Терроризм и государственное насилие: степень взаимообусловленности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки
Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Жаркой Михаил Эмильевич
кандидат исторических наук
доцент кафедры теории и истории государства и права Санкт- Петербургской академии
управления и экономики (тел.: 89 034 510 505)
Терроризм и государственное насилие: степень взаимообусловленности
Аннотация
В статье автор делает попытку раскрыть степень взаимообусловленности между государственным насилием и терроризмом. Так, современная динамика преступности в стране требует отхода от ортодоксальных & quot-перестроечных"- взглядов на борьбу с ней и реализации со стороны государства его исключи-тельного права на насилие в отношении тех, кто поставил себя вне закона.
Annotation
In article author does the attempt to reveal the degree vzaimoobuslovlen-nosti between state violence and terrorism. So, modern track record to criminality in country requires the departure from orthodox & quot-перестроечных"- look at fight with her and realization on the part of state his (its) exclusive right on violence in respect of one, has put (deliver)ed itself outside of law.
Ключевые слова: террор, государство, насилие, государственное принуждение, экстремизм.
Key words: terror, state, violence, state enforcement, extremism.
осле целенаправленного
П развала стратегической геополитической единицы в лице Советского Союза волна насилия и террора захлестнула постсовет-скую Россию. Особого размаха она достигла в 2000 — 2009 гг.
Террористические акты в Москве, Беслане, атаки на органы государствен-ной власти в Ингушетии и Кабардино — Балкариии т.п. со всей очевидностью высветили отсутствие должной и эффективной системы государственного управления в стране. В известной степени это касается и организации деятельности тех органов государства, которые призваны вести борьбу с терроризмом, своевременно предупреждать, пресекать и раскрывать преступления [Здесь и далее выделение текста наше — М.Ж.]. Проведенное исследование показало, что сомнительная легитимность их деятельности возникает тогда, когда орган, призванный проводить карательную политику от имени государства, лапидарно нарушает закон и, находясь вне контроля государства, действует автономно и самостоятельно, руководствуясь лишь общими принципами, лежащими в ее ос-нове. В истории специальных служб примеров такого поведения достаточно
много: Брут в Риме- опричнина в России- несомненная причастность спецслужб царской России к осуществлению терактов в отношении Александра II- убийство П. А. Столыпина, тщательно опекаемое жандармерией- убийство С.М. Киро-ва при попустительстве и потворстве НКВД- тайна века, связанная с убийством Дж. Кеннеди- убийство И. Ганди- версии о пр ич ас тн ос ти к в зр ывам жил ых д о- мов в сентябре 1999 г. спецслужб России, появившиеся в печати предположе-ния о причастности аналогичных служб США к осуществлению терактов в сен-тябре 2001 г. 1], и, наконец, вопросы, возникшие в обществе в связи с созданием оптимальных условий для осуществления теракта в Москве в октябре 2002 г.
В этом отношении весьма интересен следующий пример. В мае 2007 г. УФСБ России по Санкт — Петербургу и Ленинградской области были арестованы некие жителя области, которые якобы входили в террористическую организацию & quot-Джамаат"- и готовили террористический акт в отношении губернатора Санкт — Петербурга. Троим фигурантам инкриминировались & quot-приготовление к посяга-тельству на жизнь общественного или государственного деятеля& quot-, & quot-терроризм"- и & quot-незаконное приобретение боеприпасов и взрывчатых веществ& quot-[2].
15
Однако, уже 7 апреля 2008 г. коллегия присяжных Городского суда Санкт — Петербурга единогласно вынесла вердикт об отсутствии события преступле-ния в этом деле. Трое обвиняемых были освобождены из-под стражи в зале су-да. А 14 апреля Суд вынес по делу оправдательный приговор. Проведя неслож-ное журналистское расследование, пресса пришла к выводу, что & quot-раскрытие"- заговора произошло накануне саммита глав спецслужб стран СНГ. Тогда же в Государственной Думе обсуждался вопрос о внесении отдельным пунктом в проект бюджета финансирования борьбы с терроризмом и создании антитер-рористического центра ФСБ с отдельным финансированием. Опубликованные в средствах массовой информации материалы [3] заставляют с достаточной сте-пенью уверенности предположить надуманность обвинений, раздутых до тер-рористической группы & quot-Джамаат"-, непрофессионализм оперативных работни-ков и, как следствие -слабой доказательной базы и невозможности перевода данных, полученных в ходе оперативно
— розыскных мероприятий в доказа-тельства по делу. Кроме того, можно также предположить о сознательном пиа-ре ФСБ и Губернатора Санкт -Петербурга, и, наконец, о причастности спецслужб к борьбе мусульманских кланов за денежные потоки, проходящие через мечеть. Следует иметь в виду и возможность инспирирования покушения со стороны самих спецслужб, разыгрывающих оперативные игры со своими конфидентами.
Стремясь преодолеть кризис власти в конце 2004 г. была предпринята попытка укрепления ее вертикали, которая напрямую затронула избирательные права граждан всех территорий федерации. В результате электорат фактически потерял возможность влияния на формирование глав субъектов. Ожидаемый & quot-положительный"- результат превзошел все мыслимые ожидания. Для того, что бы навести порядок в малоизвестном городе Пикалево Ленинградской области, минуя муниципальные и государственные органы власти субъекта федерации, летом 2009 г. потребовалось прямое вмешательство Председателя Правительст-ва России. Тем самым, кстати говоря, был создан опаснейший прецедент власт-ного иждивенчества региональных органов управления.
Каплей, переполнившей чашу терпения населения, явилась трагедия & quot-Нев-ского экспресса& quot- поздним вечером 27 ноября 2009 г., когда с интервалом в два года (13 августа 2007 г.) в Новгородской области поезд повторно стал
мишенью террористов. Не будем рассматривать бытующие на страницах прессы версии [4]. Нашу цель мы видим в более глубоком — вскрытии главных, судьбоносных, фатальных причин случившегося и определении основных направлений деятельности, по обеспечению безопасности жизни населения, повышению ответственности каждого властвующего субъекта и каждого противопоставившего себя ей.
Известно, что ответственность членов общества имеет социальную приро-ду, предопределенную как общественным характером отношений, так и осо-бенностями личности, ее местом в системе этих отношений. Социальная ответ-ственность возникает тогда, когда поведение индивида имеет общественное занесение и регулируется многими социальными нормами. С объективной стороны социальная ответственность отражает общественную природу человека и урегулированность общественных отношений социальными нормами, соблюдение которых предполагает наличие известной подчиненности участников общественных отношений выраженной в их воле. В данном случае нас интересует исключительно ретроспективная ответственность, которая связана с не только с осознанием ее личностью, но и с внешним воздействием со стороны общества, государства, иных лиц и может быть моральной, общественной и др. Однако, юридическая ответственность представляет собой некую особую форму социальной ответственности, которая проявляется в различных сферах общественной жизни.
Не случайно задолго до актуализации выяснения природы изучаемого яв-ления В. П. Гулин определил социальное насилие как & quot-применение тем или иным классом, государством различных форм (экономических, политических, идеологических, дипломатических, военных) принуждения с целью приобрете-ния или сохранения тех или иных прав и интересов& quot- [5]. Таким образом, природа социального насилия лежит в негативной (ретроспективной) ответственности членов общества.
С другой стороны материя государственного насилия находится в плоскости его сущности, содержания и социального назначения. Государство представляет собой не только всеобъемлющую единую политическую организацию общества, но и власть, как безграничный диктат, осуществляемый от имени и в интересах состоящего с ним в правовой связи населения.
Известный немецкий философ -экзистенциалист ХХ в. К. Ясперс считал, что в
16
условиях государства & quot-Применение насилия, которое раньше было рассеяно, теперь сконцентрировано. Человек… становится средством технического осуществления насилия, введенного в определенное русло государством& quot-. & quot-Государство, — полагал он, — есть власть, которая существует посредством угрозы применит насилие или выносит свое решение осуществляя его& quot-. И, наконец, он приходит к справедливому выводу: & quot-В зависимости от ситуации эта власть чрезвычайно усиливается или доводится до минимума& quot- [6]. Как никогда сегодня актуальны слова выдающегося французского политолога ХХ в. Р. Арона, подчеркивающего: & quot-Уголовный мир. не что иное как совокупность групп, игнорирующих государственную монополию на законное применение наси-лия& quot-. И несколько ниже: & quot-Право особой части общества использовать силу — одно из завоеваний цивилизации& quot- [7].
Современная динамика преступности в стране требует отхода от ортодоксальных & quot-перестроечных"- взглядов на борьбу с ней и реализации со стороны государства его исключительного права на насилие в отношении тех, кто по-ставил себя вне закона. Рассмотрим некоторые примеры решения аналогичных проблем, встававших перед государством в отдельные периоды его истории.
Достаточно широко применялась практика взятия заложников при решении многих оперативных вопросов. Так постановление Совета рабоче — крестьянской обороны от 15 февраля 1919 г. (т.е. в разгар гражданской войны и иностранной военной интервенции) предписывало в связи с необходимостью расчистки железнодорожного полотна от снега & quot-. взять заложников из крестьян с тем, что, если расчистка снега не будет произведена, они будут расстреляны& quot- [8]. В другом постановлении Совета обороны от 24 февраля 1919 г. от ВЧК тре-бовалось принятия более энергичных мер к лицам, саботирующим исполнение
постановления о расчистке железнодорожных путей от снега [9]. 8 апреля того же года Совет обороны предоставил право всем местным железнодорожным ЧК подвергать аресту всех виновных в нарушении мер обеспечения работы железных дорог, не исключая членов исполкомов, причем об аресте последних ЧК обязовывались уведомлять соответствующие исполкомы не позднее 24 часов с момента задержания арестованных [10]. Циркуляром НКВД от 12 января 1921 г. устанавливалось в целях борьбы с хищениями кольев и щитов, установленных для борьбы со снежными заносами железных дорог,
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА виновные передаются революционному трибуналу, так как все железные дорого объявлены на воен-ном положении. Надзор же за сохранностью заградительного имущества возла-гался на войска внутренней службы, железнодорожную милицию и отделы транспортной ЧК [11]. 4 марта 1921 г. вышло постановление СТО об усилении охраны железных дорого. Согласно ему определялись стратегически важные на тот момент ветки в Центральной России, Поволжье, Сибири и Украины и вме-нялось в обязанность ВЧК и ее органов на местах усилить надзор за контрреволюционными элементами как в пределах полосы отчуждения, так и в ближай-ших местностях, расположенных по этим линиям [12].
28 февраля 1920 г. В. И. Ленин телеграфировал в РВС Кавказского фронта С. Орджоникидзе: & quot-Нам до зарезу нужна нефть. Обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут и испортят нефть и нефтяные промыслы, и наоборот даруем жизнь всем, если Майкоп и в особенности Грозный передадут в целости& quot- [13]. В Обязательном постановлении Кубано — Черноморского Революционного комитета от 14 апреля 1920 г. в связи с порчей труб Майкопского нефтепровода предписывалось всем ревкомам принять решительные меры. & quot-Всех виновных в порче нефтепровода немедленно арестовывать и препровождать в г. Екатеринодар. Все население предупредить, что за порчу нефтепровода будет отвечать по закону военного времени все население стани-цы или хутора, в районе коего произошло злоумышление& quot- [14].
Террор определяется современной наукой как политика запугивания, насилия, нагнетания страха, расправы с политическими противниками вплоть до их физического уничтожения, особая форма политического насилия, характеризующаяся жестокостью, целенаправленностью и кажущейся эффективностью [15]. В международном аспекте оп представляется как общественно опасное деяние, влекущее бессмысленную гибель людей, нарушающее нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющее осуществление международных контактов, встреч, а также транспортных связей между государствами [16]. Современный юридический словарь рассматривает терроризм как совокупность противоправных актов (убийств, п о х и щ е н и й, д и в ер с ий и т. д.), с л у жа щ и х средством достижения политических целей [17].
Уголовное законодательство современной России (ст. 205 УК) трактует его как совершение
17
взрыва, поджога, создающих опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.
Следует обратить внимание на схожесть уголовно — правовой квалификации современного терроризма со ст. 589 УК РСФСР 1926 г., согласно которой разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджо-гом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного или общественного имущества, влекло за собой высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с допущением, при смягчающих обстоятельствах, пони-жения до лишения свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества [18]. В связи со сказанным уместно вспомнить опыт карательной политики советского государства в отношении вредительства, диверсий и терроризма середины 1930-х гг. Учитывая позитивистский тип правопонимания советского периода, прежде всего речь идет о толковании принятых законода-телем норм. Так, на заседании Пленума Верховного Суда СССР, состоявшегося 27 — 28 декабря 1937 г. (то есть в апогей репрессий) А. Я Вышинский весьма аргументировано говорит относительно расследования дел о диверсиях: & quot-. мы должны очень осторожно относиться к квалификации этих происшествий, как нарушении техники безопасности. Это не означает, что лучше такого рода про-исшествия квалифицировать как вредительский акт, как диверсионный акт, но у следователя тогда должна быть эта презумпция, у него должно быть допущение возможности такого явления. "- [19].
Схожи и правовые конструкции ст. 277 УК РФ и ст. 585 УК РСФСР 1926 г. В первом случае посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или общественной деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт), -наказывается лишением свободы на срок от 12
до 20 лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Ст. 585 в редакции Постановления Прези-диума ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г. устанавливала упрощенный и ускоренный порядок производства по делам данной категории. Однако следует обратить внимание на скрупулезный технико -юридический анализ вводимых новелл. 10 декабря Прокурор СССР И. А. Акулов направил М. И. Калинину проект инструкции Прокуратуры и Верховного Суда СССР. В п. 1 Инструкции сказано: & quot-В порядке, предусмотренном П о с т, а н о в л е н и е м от 1 д е к аб ря 1 9 3 4 г. рассматриваются дела о преступлениях в отношении работников советской власти& quot-. Тут же, в примечании разъясняется, что перечень данных должностных лиц & quot-будет указан в особом порядке& quot-. Кстати, уже на следующий день — 11 декабря в Указании Прокуратуры и Верховного Суда СССР № 1/1 521 эта мысль разъясняется: Постановление ЦИК к рассмотрению дел о террористических актах против активистов -общественников (ударников, рабселькоров и др.) не применяется& quot- [20] В записки заведующего секретариатом Президиума ЦИК СССР С. Терехова М. И. Калинину от 15 декабря по поводу категории & quot-работники советской власти& quot-, поясняется, что & quot-. установление перечня,. может повести к применению закона только для защиты должностных лиц, причем политическое со-держание закона будет выхолощено& quot- [21].
Подчеркнем, речь не идет об использовании вышеизложенной методики, а лишь об учете имеющегося опыта и надлежащих из него выводов. С другой стороны, возможно рассмотрение ситуации в условиях которой, без учета советского опыта, можно обратиться к взглядам популярного сегодня П.А. Сто-лыпина, который выступая 13 июня 1907 г. в Государственной Думе, совер-шенно справедливо заявил: & quot-Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, нарушать и приостанавливать все нормы права для того, чтобы огра-дить себя от распада. Это было, это есть, это будет всегда и неизменно. Этот принцип в природе человека, он в природе самого государства. этот порядок признается всеми государствами. Это, господа, состояние необходимой оборо-ны… Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства, когда государ-ственная необходимость стоит выше права. Временная мера — мера суровая, она должна сломить преступную волну, должна сломить уродливые явления и отойти в
18
вечность. "- [22].
Для разрешения созданной в стране коллизии в отношении борьбы с терроризмом и экстремизмом, как мы думаем, требуется уяснение, как минимум трех базовых положений.
Во — первых, необходимо изменение вектора общественного сознания: почему общество должно верить в реальность терроризма, подаваемого как такового, сегодняшней властью, и игнорировать возможность террора 1930-х гг. Осознание реальной исторической опасности терроризма, вредительства, диверсий будет способствовать единению народа, укрепит дисциплину, повысит бдительность (не подозрительность!) и ответственность каждого за судьбу России. Ведь кризис социалистической индустрии сегодня, как и недостаток технических знаний предвоенного времени, заставляет власть трактовать любые свои промахи, как влияние антагонистических сил, что отвлекает общественное внимание от реальных проблем и создает образ & quot-врага"-, на которого можно списать собственные просчеты. Сплочение социума на этой основе является важной составляющей общенациональной идеи возрождения страны и соответствует историческому типу российского традиционного общества. В тоже время необходимо принятия срочных, экстремальных, нестандартных и нетрадиционных методов борьбы с террором для обеспечения безопасности населения и создания уверенности в возможности власти профессионально бороться с преступностью и вообще управлять страной.
Во — вторых, современная действительность диктует, в первую очередь, необходимость не только изучения, а немедленного возрождения богатого опыта оперативной и служебно — боевой деятельности внутренних войск и органов МВД СССР по охране и обороне объектов железных дорог. Наиболее ярким примером выступает обеспечение безопасности объектов Байкало -Амурской магистрали.
Вопросами охраны правопорядка и борьбой с преступностью в зоне, прилегающей к трассе БАМа в 1980 — 1992 гг., занимались Иркутское, Читинское, Амурское областные и Хабаровское краевое УВД. Главные узловые станции обеспечивались соответственно линейными отделами внутренних дел. Непосредственно оперативное обслуживание трассы вело специально созданное Управление МВД СССР на БАМстрое (УВДТ, начальник — генерал-майор внут-ренней службы А.П. Чурилов). Для выполнения задач по охране и обороне искусственных сооружений Байкало-Амурской
железной дороги ЦК КПСС 28 февраля 1980 г. одобрил проект Постановления Совета Министров СССР о возложении их на внутренние войска МВД СССР. 31 марта 1980 г. вышел приказ МВД СССР & quot-О приеме под охрану внутренними войсками искусственных сооружений на Байкало-Амурской железнодорожной магистрали& quot-. Уже 2 апре-ля 1980 г. приказом МВД был назначен командиром соединения полковник В. В. Серебрянников.
Правовой основной взаимодействия войск и органов МВД являлись: приказ МВД об укреплении взаимодействия и разграничении объектов оперативного обслуживания- Временная инструкция по охране и обороне объектов железных дорог ВВ МВД СССР (утверждена приказом Министра в 1980 г.) — Правила пропускного режима на искусственных сооружениях МПС № ЦУО — 3325 (1976 г.) — Инструкция о пропускном и внутриобъектном режиме на искусственных сооружениях БАМ ж.д. (утверждена в июне 1987 г. начальником дороги
В. А. Горбуновым и командиром соединения внутренних войск МВД СССР легендарным генерал-майором В. Н. Сафоновым [23] и согласована с транспортными подразделениями УКГБ СССР по Хабаровскому краю, Амурской, Читин-ской областями, КГБ Бурятской АССР и Якутской АССР, Байкало-Амурской транспортной прокуратурой, УВДТ, инспекциями Амурского и Ленского бассейного Управления пути МРФ РСФСР и инспекцией Ленского речного пароходства) — Постановление Верховного Совета СССР от 3 октября 1989 г. & quot-О неотложных мерах по обеспечению бесперебойного функционирования железнодорожного транспорта и базовых отраслей народного хозяйства& quot- и др. Кроме того, в качестве субъектов внутреннего взаимодействия на Западном и Восточ-ных участках магистрали могли выступать подразделения ГУИТУ МВД СССР [24].
Таким образом, субъектами взаимодействия, с одной стороны, являлись элементы системы МВД- с другой — органы Прокуратуры, государственной безопасности, МПС, МРФ, служб военных сообщений МО СССР, а также обла-стные, краевые, районные исполнительные комитеты Советов народных депутатов.
В соответствии с правовыми нормами, изложенными в выше названных документах, караулы, войсковые наряды и сторожевые катера ВВ принимали меры к задержанию, досмотру и опросу лиц, допустивших нарушения требований пропускного и внутриобъектного режима. По факту задержания составлял-ся протокол в трех экземплярах (один из них направлялся в отдел
19
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА внутренних дел на транспорте, обслуживающий участок). Задержанный нарушитель передавался органам внутренних дел в порядке, предусмотренном при организации взаимодействия. При не прибытии наряда милиции за задержанным в течении 3-х часов командир подразделения докладывал об этом по команде. Дежурная служба воинской части в свою очередь информировало дежурного по УВДТ. Так, например, 3 мая 1986 г. в 10. 45 войсковым нарядом в районе дислокации объекта 3/069 был задержан гр. К., который был передан в транспортную милицию.
Другими формами взаимодействия органов и войск МВД являлись: совместные мероприятия по охране общественного порядка в дни государственных праздников- во время визитов на БАМ руководителей страны — В. И. Долгих (26 октября 1984 г.), Г. А. Алиева (6−7 июня 1985), В.П. Н и к о н о в, а (6 м ая 1 986 г.) и д р. В ц е л я х совершенствования системы охраны и обороны режимных объектов и взаимодействия проводились плановые тактико-специальные учения, контрольные проверки, а также военные учения с привлечением сил армии, авиа-ции, флота и войск МВД [25].
С началом перестройки проблемы борьбы с преступностью приобрели поистине злободневное значение. Анализ статистических данных о преступности в 1988 г. свидетельствует об ухудшении криминологической обстановки в стране по сравнению с 1987 г. Значительное количество преступлений было совершено в городах и поселках городского типа (на 9,6% больше, чем в 1987 г.) [26]. Криминогенный фон Западного участка БАМа значительно осложнялся дислоцируемыми здесь ИТУ. Каждый год из 30 колоний, расположенных в Приангарье, на свободу выходило около 17. 000 бывших преступников. Более 80% из них оставались в Иркутской области, где каждый пятый житель имел в прошлом судимость. Рецидивная преступность составляла здесь в 1988 г. около половины, тогда как по стране в целом она равнялась 23. 5% [27]. Так, напри-мер, 2 мая 1986 г. при несении боевой службы по охране железнодорожного моста через реку Киренгу при попытке проникновения на объект был задержан осужденный, отбывавший наказание в ИТК, переданный затем администрации учреждения КИ — 450 МВД СССР. Это же подразделение 2 января 1990 г. в 2. 30 произвело задержание двоих расконвоированных осужденных, пытавшихся проникнуть на объект.
На заседании Амурского областного временного комитета по борьбе с преступностью
в январе 1990 г. было признано необходимым организовать патрулирование силами милиции в ряде городов области, в том числе Тынде, максимально приблизив маршруты к местам массового скопления людей, станциям, вокзалам, а также местам дислокации воинских частей. К совместному патрулированию могли привлекаться военнослужащие Советской Армии [28].
О росте криминализации социального поведения свидетельствует и другой факт: если в 1990 г. одним из подразделений ВВ было задержано 11 нарушите-лей пропускного и выявлено 25 фактов нарушений внутриобъектового режима, то в 1991 г. 18 и 34 соответственно.
Важное значение приобретала организация совместных действия органов МВД и ВВ в случаях аварий или стихийных бедствий. Так, батальон под командованием майора С. В. Петухова, дислоцирующийся на участке Ургал-Известковая весной 1992 г. обеспечивал сохранность материальных ценностей после крушения железнодорожного состава в районе расположения охраняемого объекта.
Следует учитывать, в качестве должной модели (и только!) мертворожденное в условиях провоцируемых межнациональных конфликтов в Закавказье в годы разрушения СССР упомянутое выше Постановление Верховного Совета СССР от 3 октября 1989 г. & quot-О неотложных мерах по о б е с п е ч е н и ю б е с п е р е б о й н о г о функционирования железнодорожного транспорта и базовых отраслей народного хозяйства& quot-. В этом документе, учитывая сложное экономическое положение в стране, усугубляемое перебоями в работе железнодорожного транспорта и ряда базовых отраслей, что отрицательно сказывалось на работе народного хозяйства, предписывалось поручить & quot-охрану отдельных участков и объ-ектов жизнеобеспечения деятельности указанных железных дорог, а также мостов и тоннелей, обеспечение безопасности работников транспорта и граждан поручить Министерству внутренних дел СССР, Министерству обороны СССР и Министерству путей сообщения СССР& quot-. При этом Верховный Совет СССР публично о с у жд, а л п р и м е н е ни е нез акон н ы х
насильственных методов и дейст-вий при решении вопросов социально — экономической и политической жизни страны. Заслуживает внимания и опыт сопровождения железнодорожных со-ставов войсковыми нарядами ВВ в период конфликта вокруг НКАО.
В то же время существенным недостатком проблемы организации взаимодействия в 1980-
20
1992 гг. на БАМе между правоохранительными органами является отсутствие выработанного механизма осуществления разрабатываемых планов- в реальной жизни, к сожаления, практическое взаимодействие зачастую подменялось штабными играми, где не учитывался как человеческий фактор, так и особенности климатических условий региона.
С другой стороны, несмотря на отсутствие механизма мониторинга централизация, командные и административные методы управления, профессионализм сотрудников позволил обеспечивать надежную охрану и оборону искусственных сооружений магистрали в суровых погодных и нестабильных политических условиях. Опыт взаимодействия при организации оперативного обеспече-ния объектов БАМ ж.д. должен быть, по нашему мнению, учтен при координации деятельности правоохранительных органов, обслуживающих сооружения на коммуникациях в экстремальных условиях вообще и в ходе противодействия террору в отношении железнодорожных объектов.
Третье положение, как это не парадоксально, связано с российским суверенитетом. Как известно суверенитет является предопределяющим признаком го-сударства, без которого не имеет смысла выводить его другие характеристики. В мире всегда существовали и существуют государства с формальным или ограниченным суверенитетом. Формальным суверенитет, по мнению М. Н. Марченко, считается тогда, когда он юридически и политически провозглашается, а фактически, в силу распространения на них влияния других государств, диктующих им свою волю, не осуществляется [29]. Таким образом, речь идет о псевдосуверенитете.
Каковы существенные признаки суверенитета России? Согласно автори-тетного мнения С. А. Глотова наступление на независимость постсоветской России международное сообщество начало в ходе развала СССР. Так автор вы-деляет несколько условий -рекомендаций присоединения России к Совету Ев-ропы [30]:
1. Упразднение Съезда Народных депутатов РСФСР, изменение Конституции, проведение новых выборов в парламент (выполнено путем государ-ственного переворота 1993 г.) —
2. Принятие новых Уголовного, Уголовно -процессуального и Уголовно — исправительного кодексов, соответствующих стандартам Совета Евро-пы (выполнено в период 1996 — 2002 гг.) —
3. Передача из МВД в компетенцию
ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА Министерства юстиции России права управления пенитенциарными учреждениями и надзора за исполнением наказаний (выполнено в 1998 — 1999 гг.) —
4. Отмена смертной казни в мирное время (реализовано в 1996 — 2009 гг.) —
5. Принятие закона об альтернативной службе (выполнено в 2002 г.).
Эти и другие рекомендации, связанные с условиями вступления России в Совет Европы, можно считать либо граничащими с вмешательством в межгосударственные отношения и внутренние дела России, либо носящими пропагандистский характер.
В контексте обсуждаемой темы и происходящего в стране развала государственности наиболее одиозным и болезненным выглядит небезвестное решение Конституционного Суда Р Ф о неприменении смертной казни, предусмотренной национальным уголовным законодательством. Такое решение ставит непреодо-лимый заслон на пути пересмотра уголовного законодательства в сторону его ужесточения за преступления террористического и экстремистского характера. Преодоление & quot-оглядки"- на Запад — архиважная задача, требующая политиче-ского мужества и воли со стороны российской власти.
Мы не ставим целью рассмотрение криминолого — криминалистической характеристики терроризма, его причин и детерминант. Однако, с горечью вынуждены констатировать еще раз, что главной причиной этого социального бедствия выступает отсутствие слаженной системы управления, неспособность власти контролировать территорию и ситуацию в стране, а главное -непрофес-сионализм администрирования. Судорожные попытки выправить ситуацию с помощью авторитарных заявлений и действий, лишь еще раз подчеркивают слабость власти, ассоциируемой в общественном сознании с хилой вороватой диктатуркой.
Последние четверть века убедительно свидетельствуют о правильности предшествующего курса, направленного на недопущение к власти лиц, пропагандирующих либеральные тенденции развития отечественной политики, экономики, науки и культуры.
Однако следует назвать и некоторые, сугубо профессиональные просчеты карательной машины России. Это:
Во — первых, полное отсутствие устойчивых оперативных позиций в среде организаций террористического характера-
Во — вторых, крайне слабая агентурная работа
с имеющимися конфидентами-
В — третьих, статичный, схоластический и констатирующий подход к фиксированию данных о преступных группах и лицах, вынашивающих террористические намерения-
В — четвертых, игнорирование научного подхода к изучению данного вида преступной деятельности и, прежде всего, его историко -политических корней-
В — пятых, либеральный, не соответствующий степени интенсивности террористического воздействия (и криминальной вообще) подход законодателя к вопросу уголовно — правовой ответственности за преступные деяния, что во многом обусловлено лоббированием преступных целей в высших эшелонах власти-
В — шестых, непрофессионализм работников правоохранительных структур, их низкий уровень образования (имея в виду не наличие дипломов, а знаний), общей и профессиональной правовой культуры, коррупция всех эшелонов власти.
И, наконец, отсутствие у власти общенациональной идеологии, способной сплотить нацию и сформулировать цель общественного развития.
Изложенное позволило нам сформулировать некоторые рекомендации, которые позволили бы в некоторой степени стабилизировать ситуацию и обеспечить безопасность, жизнь, здоровье и законные интересы граждан.
— Определение перечня железнодорожных, автомобильных и трубопровод-ных магистралей, имеющих стратегически важное значение и нуждающихся в надежной охране и обороне с закреплением его правовым актом Правительства России-
— Воссоздание в структуре ГУКВВ МВД России соединений, специализирущихся на охране и обороне объектов железных дорог и сооружений на ком-муникациях-
— Возвращение в строй годных к службе специалистов в области охраны и обороны объектов железных дорог и сооружений на коммуникациях (в том чис-ле путем призыва и мобилизации) —
— Учреждение в создаваемых соединениях ВВ МВД России по охране и обороне объектов железных дорог специальных разведывательных подразделе-ний по образцу ОПК пограничной службы ФСБ России, предназначенных для ведения тактической разведки в местах дислокации-
— Массированное и комплексное использование технических средств охраны и наблюдения за стратегически важными дистанциями пути-
— Ужесточение контроля за миграцией и регистрацией граждан в зоне стратегически важных веток, оперативное прикрытие населенных пунктов со стороны территориальных и линейных УВД и отделов УФСБ, создание мобильных групп наблюдения с использованием автодрезин-
— Введение постоянного контроля за обменом радио- и мобильной связи (радио и сотовые телефоны, пейджинговая связь, Интернет, УКВ и FM сеть и т. п.) в районе охраняемых линий-
— Принятие новелл в уголовное законодательство РФ, адекватных степени воздействия террористических действий-
— В целях обеспечения национальной безопасности и безусловной защиты прав и свобод человека и гражданин в России, являющейся конституционной обязанностью государства, выйти из правового пространства Совета Европы, игнорируя возможные политические и экономические последствия. Однако последнее является наиболее болезненным в ситуации, в которую загнала Россию разрушительная политика последних десятилетий, и возможно лишь при усло-вии мощной экономической составляющей, которой, к сожалению, нет.
Предложенное, не претендует на априорность, однако выглядит значительно дешевле и экономичнее, нежели выплачивание миллионных компенсаций родным и близким погибших и раненым в результате непродуманной социально — экономической и уголовно — правовой политики. Но самое главное, по нашему мнению, сможет остановить губительный процесс не только деградации, но и полного уничтожения российской государственности.
1. См. например: Комсомольская Правда 2002. 12 сент. — по результатам интерактивного опроса на сайде так считают 36,1% респондентов.
2. Российская газета. 2008. 15 апреля. С. 11.
3. Комсомольская правда Петербург. 2008. 15 апреля. С. 2, 5.
4. См.: например, Российская газета. 2009, 30 ноября- Санкт — Петербург-ские ведомости. 2009, 30 ноября- Труд. 2009, 30 ноября- Вечерний Петербург. 2009, 30 ноября- Смена. 2009, 30 ноября — 6 декабря и др.
22
5. Гулин В. П. Социалистическая революция и проблемы насилия. Л., 1972. С. 18.
6. Ясперс К. Духовная ситуация времени // Смысл и назначение истории. М., 1991. С. 339 -340.
7. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993. С. 52, 62.
8. Декреты Советской власти. Т.4. М., 1966.
С. 627.
9. См.: В. И. Ленин и ВЧК. Сборник документов (1917−1922 гг.). М., 1987. С. 131.
10. См.: В. И. Ленин и ВЧК. Сборник документов (1917−1922 гг.). М., 1987. С. 148−149.
11. ГАРФ. Ф. Р.- 393. Оп. 19. Д .5. Л. 36.
12. См.: Внутренние войска Советской республики (1917 -1922 гг.). М., 1972. С. 257.
13. Известия. 1993. 29 мая.
14. ГАКК. Ф. Р — 158. Оп. 1. Д. 6. Л. 44.
15. См.: Российская социологическая энциклопедия (под общ. ред. Г. В. Осипова). М., 1998. С. 569.
16. См.: Дипломатический словарь. Т. 3. М., 1996. С. 461.
17. См. :Большой юридический
энциклопедический словарь. М., 2005. С. 635.
18. СУ РСФСР. 1926. № 80. Ст. 600.
19. ГАРФ. Ф. 9474. Оп. 1. Д. 111. Л. 36.
20. ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 40. Д. 1522. Л. 1−7, 9.
21. ГАРФ. Ф. 3316. Оп. 40. Д. 1522. Л. 10−12.
22. Цит. по: Галин В. В. Запретная политэкономия. Красное и белое. М., 2009. С. 97 — 98.
23. Впоследствии первый комендант НКАО.
24. АК — 100, КИ — 450 и др.
25. Например, & quot-Восток 89& quot-.
26. См.: Лунеев В. В. Преступность в СССР за 1988 г. Статистика и ком-ментарий криминолога // Советское государство и право. 1989. № 8. С. 83.
27. Там же. С. 89.
28. См.: Амурская Правда. 1990. 11 января.
29. См.: Общая теория государства и права. Академический курс. Т. 1. М., 2001. С. 98.
30. См.: Глотов С. А. Конституционно -правовые проблемы сотрудничест-ва России и Совета Европы в области прав человека. Саратов, 1999. С. 82, 94 — 97.
23

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой