну из важнейших сфер государственного устройства страны -исполнительное производство. В 1997 г., с принятием федеральных законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве», в Российской Федерации был создан, а правильнее сказать, возрожден институт судебных приставов, существовавший в дореволюционный период. Преемственность в конструировании и совершенствовании современной законодательной базы диктует необходимость изучения процессов формирования и эволюции отечественных государственно-правовых институтов.
Несмотря на появление в последнее время работ, в которых затрагиваются вопросы функционирования дореволюционных органов принудительного исполнения [1], на наш взгляд, не уделяется должного внимания институту судебных приставов мировых судов. К примеру, в недавно увидевшем свет учебном пособии «Исто-
© Туйчиев В. М., 2011
рия российского правосудия» [2] указывается, что судебные приставы состояли при окружных судах, судебных палатах и кассационных департаментах Сената. Однако в пособии отсутствуют сведения о судебных приставах, состоящих при съездах мировых судей. Настоящая статья позволяет в некоторой степени восполнить указанный пробел, тем более что этому способствует обширный источниковедческий материал по Вятской губернии.
Судебная реформа 1864 г. в корне изменила механизм исполнения решения судов, ядром которого стали судебные приставы. Принятые в ходе реформы Судебные уставы (Учреждение судебных установлений, Устав уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями) регламентировали правовой статус судебных приставов.
Различные стороны судебной реформы обсуждались в общественно-политических кругах Вятской губернии. В ходе дискуссий были даны оценки как реформе в целом, так и ее отдельным институтам. Представители привилегированных социальных слоев губернии настороженно отнеслись к возникновению мировой юстиции, полагая, что новый институт приведет к ослаблению исполнительной власти [3]. Органы местного самоуправления, напротив, положительно восприняли введение мировых судов [4].
Мировые судебные учреждения начали функционировать в Вятской губернии в первой половине 1869 г. На ее территории было образовано
11 судебных мировых округов по числу уездов. На протяжении 1869−1870 гг. должности судебных приставов в мировых судах были созданы во всех 11 у.е.здах губернии. По состоянию на 1 января 1870 г. их штатная численность составляла
12 человек [5], к началу 1880 г. число судебных приставов увеличилось и насчитывало 26 человек [6].
Организация института судебных приставов в мировых судах Вятской губернии строилась на основе территориального принципа: за каждым приставом закреплялась определенная территория, на которой он уполномочен был совершать исполнительные действия. Сведения об этом публиковались в губернском органе печати. Как правило, судебные приставы обслуживали несколько мировых судебных участков, в отличие от
мировых судей, число которых было равно числу судебных участков. В среднем на каждый съезд мировых судей губернии приходилось по два судебных пристава.
На начальном этапе становления института судебных приставов в мировых судах Вятской губернии возникли определенные проблемы, связанные с отсутствием указаний или рекомендаций о необходимой штатной численности приставов. В результате введение должностей судебных приставов происходило без учета нужного числа приставов, их реальной нагрузки в мировых участках. Например, в августе 1869 г. председатель съезда мировых судей Сарапульского мирового округа Вятской губернии Н. А. Шил-легодский направил в Сарапульскую земскую управу предложения о порядке формирования и финансирования мирового съезда. Председатель не был уверен в том, хватит ли одного пристава для исполнения судебных решений и оправдан ли размер жалованья приставу в 600 рублей. В обоснование своих сомнений Шиллегодский подчеркивал, что «достаточно ли будет иметь одного судебного пристава при съезде в настоящее время судить нельзя по неимению ввиду практических указаний, потому же нельзя судить, насколько будут вознаграждены труды пристава с назначением ему содержания 600 р.» [7]
Деятельность судебных приставов Вятской губернии в целях решения стоящих перед ними задач проходила в рамках общей концепции судебной реформы. Однако в соответствии с нормами Учреждения судебных установлений при окружных судах, судебных палатах и кассационных департаментах Сената судебные приставы создавались в обязательном порядке [8]. В отличие от общих судебных мест, вопрос о введении должностей судебных приставов в мировых судебных учреждениях находился в компетенции органов местного самоуправления. В законе было записано, что «для исполнения решений мировых судей и их съездов и для других исполнительных действий по распоряжениям съездов и их председателей, при сих съездах могут быть назначаемы особые судебные приставы», а число приставов и их содержание определяются земскими собраниями или городскими думами [9].
Одна из главных особенностей института судебных приставов в системе мировых судов состояла в том, что его учреждение не носило обязательного характера. Земские собрания самостоятельно определяли число судебных приставов и их денежное содержание. Подобный порядок генерировал существенные отличия в организационно-правовом статусе судебных приставов мировых и общих судов Вятской губернии.
Во-первых, денежное содержание приставов при мировых съездах отличалось в разных уез-
дах в зависимости от уровня экономики, отношения земства к судебным приставам и других факторов. Так, в октябре 1869 г. депутаты Слободского земского собрания утвердили годовое жалованье двум судебным приставам при местном мировом съезде в размере 300 р. каждому [10]. В сентябре 1869 г. земское собрание Гла-зовского уезда утвердило жалованье судебному приставу в сумме 500 р. [11] В 1878—1879 гг. ежегодное денежное содержание судебного пристава съезда мировых судей Нолинского уезда составляло 600 р. [12] В то же время депутаты Уржумского уездного земского собрания в своем постановлении от 7 октября 1878 г. установили содержание судебным приставам по 700 р. в год [13].
Во-вторых, судебные приставы мировых судов за совершение исполнительных действий получали меньшее вознаграждение по таксе, чем их коллеги в общих судах. Определение вознаграждения по таксе зависело от позиции земских органов, поэтому в ряде уездов некоторое время такса не действовала. Например, Орловское земское собрание в октябре 1869 г. приняло за основу таксу, утвержденную Министерством юстиции Российской империи, с понижением на 10% [14]. Такое же постановление вынесло в мае 1874 г. Уржумское собрание, приняв для судебных приставов уезда «таксу, установленную для судебных приставов окружного суда, уменьшив ее на 10%» [15]. Депутаты Глазовского земского собрания в 1869 г. решили вообще не принимать таксу для судебных приставов мирового съезда, посчитав, что им и так достаточно имеющегося жалованья [16].
В-третьих, количество судебных приставов при съездах мировых судей периодически менялось, а в нескольких уездах нами выявлены факты временной ликвидации судебных приставов мировых судов и передачи их полномочий органам полиции. К примеру, в Глазовском мировом округе в 1869—1870 гг. был назначен и работал судебный пристав. В сентябре 1870 г. депутаты Глазовского земского собрания постановили возложить обязанности по исполнению судебных решений на становых приставов, а должность судебного пристава ликвидировать [17]. Однако в связи с «неудовлетворительным исполнением становыми приставами судебных решений» Глазовское уездное собрание в сентябре 1872 г. решило снова ввести в уезде две должности судебных приставов [18].
Наконец, земские органы Вятской губернии кроме ежегодного жалованья могли выделять судебным приставам мировых судов дополнительные денежные средства на оплату труда рассыльных, канцелярских расходов, а также обеспечивать бесплатным проездом на земских лошадях и предоставлять иные льготы.
Правовую базу функционирования института судебных приставов в мировых судебных учреждениях составляли законы и многочисленные подзаконные правовые акты. Несмотря на противоречивый характер решений Правительствующего Сената, на наш взгляд, их следует отнести к регулятивным актам, которые в значительной степени упорядочивали общественные отношения в деятельности службы судебных приставов.
Спецификой правового регулирования института судебных приставов мировых судебных органов являлись широкие правотворческие функции органов местного самоуправления в этой сфере. В Вятской губернии земство реализовы-вало делегированные законом полномочия по определению числа судебных приставов и назначению им денежного содержания. В то же время юридические права земских органов не ограничивались только этими вопросами. Земские собрания губернии самостоятельно утверждали таксу вознаграждения судебным приставам, предоставляли различные льготы, осуществляли земский контроль за действиями судебных приставов. В силу правовых пробелов в законодательстве и ряда других причин отношение органов местного самоуправления к судебным приставам мировых судов отличалось как в разное время, так и в различных уездах Вятской губернии.
Основными полномочиями судебных приставов мировых судов Вятской губернии являлись обязанности по исполнению судебных решений по гражданским и уголовным делам. В соответствии с Уставом гражданского судопроизводства судебные приставы могли использовать следующие основные способы исполнения: 1) передача имения натурой лицу, которому оно присуждено- 2) обращение взыскания на движимое имущество должника- 3) обращение взыскания на недвижимое имущество должника [19].
Самым распространенным способом исполнения решения суда в Вятской губернии, как и в целом в Российской империи [20], являлось обращение взыскания на движимое имущество должника. Статистических данных по этому вопросу в источниках крайне мало, но имеющиеся документальные материалы вполне позволяют сделать такой вывод. Так, при анализе деятельности судебных приставов при Слободском съезде мировых судей в 1883—1884 гг. нами не было выявлено ни одного факта волеизъявления взыскателей в отношении взыскания на недвижимое имущество должников. В заявлениях они просили обратить взыскание на какие-либо вещи должников или его жалованье, то есть на движимое имущество [21]. Нет оснований сомневаться в том, что аналогичная ситуация была и в других уездах Вятской губернии.
Судебные приставы выполняли функции по охране наследственного имущества умерших лиц. Меры по охране имущества судебные приставы должны были выполнять немедленно, чтобы не допустить его утраты или расхищения. Поскольку законодательство дореволюционной России не предусматривало разделение судебных приставов на две категории (судебных приставов-исполнителей и судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов), то судебные приставы выполняли также функции по охране порядка в здании судов.
Анализ источников показывает, что деятельность судебных приставов мировых органов Вятской губернии по исполнению судебных актов являлась в целом эффективной. Они активно применяли меры принудительного исполнения, включая обращение взыскания на недвижимость должников. Специфика исполнения судебных решений заключалась в том, что в силу ряда факторов (преобладание крестьянства в губернии, малая плотность населения и др.) судебные приставы мировых судов в процессе исполнительного производства широко использовали административные возможности сельского и волостного начальства.
Волостные правления по просьбе судебных приставов оказывали помощь в доставлении повесток, вывешивали объявления о продаже имущества должников. Представители сельского и волостного руководства принимали участие в производстве публичных торгов, присутствовали при аресте имущества должников. Причем в последнем случае ими давалось заключение о целесообразности ареста имущества должника. Например, 27 октября 1881 г. судебный пристав Слободского мирового съезда Блинов произвел опись движимого имущества должника — крестьянина Шишкина в деревне Лагуновской Шепелевской волости Слободского уезда. По просьбе взыскателя судебным приставом были описаны сено и солома должника. При описи присутствовал сельский староста Вершинин, который предоставил приставу отзыв. В отзыве сообщалось, что имущество, описанное у Шишкина, «может быть подвергнуто публичной продаже без расстройства домашнего хозяйства», так как должник еще имеет в наличии сено и солому около 2 возов [22].
По закону от 12 июля 1889 г. в большинстве регионов России — в 37 губерниях — мировые суды ликвидировались, но продолжали действовать в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Казани, Нижнем Новгороде, Харькове, Саратове и Кишиневе. Вместо института мировых судей учреждались должности земских участковых начальников, городских судей и уездных членов окружных судов, между которыми поделили дела, подсудные прежде мировым судьям [23].
В Вятской губернии мировая юстиция фактически перестала существовать с начала июля 1891 г. В соответствии с «высочайше» утвержденным мнением Государственного совета от 3 июня 1891 г. в 12 губерниях, в том числе и Вятской, с 1 июля 1891 г. вводился институт земских начальников и городских судей [24].
Одновременно с ликвидацией мировых судей в Вятской губернии были упразднены должности судебных приставов, что негативным образом сказалось на исполнительном процессе. При новых административно-судебных органах не предусматривалось введение судебных приставов. Судебные решения приводились в исполнение судебными приставами окружного суда или чинами полиции.
Возрождение мировых судебных органов последовало в начале XX в., когда был принят закон от 15 июня 1912 г. «О преобразовании местного суда». Однако на территории Вятской губернии съезды мировых судей и состоящие при них судебные приставы появились только после издания постановления Временного правительства «О временном устройстве местного суда» от 4 мая 1917 г. [25]
После Октябрьской революции 22 ноября (5 декабря) 1917 г. был принят Декрет о суде № 1, который ликвидировал дореволюционные судебные органы, кроме мировой юстиции, деятельность которой приостанавливалась.
Как видно из источников, в Вятской губернии судебные приставы мировых судов продолжали исполнять свои служебные обязанности фактически до конца 1917-го, начала 1918 г. К примеру, 18 января 1918 г. управляющий Вятской контрольной палатой направил в съезд мировых судей Вятского мирового округа ответ на запрос, поступивший от руководства съезда. В нем сообщалось, что со стороны контрольной палаты не встречается препятствий к использованию в 1918 г. судебным приставом Усольцевым денежной книги, выданной на 1917 г. [26]
Новые органы правопорядка Вятской губернии стали формироваться в начале 1918 г. В январе был сформирован губернский Революционный трибунал. В марте исполком Вятского горсовета избрал (по существу назначил) народных судей Г. А. Молчанова и А. Л. Тупицына. Профсоюзам, воинским частям и партийным организациям большевиков и левых эсеров было предложено определить кандидатов заседателей в количестве 60 человек для участия в работе народных судов, пришедших на смену дореволюционным окружным судам и мировым судьям [27].
Таким образом, созданный на основе Судебных уставов институт судебных приставов мировых судебных органов явился новым структурным образованием в системе судебной власти
Российской империи по содержанию и по формам деятельности. В соответствии с нормами российского законодательства имелись принципиальные различия в организационно-правовом статусе судебных приставов общих и мировых судов. В Вятской губернии эти различия, в большей степени, были связаны с выплатой судебным приставам ежегодного жалованья, определением вознаграждения по таксе за совершение исполнительных действий, предоставлением различных выплат и льгот. Реализация судебной реформы имела свою региональную специфику, что отразилось и на деятельности судебных приставов мировых судов в Вятской губернии.
Примечания
1. См., в частности: Зезюлина Т. А. Организационно-правовые основы становления и функционирования института судебных приставов в России (1864- 1917 гг.): дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2006- Голубев В. М. Институт судебных исполнителей в России: историко-правовое исследование: автореф. дис. канд. юрид. наук. Владимир, 2008.
2. История российского правосудия: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция». М, 2009. С. 247−248.
3. Вятские губернские ведомости. 1866. № 79. С. 2−3.
4. Вятские губернские ведомости. 1868. № 48. С. 11.
5. Памятная книжка Вятской губернии. Издана Вятским губернским статистическим комитетом. Вятка, 1870. С. 99−216.
6. Календарь Вятской губернии. 1880 (високосный). Составил член-секретарь статистического комитета Н. Спасский. Год 1-й. Вятка, 1879. С. 56−62.
7. Журналы третьего очередного Сарапульского уездного земского собрания. 25 сентября 1869 года. Вятка, 1871. С. 46.
8. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. М., 1991. С. 64.
9. Там же. С. 38.
10. Некоторые из докладов Слободской уездной земской управы уездному собранию третьей очередной сессии и журналы этого последнего. Вятка, 1870. С. 133.
11. Доклады и отчеты Глазовской уездной земской управы за 1869 год и постановления уездного собрания 3-й очередной сессии. Вятка, 1870. С. 10.
12. Журналы Нолинского уездного земского собрания XII очередной сессии с докладами уездной управы, ревизионной комиссии и другими приложениями за 1878 год. Вятка, 1879. С. 178−179.
13. Сборник постановлений Уржумского уездного земства с 1867 по 1898 год. Т. I. Вятка, 1903. С. 334.
14. Сборник постановлений Орловского уездного земства. За 46 лет (1867−1912 гг.). Т. II. Вятка, 1916. С. 191.
15. Сборник постановлений Уржумского уездного земства. С. 333.
16. Доклады и отчеты Глазовской уездной земской управы за 1869 год. С. 17.
17. Доклады и отчеты Глазовской уездной земской управы за 1870 год и постановления уездного земского собрания IV очередной сессии. Вятка, 1871. С. 39−40.
18. Доклады и отчеты Глазовской уездной земской управы за 1871 год и постановления уездного зем-
ского собрания V очередной сессии. Вятка, 1872. С. 42−43.
19. Журнал министерства юстиции. 1899. № 3. С. 14.
20. Захаров В. В. Институт судебных приставов в дореволюционной России (1864−1917 гг.): дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 142−143.
21. Государственный архив Кировской области (далее — ГАКО). Ф. 788. Оп. 1. Д. 64. Л. 1−202.
22. Там же. Ф. 24. Оп. 13. Д. 358. Л. 17−18.
23. Немытина М. В. Местная юстиция в России во второй половине XIX в. // Известия вузов. Правоведение. 1997. № 4. С. 56.
24. Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате. СПб., 1891. № 61.
25. Вятские известия Временного правительства. 1917. № 10. С. 2.
26. ГАКО. Ф. 1233. Оп. 1. Д. 21. Л. 151.
27. Бакулин В. И. Драма в двух актах: Вятская губерния в 1917—1918 гг. Киров, 2008. С. 118−119.
УДК 342. 95
Н. Н. Ордина
ПОДГОТОВКА К РАССМОТРЕНИЮ ДЕЛА ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ В СУДАХ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ
В публикации обсуждаются проблемы, возникающие на этапе подготовки рассмотрения дел об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции. Предлагается внести изменения в КоАП РФ, уточняющие требования к протоколу об административном правонарушении. В статье рассматривается вопрос о процессуальном оформлении разрешения отводов и самоотводов, вынесения промежуточных определений.
In article the author examines questions arising at a stag to preparation of legal proceeding about administrative offenses in courts of law. The author comes to a conclusion that it is necessary to make changes in KoAP the Russian Federations specifying the requirements to the protocol on an administrative offense.
Ключевые слова: подготовка дела, протокол, определение.
Keywords: Preparation of legal proceeding, protocol, administrative offense.
Исследуя подготовку к рассмотрению дела об административном правонарушении, необходимо отметить, что она является первым этапом стадии рассмотрения дела — центральной и наиболее объемной стадией производства по делам об административном правонарушении.
Этап подготовки дела к рассмотрению, несомненно, весьма важен, поскольку недостаточная
© Ордина Н. Н., 2011
подготовка дела к рассмотрению приводит к ошибкам при вынесении постановления или решения и, как следствие, к отмене судебных постановлений.
В отличие от ранее действовавшего КоАП РСФСР, в новом Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях законодатель впервые предусмотрел вопросы подготовки рассмотрения дела об административном правонарушении. Статьей 29.1 КоАП РФ закреплен перечень вопросов, подлежащих выяснению при подготовке дела к рассмотрению.
Проанализируем более спорные моменты в действующем законодательстве в данной области.
Согласно п. 4 ст. 29.4 КоАП РФ при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении разрешается вопрос о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов в орган, должностному лицу, которые составили протокол, в случае составления протокола и оформления других материалов дела неправомочными лицами, неправильного составления протокола и оформления других материалов дела либо неполноты представленных материалов, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела.
Требования, предъявляемые к протоколу об административном правонарушении, установлены в ст. 28.2 КоАП РФ.
Протокол об административном правонарушении — это «основа всего дела об административном правонарушении, в зависимости от того, насколько полно и правильно он будет составлен, учитывая все реквизиты данного документа, настолько полно и будет далее рассматриваться дело» [1], «это тот документ, содержание которого имеет первостепенное значение для дальнейшего рассмотрения дела» [2].
Рассмотрим протокол об административном правонарушении с точки зрения его качества, т. е. проанализируем, какие нарушения при составлении протокола носят существенный характер, но могут быть устранены должностным лицом, его составившим. Подобные нарушения, как правило, влекут направление судьей в силу ч. 3 ст. 28.8 КоАП РФ дела для окончательного оформления должностному лицу, и, следовательно, такие нарушения при составлении данного процессуального документа признаются существенными. Несущественные нарушения протокола об административном правонарушении возвращения поступивших в суд материалов не влекут, а подлежат оценке судом уже при вынесении окончательного судебного постановления.
Нормами КоАП РФ не определено, какие нарушения требований к составлению протокола являются существенными, а какие — не существенными, влекущими возвращение протокола в

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой